Рабочие против «советского» государственного капитализма

Под панцирем бюрократической экономики советского «коммунизма» тлели искры рабочей борьбы, которые иногда вспыхивали в костры взрывных рабочих волнений. Однако история кроваво подавленных классовых боев за последние 40 лет существования «СССР» почти не нашла отражения в литературе. Плотная сеть механизмов контроля над обществом и репрессий толкала рабочих прежде всего на индивидуальные формы протеста (пьянство, хулиганство, пассивность, «левая» продукция, саботаж). Часто описывавшаяся «пассивность» советского рабочего класса объяснялась именно мощью репрессивного аппарата государства: множество пролетарских бунтарей исчезли в лагерях или были казнены. Но в непосредственном процессе труда такая реакция рабочих превращалась в «пассивную стачку». Различные кампании по внедрению дисциплины и «борьбе с алкоголизмом» служили указанием на непокорность рабочих и их отказ от интеграции в трудовой процесс.

Руководители предприятий пытались принудить рабочих к труду с помощью ползучего снижения ставок, повышения производственных норм, неоплаченного сверхурочного труда и увеличения скорости конвейеров. Но эти формы выжимания прибылей время от время приводили к стачкам, восстаниям и массовому уходу работников с соответствующих предприятий, так что чаще всего приходилось давать обратный ход. 

Широкое распространение получили формы уклонения от отчужденного труда, а также акты саботажа. Так, Лев Копелев (в 1987г.) сообщал: «За последние месяцы стали происходить даже разрушения машин. На некоторых предприятиях рабочие разрушали компьютеры и автоматы, которые сбивали заработки и угрожали сохранению рабочих мест». М.Лебовитц (1986) объяснял то, что административный аппарат внедрял новую технологию и объекты производства прежде всего на вновь построенных предприятиях и филиалах, нежеланием предприятий вводить рациональные технологии производства и изменять организацию труда — к примеру, многосменку для большей загрузки производственных мощностей‚ поскольку многосменка была сорвана рабочими. Руины гигантских инвестиционных проектов выглядят как каменные памятники классовой мощи рабочих, заставлявших власти отказаться от интенсификации стратегии индустриализации.

В советской истории конфликта между диктатом «социалистического» накопления и социальным сопротивлением можно обнаружить одновременно формы открытого восстания, стихийного бунта и массовой стачки. 

Именно забастовки и восстания в лагерях принудительного труда в начале 50-х гг. (в Экибастуэе, Песчаном, Вохрушево, Озерлаге, Горлаге, Норильске, Воркуте, Кенгире) заставили заменить систему « социалистического» принудительного труда на стратегию рационализации и экономизации… Восстания способствовали контролируемой ликвидации лагерей, превращению отношении принудительного труда в нормальные трудовые отношения. Но трудовые лагеря существовали еще в 70-х гг. Последний лагерь был закрыт в начале 1992 г. Еще в 7О-х гг. происходили восстания в трудовых лагерях. Об этом свидетельствует, например, сообщение члена «Свободного межпрофессионального объединения трудящихся» (СМОТ) М. Зотова о восстании в трудовых лагерях в Тольятти После того, как заключенные не получили амнистию в связи со 10О-летием со дня рождения Ленина, в ночь с 21 на 22 мая 1970 г. они подожгли бараки и попытались уничтожить машины и предметы труда. Поскольку поджоги произошли и в других лагерях, а распространение бунта не было исключено, лагерное начальство сдалось... Была объявлена ограниченная амнистия.

Стачки и восстания происходили в лагерях с 40-х гг.; своего пика они достигли в 1953-1954 гг. Предпосылками для этой волны восстаний служили образование ячеек сопротивления в лагерях, растерянность и паралич лагерного управления после смерти Сталина и распространение опыта борьбы и духа сопротивления внутри самих лагерей.

В Воркуте, где с З0-х гг. высококачественный уголь добывался преимущественно за счет принудительного труда, 20-22 июня 1953 г. вспыхнула почти двухнедельная стачка с участием многих тысяч рабочих-заключенных. Их центральным требованием была отмена принудительного труда. Стачке способствовала и информация о восстании рабочих 17 июня в ГДР. Воспоминания об эпохе лагерей и соответствующее сознание проявились еще в ходе ноябрьских стачек 1989 г. … Вероятно, опыт борьбы заключенных лагерей распространялся в ходе новых волнений...

