"Реалполитик", или как режим Кастро дружил с франкистами

"Революционный" режим Кастро на Кубе поддерживал дружеские отношения с франкистским режимом, "революционер" Че посещал Мадрид и свободно разгуливал по испанской столице, и оба режима помогали аргентинским перонистам.

Отношения между режимом братьев Кастро и Испанией, как в эпоху Франко, так и в эпоху демократии, знали свои подъемы и спады. Медовые и желчные месяцы следовали один за другим. 

Фашистский режим Франсиско Франко достаточно двусмысленно относился к Фиделю Кастро. Он отвергал альянс между Кубой и Восточным блоком и национализацию собственности испанских эмигрантов, сколотивших на Кубе состояния. Но франкистская Испания никогда не разрывала дипломатических и торговых отношений с кастристской Кубой. Хотя в то же самое время не поддерживала отношений с СССР или Мексикой, где правила Институционно-революционная партия, – страной, где укрывалось республиканское правительство в изгнании.

Хотя между обоими режимами бывали моменты напряженности, как, например, инцидент, в ходе которого испанский посол Хуан Пабло Лохендио выступил по телевидению, чтобы отвергнуть обвинения Фиделя Кастро в адрес Испании, режим Франко даже в самый разгар "холодной войны" никогда не поддерживал блокаду Кубы, объявленную США.

После смерти Франко Куба объявила трехдневный национальный траур, во время которого были приспущены флаги в официальных местах.

Что общего было между Франко и Кастро? Католиком и рьяным фашистом, с одной стороны, и атеистическим национал-"коммунистом", с другой? Началом объяснения может быть их общее галисийское происхождение, а также общая для них страсть к вождизму и авторитаризму. Их уважение друг к другу может объясняться и чувствами, которые питал диктатор Франко по отношению к американской администрации, памятуя о победе США в 1898 г., которая означала потерю последней испанской колонии на американской земле и крушение феодальной социально-экономической системы, сохранявшей у власти в Испании монархии и земельной аристократии.

В ходе того конфликта испанцы сражались не столько против кубинцев, сколько против североамериканцев. В том же году Испания лишилась и своей последней колонии в Азии – Филиппин. В итоге, любой акт «исторической мести» против американцев положительно воспринимался Франко и испанскими военными. Франко ценил Кастро и требовал от своих подручных не задевать "гальегито" – "маленького галисийца". Пусть даже испанский фашистский режим в конце 50-х гг. заключил союз с США и допустил на свою территорию американские военные базы.

Кубинцы до 70-х годов могли лакомиться на рождество испанской нугой, "турронес де Хихона", благодаря своим испанским друзьям – пока братья Кастро не решили запретить новогодние праздники. Благодаря Франко, кубинские девочки играли в испанские куклы. Куклы, за которые кубинским матерям приходилось вкалывать днями и ночами. Ибо следует сказать, что франкистские и кастристские власти не могли гарантировать достаточное количество кукол, чтобы каждая маленькая кубинка могла получить на праздник волхвов куклу из Испании. А потом настал день, когда праздник волхвов был запрещен Кастро.

Годами спустя, на Кубу прибыл Мануэль Фрага Ирибарне, один из галисийских министров Франко и создатель нынешней Народной партии. До этого он пригласил своего друга Фиделя посетить Ланкару, деревню, откуда родом семья Кастро. Он был уже не министром и главным цензором Испании периода фашистской диктатуры – Фрагап Ирибарне давно сделался, вместе с испанской демократией и благодаря стремлению к экономическому росту, проводником новой экономики, основанной на туризме. Именно так он и объяснил свое сближение с Кубой. Как бы то ни было, остается фактом, что визиты, которыми эти два персонажа почтили друг друга в странах своего рождения (Фрага родился на Кубе) и детства, проходили, согласно кубинским и испанским обозревателям, в "волнующей" (!) атмосфере, под галисийское вино "кеймадаш", галисийские пироги и другие местные деликатесы.

Это была их не единственная встреча. Была еще историческая встреча с королем Хуаном Карлосом в павильоне Испании на всемирной выставке ЭКСПО в июле 1992 г. в Севилье. Горячим было не только андалусийское лето; горячей оказалась и встреча, собравшая вместе кубинскую компартию, монархию и бывший фашизм, ставший демократическим. Представители всех трех тенденций сошлись на банкете, обменивались шутками и анекдотами, совершенно не обременяя себя размышлениями об истории – не только о прошлом, но и о настоящем и будущем, с общей целью: развития кубинской экономики туризма при поддержке испанских туристических компаний.

С тех пор, несмотря на неудачу попыток Фраги в 90-х гг. прекратить Кубу в солидного экономического союзника Испании, они с Фиделем оставались друзьями. Дом родителей Кастро был восстановлен галисийским правительством под председательством Фраги, а галисийская деревушка, где родился отец Фиделя, встречала его как героя. Фрага лично занялся восстановлением испанского общества Росалии де Кастро, галисийского культурного центра в Гаване. Университет Ориенте присвоил этому бывшему фашистскому министру звание почетного доктора; он был объявлен почетным гостем города Сантьяго-де-Куба. По этому случаю Кастро назвал Фрагу "товарищем", и все присутствующие долго смеялись, слушая разные побасенки для "детей, взрослых и душевнобольных", как писала Лидия Кабрера.

Эти политические акты могут показаться сперва необъяснимыми. Такую историю мог бы написать Рамон Мария Валье-Инклан, знаменитый галисийский писатель-сюрреалист. Трагикомические факты вроде организованного ЦРУ взрыва на испанских кораблях, которые везли испанскую нугу "турронес де Хихона", или визита "Че" Гевары в Мадрид в 1959 году и его присутствия там на корриде, могли бы войти в его книги.

