Революционное действие о противодействии агентуре

Предлагаем вашему вниманию статью на тему противодействия агентуре, агентурным сетям и оперативным играм. Тема довольно актуальная для всех, кто занимается какой-либо политической деятельностью в Беларуси или России.

Необходимость противодействия агентуре во всех ее видах никогда не теряла актуальность, однако, часто можно столкнуться с полным отсутствием знаний по данной проблематике и с нежеланиес в нее каким-либо образом углубляться.

Начиная разговор об агентах и секретных сотрудниках, хотелось бы сразу обозначить, кто же является таковыми. Вневедомственный сотрудник внутренних дел или КГБ — это человек, подписавший обязательство в систематическом порядке поставлять сведения определенному ведомству, согласившийся хранить факт данного договора в секрете, получивший свой оперативный псевдоним и метод предоставления информации. Следовательно, не всякий стукач — человек, который единожды дал информацию на товарищей – является агентом, хоть и схож по описанию. Договор на внештатную службу подписывается на официальном уровне, разглашение этих сведений считается разглашением государственной тайны.

Ни для кого не секрет, что милиция и спецслужбы ставят перед собой несколько задач при работе с агентурой:
а) Сбор информации об участниках, группах, организациях.
б) Внесение разлада и раскола в движение, дезинформация, провокации.

В Беларуси у каждого ведомства можно заметить характерные черты – допустим, если для КГБ свойственно стремление к глубокому проникновению в политические движения и организации, систематическое получение сведений с элементами провокаций, то для МВД характерно мгновенное реагирование на любую потенциально «опасную» инициативу, будь то кинопоказ или собрание. Сейчас происходит сближение обоих ведомств в направлении тотального подавления общественной активности, однако разница до сих пор дает о себе знать. Посему тот факт, что собрание, акция или что-либо прошло без задержаний, не означает, что вы обезопасили себя от внедренных агентов. Возможно, спецслужба лишь выжидает, когда соберет достаточно сведений для серьезного удара.

У каждого агента должен быть куратор. Это оперативный сотрудник, который осуществляет координацию со своим внештатным протеже, вводит его в курс дела задания или получает от него сведения. Коммуникация между ним и агентом может быть налажена совершенно различными способами — от почты, телефона до явочных квартир, встреч в заранее оговоренных местах, записок, которые человек передает якобы при случайной встрече на улице. Кураторам также могут помогать другие завербованные, передавая информацию или задания через себя.

Первый и самый важный момент в определении агента играет потенциальный мотив того или иного человека. Схематически, мотивы укладываются в несколько простых схем.

  1. Компромат. Силовики нашли достаточно компрометирующего материала (личного или уголовного характера) и, шантажируя разглашением, уголовным преследованием, предлагают предоставить услуги шпиона. Это чаще всего встречающийся мотив, особенно с уклоном в уголовные дела. Как правило, если дело касается политического активиста, то компромат может иметь характер каких-то сексуальных связей, тайн родственников, в общем, чего-то крайне личного, что человек никак не хотел бы придать огласке. Если же касаться уголовных дел, то это могут быть как сторонние дела человека — будь то наркотики, кражи, драки, так и непосредственно политические акции, за которые возбуждены уголовные дела. Также не стоит забывать, что в УК РБ существует статья за участие от лица незарегистрированной общественной организации, по которой можно судить чуть ли не каждого активиста. Также есть возможность фабрикации компромата — это может быть создание ситуаций, в которых человеку будут угрожать распространением очерняющей его сплетни, допустим, что этот человек уже является тайным агентом, или дезинформации другого типа. В этом органам могут помочь уже завербованные люди.
  2. Помощь по продвижению. Человеку могут предложить помощь в карьерном росте, создании собственных инициатив, то есть выбрать пряник вместо кнута (или совмещая и то, и другое). Очень хорошо данный стиль работы описан в книге , широко известной в беларуском сегменте интернета. Также могут предлагать дальнейшую работу в органах МВД или КГБ.
  3. Финансовая помощь. Наиболее редкий способ завербовать агента, т. к. финансирование в рамках силовиков распределяется в массе своей на сотрудников, суммы, выделяемые на внештатных работников, крайне малы, однако, для человека, попавшему в серьезные финансовые неурядицы, этот фактор может сыграть решающую роль.
  4. Карьеристы. Данный тип агентов изначально готовится к внедрению в ту или иную молодежную группу или организацию, он изначально настроен на выход на официальную службу, его подготовкой занимаются в рамках обучения для последующей работы в силовых ведомствах. Данная категория является наиболее опасной, т. к. не мучается угрызениями совести, беспринципна и, при этом, может быть детально знакома с терминологией и эстетикой политического движения.

Необходимо знать также несколько немаловажных вещей — если агент принадлежит к первым трем группам, то есть он изначально будет частью того или иного политического движения, перевербованным в процессе, то остатки совести будут давать о себе знать — в первом случае это будет очень ярко выражено. Человек будет подавлен, агрессивен, в глубине души будет искать себе оправдание, какую-либо зацепку, дабы себя оправдать. В некоторых случаях это перерастает в перманентный душевный конфликт. В некоторых ситуациях человек решает разорвать все связи с ведомством или даже придать огласке сам факт такого договора.

В четвертом же случае у человека не будет особого энтузиазма в делах, либо его энтузиазм будет касаться лишь избранных тем — то бишь нездоровое любопытство вкупе с равнодушием к каким-либо смежным темам, теоретическим наработкам, беседам. Стремление к оголтелому активизму вкупе с частичной или полной политической безграмотностью.