Так, имеется указание на то, что один из бывших заключенных лагерей организовал стачку на московской фабрике им. Кагановича в ноябре 1956г. Можно предположить также, что существовала прямая взаимосвязь между восстанием в Кенгирском лагере в 1954 г, последующей ликвидацией лагерей в 1956г. и восстанием молодых рабочих на строительстве металлургического комплекса в Темиртау в октябре 1959 г. Хотя лагерные бунты и восстания были кроваво подавлены (только в Кенгире число расстрелянных повстанцев составляло 500 человек), остается заключить, что именно социальные взрывы в лагерях положили конец неограниченной эксплуатации труда рабочих-заключенных. Значение воли к сопротивлению, проявившейся в лагерных восстаниях, трудно переоценить. Впервые в постсталинскую эру в них со всей силой проявилось социальная сердцевина кризиса «советской» модели развития.

Миллионы рабочих пользовались чудовищной нехваткой рабочих рук для своих – официально несанкционированных – поисков лучшей жизни. В то же самое время режим лишался важнейшего инструмента насаждения дисциплины, поскольку не мог позволить себе отказаться от гарантированного сохранения рабочих мест. В начале 80-х гг. число «избыточных» (но при этом занятых в производстве, – прим. перевод.) рабочих рук оценивалось в 10 млн. Молодой промышленный пролетариат обрел таким образом мощное средство социального и экономического давления, что способствовало улучшения условий жилья и труда (к примеру, принятию планов соцкультбыта на предприятиях, совершенствованию инфраструктуры в жилых кварталах)... В 1972 г. уровень текучести рабочих рук в «СССР» составлял в среднем 19%, что соответствовало потере 176 млн. рабочих дней. Советские рабочие проявляли «производственную недисциплинированность» (прогулы и простои, потребление алкоголя, хищения, нарушения правил и предписаний и т.д.)‚ отвергая тем самым образ жизни и труда, не соответствующий их привычкам. Из-за «неработы» и пассивности терялось около 15 – 20% сменного рабочего времени и 10% обычного дневного рабочего времени. Так рабочий класс незаметно усиливал свой контроль над собственным временем.

Полицейские облавы против прогульщиков в крупных советских городах были ответом командной системы на поведение работников. Сопротивление рабочих против интенсификации (сознательное уклонение от наемного труда, контролируемое снижение интенсивности) принимало на советских промышленных предприятиях такие формы, которые можно охарактеризовать как... «итальянскую забастовку». Сюда можно отнести замедление работы, небрежность в обращении с машинами (саботаж), искажение цифр выполнения плана, фальсификация данных о выполнении  плана, чтобы получить премию и т.д. При этом грань между замедлением работы и стачкой-прогулом была размыта. Администрация предприятий знала, что она сможет выполнить план только в том случае, если с самого начала будет закладывать в него безразличие или даже пассивное сопротивление рабочих Таким образом, промышленный пролетариат мог оказывать частичное влияние на процесс производства прибавочной стоимости и ограничивать свою эксплуатацию.

Можно назвать и целый ряд других действий промышленного пролетариата (практика жалоб, «несуны»)‚ по которым можно проследить контуры независимой ценностной ориентации, коренящейся в нормах и традициях (общинного, – прим. перевод.) равенства и вступавшей в конфликт с «социалистическими» нормами общества. «Кто не обкрадывает государство, тот обкрадывает свою семью», «Мы не крадем, а берем свое»...

С 50-х гг. в «Советском Союзе» происходили стихийные стачки и волнения... С 50-х гг. насчитывалось по меньшей мере 58 стачек и 13 социальных волнений «значительных масштабов».

Социальные волнения и стачки чаще и интенсивнее вспыхивали на периферии, поскольку в этих регионах чаще возникали перебои с продовольствием, общая тяжесть репрессий ощущалась меньше... С другой стороны, социальные конфликты на периферии взрывались быстрее, чем в промышленных центрах, так что снова и снова происходили столкновения, сопровождавшиеся насилием. М. Голубенко утверждал, что на окраинах «СССР» произошли сотни стачек и протестов, причем в качестве повода следует учитывать и дискриминацию нерусского населения. Режим подавлял волнения на окраинах методами самого жестокого насилия, но на стачки и волнения в центрах реагировал более гибко, чтобы избежать массового социального взрыва в районах концентрации промышленности. Причины стихийных волнений могли быть различны: это и пересмотр производственных норм, и снижение ставок зарплаты, и повышение цен на продукты питания, и нехватка продуктов, и плохие условия жилья и жизни, и конфликты с милицией...