Даниэль Пинос Баррьерас

http://www.polemicacubana.fr/?p=9367

ЧЕ ГЕВАРА В ГОСТЯХ У ФРАНКИСТОВ

Эрнесто "Че" Гевара, погибший позднее в Боливии, три раза посещал Испанию после победы кубинской "революции", и режим Франко, несмотря на всю свою тогдашнюю "закрытость", разрешал и покрывал эти визиты. Он ставил одно-единственное условие: чтобы Че не вступал в контакт с оппозицией.

Фотографии, на которых запечатлен визит 1959 года, были сделаны Сесаром Лукасом. Ему было тогда 18 лет, он хотел стать газетным фотографом и работать на агентство "Эуропа пресс". Именно он вместе с журналистом "Пуэбло" Антонио Олано, который встречался с Че в Сьера-Маэстра на Кубе, в июне 1959 года встречал кубинского визитера в мадридском аэропорту Баррахас. Семь лет спустя Че снова побывал в Испании, на сей раз под чужим именем и с уругвайским паспортом.

В 1959 г. режим Франко еще не ориентировался на "открытость", как в 70-х гг., но он разрешил Че, "самому знаменитому революционеру планеты", современной мировой иконе борьбы против власть имущих, мифу леваков 20 века, прогуливаться по Мадриду, так что никто из "серых" (полицейских, – перевод.) не смел его тронуть пальцем.

В тот год партизан-аргентинец вступал на испанскую землю дважды. И об этих визитах имеются графические свидетельства.

Первый визит состоялся 13 июня, в ходе короткой остановки по дороге в Египет, всего через полгода после того, как он вместе с Фиделем Кастро победил диктатора Фульхенсио Батисту в Гаване. Разумеется, не было никакой официальной церемонии встречи того, кто лишь через год станет министром промышленности Кубы, хотя секретные службы испанского правительства все время не теряли его из виду в те часы, которые он провел в Мадриде.

Франкистский режим, который в том же самом году принимал генерала Дуайта Эйзенхауэра, чья администрация некоторое время сотрудничала с диктатурой Батисты, чтобы не допустить победы повстанческой армии во главе с Кастро и Че, дал разрешение на пребывание Гевары в Мадриде при условии, что тот не будет иметь никаких контактов с оппозицией.

Облаченный в классическую униформу кубинской армии, с типичным черным беретом на голове и огромной сигарой в усах, "революционер" прогуливался по улицам Мадрида 13 июня 1959 г., но, вероятно, лишь немногие люди его узнали.

Он воспользовался этим визитом для того, чтобы открыть для себя арены Висталегре, прогуляться по университетскому городку, площади Ориенте и у королевского дворца, а также осмотреть некоторые из кварталов столицы.

 

 

В сентябре, возвращаясь из своей поездки на встречу неприсоединившихся государств, Че сделал остановку в Испании и расположился на ночь в гостинице "Швеция". От этого второго визита сохранилась необычная фотография партизанского командира, опирающегося на заграждения арены Вентас, с тем же неизменным беретом на голове и в окружении военного эскорта: все они наслаждаются корридой.

Третий визит совершал уже не Эрнесто Гевара, а Рамон Бенитес, прибывший в мадридский аэропорт Баррахас в октябре 1966 года. "Революционер" скрывался под чужим именем, носил очки и выбрил верхнюю часть головы и остриг волосы, как видно на фотографии его фальшивого уругвайского паспорта, обнаруженного после его смерти. На документе отчетливо видны даты прилета в Баррахас и отлета оттуда и фальшивое имя, которое он продолжал использовать позднее во время его последней партизанской операции в Боливии (…)

http://www.polemicacubana.fr/?p=9367

Отдельная тема -- это отношения между кубинским режимом и аргентинской эмиграцией во главе с бывшим диктатором Пероном, палачом аргентинского анархо-синдикализма (ФОРА), который получил пристанище во франкистской Испании. В 1961 г. на Кубу прибыл Джон Уильям Кук, который занимался подготовкой перонистского мятежа в Аргентине. После встречи в Гаване с Кастро и Че Геварой, Кук направил Перону официальное приглашение от кубинских властей поселиться на Кубе. Сам Перон позднее писал, что он не принял это приглашение, чтобы не давать США еще больше поводов для атаки против Кубы (http://www.argentina.ar/temas/historia-y-efemerides/785-john-william-coo...)

Тем не менее, в 1963 г. эмиссары Перона из Испании встречались с послом Кубы в Алжире и передали послание для Кастро и Че Гевары, а в апреле 1964 г. Перона в Испании посетила кубинская делегация, обсуждавшая с ним вопрос о финансовой помощи повстанческим движениям. Деньги были переданы Перону. Бывший секретарь Перона Энрике Павон рассказал также о том, что Че инкогнито посетил Перона во время своего визита в Испанию в 1966 г. (http://tiempo.infonews.com/notas/encuentros-entre-che-y-peron; http://www.taringa.net/comunidades/debatecolectivo/4461638/Guevara-Peron...)  

Источник

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Антон Паннекук
Michael Shraibman

Это статья сторонника Коммунизма рабочих Советов Антона Паннекука. В ней он объясняет, почему только рабочие Советы (не партии и не профсоюзы) являются организацией, которая позволяет совершить переход к бесклассовому и безгосударственному обществу (коммунизму). Но так же интересна критика...

1 неделя назад
16
Michael Shraibman

Что такое социализм и почему он может быть только классовым, антиавторитарным (горизонтальным), самоуправленческим? Ответ на этот вопрос дает, например, цитата из бразильского антиавторитарного социалиста (и при этом, что любопытно, марксиста) Маурисио Трахтенберга. И здесь ответы на вопрос о том,...

2 недели назад

Свободные новости