Также, часто, пытаясь скрыть утечку информации, агент начинает рассказывать всем в его окружении о конфиденциальной информации, дабы отвести сомнения от себя. Или заранее распространять клевету на другого человека из окружения, будто этот человек сотрудничает с правоохранительными органами.

Хроническая ложь и путаница в рассказах тоже сопровождает любого шпика. И, конечно же, страх раскрытия его деятельности.

В поведении агента возможно будет проявляться настойчивость при желании получить те или иные сведения, попытки взять «на понт» (да ты сто процентов не причем, ты еще к такому не готов!) или давить на личные взаимоотношения (ты мне не доверяешь!), попытки узнать информацию окольным путем среди ваших знакомых, стремление остаться с вашим компьютером или телефоном наедине. Все это связано с тем, что куратор может требовать сведений немедленно, и внештатный сотрудник, жертвуя собственной безопасностью, пытается их найти любой ценой.

Заранее хотим предупредить, что данные ремарки не имеют обратной силы — это не значит, что человек в депрессии обязательно переживает из-за своего статуса агента или что человек, мало интересующийся теорией, изначально был засланным казачком.

Дабы начать внутреннее расследование, надо определить вероятность нахождения в вашем кругу общения секретного сотрудника — в этом случае вам необходимо разобраться в ситуации и задать себе простые вопросы:

«Бывало ли такое, что известное закрытому кругу попадало к спецслужбам?»

«Случались ли странные превентивные задержания на конспиративных квартирах?»

«Задерживали ли кого-то из ваших товарищей по сторонним делам и что с ними случалось после?»

«Каково прошлое людей из вашего окружения?»

Смоделируйте ситуацию с каждым человеком из вашего окружения, как вы представляете его беседу с оперативником в кабинете, угрозу тюрьмы, разглашения порочащих его/ее сведений. Вспомните, как человек вел себя в критических ситуациях, много ли врал. Случалось ли такое, что при массовых задержаниях человек оставался нетронутым, насколько реалистичен его рассказ об этих событиях. Произносились ли вслух цитаты из разговоров кем-либо из оперативников.
Порой могут помочь просто слухи от знакомых или родственников, которые могут общаться с обладающими доступом к информации сотрудников спецслужб. Ведь, несмотря на их полное поглощение системой, они так же совершают ошибки как и остальные люди, возможно, некоторые из них злоупотребляют алкоголем и могут излить душу чуть ли не первому встречному.

В борьбе с врагом в наших рядах надо помнить три важных правила:

  1. Доверять на сто процентов нельзя никому. Нет никакой гарантии того, что, несмотря на сегодняшнюю благонадежност,ь завтра человек не сломается и не перейдет по другую сторону баррикад. Каждый человек должен знать ровно столько, сколько ему необходимо для координации тех или иных действий, кампаний и так далее. Знайте, кому и что вы доверяете. Не бывает на 100% проверенных товарищей, все в плане человеческой безопасности крайне относительно.
  2. Опасайтесь любопытных и не любопытствуйте. Понятно, что многие люди, которые только начинают свой путь в политическом активизме, хотят много узнать о тех или иных людях, их причастности к движению. И у многих, особенно среди наиболее революционных товарищей, это вызывает подозрение по поводу этих людей. Чаще всего, это свидетельствует лишь о любознательности человека — никто не мешает мягко намекнуть, что вопросы об участии активиста в инициативах неуместны, как и неуместны рассказы о том, что знаешь сам о них посторонним людям. Может случиться так, что, несмотря на отсутствие агентов в вашем окружении, из-за безалаберного отношения безопасности кто-то будет делиться всем с совершенно чуждым каким-либо темам человеком.
  3. Четко и ясно старайтесь понять мотивы людей, соответствию образа жизни высказываемым их идеям. Крайне небезопасны люди ветренные, эмоциональные, подверженные влиянию общества, ценящие комфорт и благополучие. Больше общайтесь в неформальной обстановке, больше изучайте и запоминайте поведение людей, дабы потом, в отрыве от общения проанализировать и оценить.

В заключение хотелось бы сказать, что нет однозначных методов контрразведке в революционном движении, несмотря на то, что отсутствие иерархии анархистское движение затрудняет попытки наладить над ним контроль органов. Однако, общие знания о том, как работает система, как и почему люди становятся агентами и что на это может указывать, сильно затруднят работу наших органов правопорядка.

PS. Несмотря на советское происхождение плаката и диаметрально противоположный смысл в тоталитарном контексте — сам по себе лозунг остается актуальным и для нас с вами.

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Дуглас Браво
Michael Shraibman

Дуглас Браво: бывший партизан, ныне - известный венесуэльский писатель, критик венесуэльского государственного социализма, режима Чавеса и Мадуро. Он родился 11 марта 1932 г. В 1946 г. вступил в Коммунистическую партию Венесуэлы, но в 1965 г. был исключен за фракционную деятельность. Дуглас Браво...

4 дня назад
1
Кербела, священный город шиитов в Ираке
Michael Shraibman

Американцы в 1991 году во время первой войны с Ираком призвали иракцев к восстанию, обещая им поддержку. В ответ против собственного правительства восстали все крупные города, кроме Багдада, куда диктатор Саддам Хуссейн отвел остатки Республиканской гвардии - элитных соединений, состоявших из...

1 неделя назад

Свободные новости