«Желтые жилеты»: Акт 12, марш раненых и ответ «красным шарфам»

Желтые Жилеты

Темой 12-го по счету еженедельного "дня протеста" движения "желтых жилетов" во Франции стала борьба против государственного полицейского насилия. Марши прошли после того, как власти приняли новые, более жестокие законы против манифестаций и подтвердили использование против протестующих резиновых пуль (флэшболов). Одновременно произошли столкновения между антифашистами и ультраправыми, которые пытаются инфильтрироваться в движение протеста. 

В Париже после прохода основной части демонстрантов в квартале Домениль произошли столкновения между антифашистами и ультраправыми. На распространенных в социальных сетях видео можно увидеть, как одетые в черное активисты сражаются с лицами под флагами с ультранационалистической символикой. После ряда нападений со стороны ультраправых (в особенности из группы "Парижских зуавов") на антифашистов и активистов профсоюзов и левых организаций, ультралевые решили 2 февраля вывести своих сторонников на улицы и при необходимости дать бой приверженцам национальной идентичности. 

Десятки тысяч сторонников движения "Жёлтые жилеты" вышли на 12-ю по счёту акцию во Франции. Ключевой темой выступлений активистов стал протест против полицейского насилия. По предварительным данным МВД Франции, на улицы вышли более 58,6 тыс. человек, тогда как организаторы манифестаций говорят более чем о 73 тысячах. В демонстрациях приняли участие активисты, которые получили ранения в ходе предыдущих выступлений "жёлтых жилетов". При этом в преддверии новой акции правозащитники пытались законодательно ограничить применение силовиками резиновых пуль и других спецсредств, но государство отклонило эту инициативу. 

Основной темой, которую подняли протестующие, стало полицейское насилие при разгоне манифестаций. "Более чем 90 случаев получения серьёзных травм зафиксировано с момента начала движения «жёлтых жилетов». Мы должны положить конец чрезмерной силе, к применению которой прибегает власть в борьбе с недовольными", — говорится в описании одной из групп в Facebook, посвящённой этому мероприятию.   В Париже "жёлтые жилеты" начали марш на площади Феликса Эбуэ около полудня. Причём отдельной группой двигались манифестанты, которые получили ранения в ходе прошлых демонстраций. Их окружали волонтёры из числа сторонников протестного движения, которые обеспечивали защиту своим соратникам. 

В соответствии с тематикой акции демонстранты взяли с собой транспаранты, призывающие остановить полицейское насилие и запретить использование спецсредств в ходе разгона митингов. На плакатах демонстрантов были изображены перечёркнутые оружие и гранаты.  Многие участники Акта XII, как называют субботние выступления сами "жёлтые жилеты", надели декоративные аксессуары: испачканные бутафорской кровью бинты и повязки на глаза. Один из демонстрантов принёс с собой зонт белого цвета со следами прикосновения "кровавых" ладоней и прикреплёнными по краям театральными масками с нарисованными на них гематомами. 

Одной из центральных фигур новой серии протестов стал Жером Родригез. Неделю назад мужчина получил тяжёлую травму глаза в ходе 11-й волны протестов и в одночасье оказался негласным символом движения. Его стилизованные изображения появились на одежде и других предметах в руках демонстрантов. В ходе акции собравшиеся не раз скандировали: "Жером!"

Шествие в Париже 2 февраля длилось примерно до 15 часов местному времени, после чего колонна манифестантов встретилась с полицейским кордоном, который начал оттеснять толпу назад, к площади Республики.  В ходе стычек полиция пустила в ход водомёты и газовые гранаты, а протестующие в ответ бросали в силовиков камни и бутылки. Отступая, митингующие пытались формировать импровизированные баррикады из подручных предметов, однако полицейских это особо не замедляло.

На юго-востоке Франции местные власти насчитали около 5,4 тыс. митингующих, что стало рекордом для этого региона. Прежний пиковый показатель был достигнут 5 января и составил 3,5 тыс. человек.  В городе Валанс местные власти ожидали массовые выступления с прогнозом численности около 10 тыс. человек. В результате в Валансе оказались закрыты почти все объекты, которые могли пострадать в ходе беспорядков.