Часто упоминалась упомянутая уже стачка в октябре 1959г. в Темиртау. Восстание началось в строительном лагере, где на строительстве металлургического комбината в Казахстане были собраны З тысячи молодых рабочих. З октября 1959 г. около 50 молодых рабочих, протестуя против плохого питания, сожгли столовую. Молодежь ворвалась в восточную часть города, где жила «элита», построила баррикады и вступила в сражение с милицией. Порядок удалось восстановить только благодаря использованию спецподразделений из Акмолинска, Алма-Аты и Балхаша. При подавлении этих волнений, как сообщалось, было убито 90 человек, многие сотни были ранены. В конце октября закончился тайный процесс против предполагаемых организаторов: двое были приговорены к расстрелу, двое - к 10 годам тюрьмы, трое - к 5 годам тюрьмы. (По некоторым сообщениям), восставшие, изгнав милицию, не только сжигали и грабили магазины, но и повесили начальника милиции и убили ненавистного директора стройки.

В 1961 – 1963 гг. произошел взрыв социальных волнений, стачек и забастовок. Он был... связан с повышением цен, нехваткой продуктов питания и реформой системы оплаты труда. В эти годы из-за перебоев с продуктами (например, в Горьком и Минске) часто вспыхивали столкновения с милицией. В июне 1962 г. после объявления о повышении на 20-30% цен на мясные и молочные продукты во всем «Советском Союзе» произошли массовые волнения (в Грозном, Краснодаре, Донецке, Ярославле, Жданове, Горьком, Москве), которые часто сопровождались разграблением магазинов.

Наиболее полная информация имеется о восстании в Новочеркасске. Здесь все началось с повышения цен на мясо и молоко и почти одновременного снижения тарифов оплаты труда 1 июня 1962 г. на локомотивном заводе им.Буденного.

Рабочие захватили весьма оживленную железнодорожную линию, проходившую недалеко от завода. Ночью завод охранялся рабочими, на помощь которым пришли студенты и школьники. На следующий день рабочие нескольких смен направились в центр города... Еще одна колонна протестующих демонстрантов – текстильных рабочих и студентов – остановилась перед зданием комитета партии в центре города. Вместо местной милиции и солдат были брошены спецчасти КГБ.


В результате военной акции против демонстрантов и последующей паники было убито около 80 человек, почти 250 были ранены. В течение многих недель после волнений в городе сохранялась чрезвычайное положение. Именно молодежь в Новочеркасске взобралась на танки, готовившиеся захватить завод, и залепляла их смотровые щели травой, чтобы остановить машины.

Мирная демонстрация рабочих Новочеркасска к дворцовой площади (пл. К. Маркса), 2 июня 1962 года.

Семь человек, признанных наиболее активными «подстрекателями» восстания в Новочеркасске, были расстреляны по приговору суда

Информация о кровавом подавлении восстания рабочих и студентов распространилась по стране, но запугала далеко не всех. Один из участников событий Елин заключал: «Я думаю, что события в Новочеркасске оказались полезны. Они показали, что партия и правительство не остановятся ни перед чем, чтобы сохранить власть... Не хочу выступать в роли пророка, но противоречия могут развиваться так, что вызовут протест еще большего масштаба, чем в Новочеркасске. Тогда новочеркасский урок не должен быть забыт. Важнейшие организационные задачи при этом таковы: быстрота действий, наступление и расширение борьбы на другие города. Если волнения захватят многие крупные города и области, то партия уже не сможет удержать их под контролем, и власть может перейти в руки народа».

Помимо стачек и голодных бунтов, были и другие открытые формы протеста. Так, по случаю визита Хрущева в Воронеж, жители пришли на центральную площадь, стуча пустыми молочными бидончикам. В других случаях рабочие исписывали поезда и вагоны требованиями сократить рабочий день, чтобы распространить их. В Донбассе во время июньских событий 1962 г. шла подготовка к организованному выступлению против повышения цен; был создан стачком. Подготовка прекратилась, поскольку вспыхнули стихийные продовольственные бунты.

