Родители фигурантов «Сети» более месяца не могут встретиться с начальником СИЗО Пензы

Уже больше месяца родителям фигурантов не удается застать руководителя изолятора в установленные дни личного приема. А из общения с его подчиненными складывается впечатление, что здесь царит хаос: ответственных не сыскать.

3 декабря родственники обвиняемых пытались попасть на прием к начальнику СИЗО-1 УФСИН РФ по Пензенской области Олегу Исханову. Понедельник – установленный день личного приема начальника изолятора, однако весь последний месяц родным фигурантов не удается с ним встретиться. Причины всякий раз называются разные: говорили, что начальник в отпуске (что не соответствовало действительности) или на совещании, убыл в управление и так далее. Еще одна, не называемая вслух причина, может быть связана с публикацией «Новой газеты», основанной на переданной «Общественным вердиктом» аудиозаписи.

В этот понедельник прием вместо Олега Исханова проводил начальник отдела режима и надзора СИЗО-1 майор внутренней службы Эдуард Орлов. На вопрос о том, как можно пообщаться с начальником учреждения, он ответил, что Исханов занят – находится на совещании. Сколько оно продлится, товарищ майор уточнить не смог: по его словам, в нынешних условиях совещания могут проводиться хоть каждый день с утра до вечера.

Заявив, что все интересующие родных вопросы они могут адресовать ему, Орлов оказался не в состоянии дать ответ по существу ни на один из них.

Так, без удовлетворения осталась просьба родных разъяснить: за какое именно нарушение с 29 ноября содержится в карцере Дмитрий Пчелинцев. Орлов утверждал, что не обязан раскрывать эту информацию – якобы, она отнесена к категории закрытых сведений, наряду с данными о перемещениях заключенных или о том, в какой камере содержатся. Отказался Орлов отвечать и на вопрос о том, зафиксирован ли в установленном порядке факт объявленной Пчелинцевым голодовки.

Мама Армана Сагынбаева, Елена Стригина, интересовалась здоровьем своего сына – у него тяжелое заболевание, при котором прерывание приема назначенных препаратов может иметь необратимые последствия. По словам Елены, этим же утром получившей свидание с сыном, он очень похудел и выглядит значительно хуже, чем месяц назад (на суде по продлению меры). Как полагает Елена Стригина, причина ухудшения состояния ее сына в том, что по неизвестной причине ему отказываются выдавать препараты, сопутствующие основной терапии. Некоторое время назад Армана Сагынбаева посещал гражданский врач, который назначил необходимые лекарства – о чем Стригину официально уведомило СИЗО-1, выслав ей почтой копию врачебного назначения. В присутствии родных майор Орлов связался по телефону с медчастью изолятора – пытаясь выяснить, с чем может быть связан отказ в выдаче препаратов и уточнить, что именно назначено Сагынбаеву. В телефонном разговоре Орлов также просил сотрудницу медчасти прибыть в кабинет приема граждан. Однако сотрудница медчасти (кричавшая на Орлова так, что это было слышно посетителям) не дала конкретного ответа об имеющихся в журнале назначениях, прибыть в кабинет приема отказалась и бросила трубку. Эдуарду Орлову пришлось связаться с кем-то по другому номеру, адресовав собеседнику те же вопросы. Отвечавший ему мужской голос сообщил, что назначенный гражданским врачом препарат имеется в СИЗО, но само назначение «не могут найти».

Елену Стригину такой ответ не устроил. «Лекарства есть, человек обращается за мед помощью, просит назначенный гражданским врачом препарат, но его не дают и не оказывают необходимую помощь, принося моему сыну физические страдания! У него тяжелое заболевание, вы же видите его — кожа да кости, он у вас тут загнется! Вам нужен труп в СИЗО?!» – возмущалась мама Армана.

После долгих препирательств Орлов предложил всем, кто считает, что не получил ответов на заданные вопросы, изложить их в письменном виде в своих заявлениях. Однако оказалось, что у руководства изолятора проблемы не только с достоверной информацией, но и с бумагой – нашелся лишь один лист, на котором пришлось писать заявления всем троим посетителям.

В конце встречи сестре Дмитрия Пчелинцева удалось настоять на предоставлении информации о том, зарегистрирован ли факт голодовки ее брата. Майор Орлов, связавшись по телефону с коллегами, получил ответ: «Так точно, голодовка зарегистрирована, на сегодняшний день пищу не принимает».

Информация о голодовке Андрея Чернова не нашла подтверждения — он готов был из солидарности поддержать Дмитрия Пчелинцева, но был лишен возможности оперативно получить сведения об уже принятом Дмитрием решении.

Встреча Орлова с родными проходила под запись на видеорегистратор. «Это, пожалуй, первый случай за год, когда сотрудник этого изолятора использует видеорегистратор по назначению», — иронично отмечают родные фигурантов дела «Сети», чьи заявления о пытках до сих пор «не находят подтверждения», в том числе и по причине отсутствия записей с видеорегистраторов и установленных в СИЗО видеокамер.

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Michael Shraibman

Мы постоянно слышим: "Люди не способны меняться к лучшему, человеческая природа неизменна. В мире всегда или в большинстве случаев торжествует несправедливость и в принципе ничего нельзя исправить". Это мнение - ложь. Мой дед прожил 100 лет. Европейцы три столетия назад жили в том мире...

3 дня назад
2
Владимир Платоненко

Поводом для написания этой статьи послужили арест и освобождение Хаски, однако тогда я не имел доступа к интернету и статью публикую только сейчас. Что, возможно, и к лучшему, ибо те события были лишь поводом, а статья на самом деле совсем о другом. Из творчества Хаски я знаю только одну строку...

1 неделя назад

Свободные новости