В городе был организован защитный периметр, однако людей на улицы вышло почти вдвое меньше, чем планировалось. В ходе досмотра людей полицейские обнаружили несколько опасных объектов, которые выставили на всеобщее обозрение в Twitter. В результате 14 активистов, у которых нашли при себе эти вещи, были арестованы.  В Страсбурге протестующие собрались на свою акцию возле здания Европарламента. Причём этот город стал одним из первых, где в ходе 12-го акта протестов полиция воспользовалась газом для разгона митингующих.

Министр внутренних дел Франции Кристоф Кастанер накануне Акта XII похвалил одобренный Национальным собранием законопроект о противодействии погромщикам, назвав документ "одним из ответов на ситуацию". Кастанер уточнил, что не считает эту инициативу подавляющей свободу.  Кроме того, глава французского МВД положительно высказался о решении Государственного совета, который отказался запретить использование полицией резиновых пуль. На отказе от этих спецсредств настаивали французские правозащитники, которые связывали применение этих боеприпасов с множеством травм, полученных участниками акций.  По словам министра, в случае одобрения инициативы полицейским пришлось бы вести рукопашный бой или применять табельное огнестрельное оружие.   Как пишет France24 со ссылкой на официальные данные, за три месяца протестов во Франции пострадали более 1900 манифестантов и порядка 1200 "стражей порядка"

Протестуя против лицемерия истеблишмента Франции, который приветствует "борьбу за демократию" в далекой Венесуэле, но с применением боевых средств подавляют протесты в самой Франции, где большинство населения против нынешнего президента, "желтые жилеты" 31 января распространили в Твиттере следующий издевательский текст: "Желтые жилеты объявляют себя президентом Франции в ходе 11-го акта протеста и дают Эмманюэлю Макрону одну неделю для того, чтобы провести выборы во Франции, одобрить гражданскую инициативу по организации референдумов и ответить перед народом за репрессии, от которых тот пострадал за время его мандата"

Андрей Демидов: Марш раненых и ответ «красным шарфам»

В субботу сходили на акцию желтых жилетов. Тема: протест против полицейского насилия. «Большой марш раненых». Признаюсь, на первых порах было неловко видеть вокруг массу людей в бинтах и кровавых пятнах. Потом пришло сознание, дискомфорт – как раз то, что нужно испытывать по этому поводу. Ведь, в первых рядах этого «парада инвалидов» шли люди, которые действительно теряли глаза и руки и лили настоящую, а не бутафорскую кровь. По независимым источникам речь идет о почти двух тысячах пострадавших, около 200 серьезно раненых. Только без глаза остались 20 человек. 

Буквально накануне акции в прессе прошли сообщения о том, что в России затеяно очередное «пыточное» дело против оппозиционеров. Задержанных пытают, избивают, прячут от адвокатов, пытаясь любой ценой добыть (выбить) признательные показания. Факты ужасны, но они никого в России уже не удивляют. 

Возможно ли такое во Франции? Подавляющее большинство французов ответит – нет. И в это хочется верить. Проблема в том, что и в России это начиналось не сразу. Когда российские правозащитники выходили на немногочисленные митинги и пикеты против «антитеррористических» убийств и пыток на Северном Кавказе, объясняя, что завтра эти методы будут применены уже не только к кавказцам, но и ко всем прочим, им не верили. Жизнь заставила поверить. 

Репрессивный аппарат так устроен везде. Для него нет людей, есть рабочий материал. Нет человека, нет проблемы. Чем скорее и проще удастся этого добиться, тем лучше. Экономичнее. Сначала делаем исключения только для террористов-экстремистов, завтра режим чрезвычайности может быть распространен на любую неудобную группу. Кто-то во Франции это уже понимает, кто-то еще нет, но вопрос какие цели оправдывают какие средства медленно, но входит в фокус общественного внимания.