В целом, эти волнения привели к изменению материального положения рабочих. Они привели к значительным уступкам властей в вопросе о зарплате и существенному увеличению потребления продовольствия на душу населения... Режим реагировал на социальные волнения косыгинской хозяйственной реформой, расширившей полномочия директоров предприятий в попытке загнать конфликт на уровень предприятия. Однако стачки и волнения продолжались. В начале 70-х гг. поднялась новая волна стачек, которые в 1972г. в Днепродзержинске и Днепропетровске, например, закончились расстрелом рабочих. В декабре 1970 г. в различных городах (Калининграде, Львове‚ городах Белоруссии) произошли стачки солидарности с рабочими выступлениями на польском взморье.

В небольшом украинском городке Прилуки между 6 и 8 ноября 1967гг. вспыхнули столкновения. Молодой рабочий, направлявшийся на праздник, вступил в драку с милиционерами и скончался от полученных травм. Рабочие с его фабрики не поверили в официальную версию («инфаркт») и устроили демонстрацию на похоронах. Похоронная процессия проходила мимо здания милиции. Милиционеров встречали криками: «Долой советскую СС!». Здание милиции было взято штурмом и разрушена; важную роль при этом играли женщины. Последовала трехдневная всеобщая стачка с требованием освободить  5 арестованных рабочих. В письме, адресованном в ЦК КПСС, рабочие потребовали наказания виновных и освобождения арестованных. Если их требования не будут исполнены, они взорвут газопровод близ города. Брежнев должен учесть боевую антифашистсщю традицию рабочих Прилук, говорилось в письме. Рабочие были освобождены и назначено новое расследование гибели рабочего.

Закончим обзор открытых выступлений рабочего класса примером стачек начала 80-х гг. Сведения о том, что произошло в начале мая 1980 г. в Горьком и Тольятти, не вполне ясны. Как и за год до этого, стачку начали водители автобусов. Они потребовали оплаты сверхурочных ездок и улучшения условий труда. В результате забастовки 6 мая тысячи рабочих ВАЗа не смогли попасть на работу. Производство было частично остановлено... Рабочие пошли на работу пешком или вернулись по домам. Возможно, что это выступление было связано и с плохим продовольственным снабжением. На это указывали 2 тысячи самодельных листовок, распространенных на предприятии. Призыву прекратить работу последовали тысячи рабочих. Работа была возобновлена после того, как в город было завезено мясо и другие продукты. 4 человека были арестованы…

Приведенные примеры показывают. насколько острыми бывали социальные конфликты в «Советском Союзе». Протесты и бунты были по большей части стихийными. Но иногда из неформальных структур вырастали зерна организации. Так, случались и хорошо подготовленные и организованные прекращения работы... Однако как бы ни важны были социальные выступления в «Советском Союзе»‚ они не привели к социальному взрыву, поскольку оставались стихийными и были реакцией на крайнее обострение ситуации. Режим учитывал их и пытался избежать открытой социальной конфронтации...

Так называемый «застой» брежневской эры был на деле отражением существования значительного социального противовеса господствующей репрессивной системе наемного труда. Долгая фаза экономического застоя отражала равновесие сил... Власти не могли осуществить прыжок к технологически развитой интенсивности капитала и производительности труда за счет рабочего класса. Это был кризис «советской» модели накопления капитала… «Перестройка»... покончила с этим компромиссом (открыв период открытого наступления правящих классов на достижения трудящихся, - прим. перевод).

Из книги: “Das Ende des sowjetischen Entwicklungsmodells”. Berlin, 1992

Опубликовано: «Новое рабочее движение. Информационно-дискуссионный бюллетень». №5. Декабрь 1999 г.

Выборка и перевод: В.Граевский

Источник

Ссылки по тематике материала:

История: Новочеркасск 1-3 июня 1962 года: забастовка и расстрел

О настоящем человеке. Памяти Петра Петровича Сиуды

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Монсегюр
Michael Shraibman

Мне кажется, что существует проблема, когда вы думаете, что диктатуру легко можно свергнуть, тем более с помощью воздушных шариков. Это, очевидно, не так, но ведь дело не только в диктаторах. Жить с системе, где сменяются более-менее регулярно олигархи у власти, тоже нехорошо, народовластия там нет...

2 недели назад
5
Николай Дедок

Читая новости об избиениях и пытках на Окрестина, смотря видео избиений, все  мы находились в состоянии шока. Каждый из нас, не говоря уже о тех, кто лично прошел через задержания, задавал удивлялся и не понимал: как такое возможно? С начала революции я слышал от людей один и тот же вопрос...

2 недели назад

Свободные новости