С одной стороны, власти дают понять, что все идет в штатном режиме и все жертвы оправданы. «Уважали бы закон и не было бы никаких раненых» - заявил накануне субботней акции министр внутренних дел Кристоф Кастанер. Как плевок в лицо восприняли сторонники ЖЖ результаты полицейского расследования инцидента, произошедшего в ходе предыдущей акции «желтых жилетов» 26 января. Тогда на площади Бастилии полицейский выстрелил в упор в демонстранта, снимавшего на видео приближающуюся полицейскую цепь. Демонстрант потерял глаз, но полиция заявила, что полицейский защищался. И это все несмотря на имеющуюся видеозапись инцидента, где ясно видно, что демонстрант стоит на месте и лишь ведет съемку. 

Тем самым полиции и обществу дается ясный сигнал – наказания не будет, не бойтесь злоупотреблений, прикроем.  Полиция сигнал поняла правильно. В интернете появилась запись разговора нескольких жандармов. Они выражают намерение стрелять в демонстрантов, не потому что вынуждены, а потому что с их точки зрения иного эти люди не заслуживают. 

Но есть и другая сторона. Да, на легальном, судебном поле ЖЖ и их сторонники пока терпят поражения. В пятницу Государственный совет признал применение пластиковых пуль и газовых гранат законным. Но показательно, что истцами в данном случае стали не только сами пострадавшие, но также правозащитные организации.

Вслед за известным режиссером к проблеме массовых ранений пластиковыми пулями и гранатами попытался привлечь внимание авторитетный нейрохирург, опубликовав открытое письмо к руководству страны. 

Около 60 адвокатов в совместном коммюнике обращают внимание на неоправданную строгость наказаний, к которым приговариваются участники движения «желтых жилетов», на «отклонения» в юридических процедурах и отсутствие должного юридического контроля. Очевидно, что как минимум часть этих людей не испытывает симпатий к ЖЖ, но все они понимают, что подчинение права «политической целесообразности» может завести далеко. Тем более, что Франция это уже проходила. Не в таком масштабе как в российской истории, но тем не менее, опыт эпохи войны в Алжире оставил болезненный след в общественном сознании. Не случайно, уже звучат сравнения нынешних событий с парижской бойней «парижской резней» 17 октября 1961 года, когда в результате разгона демонстраций против войны в Алжире полицейскими были убиты от 40 до 200 человек, Точное количество жертв не известно до сих пор, но известно, что убийства были санкционированы префектом полиции, которого покрывал министр внутренних дел. 

Надо признать, власти пытаются действовать не только грубой силой, но также продемонстрировать массовую поддержку своей политики.  В прошлое воскресенье в Париже состоялась демонстрация сторонников президента Макрона. «Красные шарфы», как они себя назвали, собрались в Париже, потребовать от «желтых жилетов» прекратить демонстрации и вступить в «конструктивный диалог» с властями. 

Если за организацией демонстрации, как пишет пресса, стояли люди из партии Макрона «Республика на марше», это показывает серьезность положения. Ведь последний раз власти вынуждены были мобилизовывать людей в свою поддержку в 1968 году после знаменитых майских протестов. Что, впрочем, не спасло де Голля от скорой отставки. 

В принципе, наличие в стране какого-то количества людей, поддерживающих власть и готовых это продемонстрировать публично, естественно. В конце концов, по опросам около трети населения в той или иной степени поддерживает деятельность президента. Правда, твердо поддерживает лишь 5% и именно они, судя по всему, составили костяк этой демонстрации. 

Шли лоялисты под лозунгом «Остановить насилие». Но когда журналисты и любопытствующие в соцсетях пытались выяснить, включено ли в это «остановить» также и полицейское насилие, оказывалось, что нет. Оправдание полицейского насилия противопоставляет лоялистов не только ЖЖ, но и тем гражданам, кто не участвует в акциях протеста, но не считает, что протестующих надо расстреливать пластиковыми пулями и гранатами, Или, как минимум, эти ситуации должны полноценно расследоваться. А таких большинство. И даже отдельные люди из числа лоялистов придерживаются такой позиции, но в этой среде они, к сожалению, маргинальны. 

Кто это? Судя по всему, как и в России, добросовестные потребители телевизора. Я видел таких на "путингах" в 2012 году. Они приехали в Париж протестовать против «анархистов и погромщиков», но вряд ли они нашли бы таковых на пикете ЖЖ на круговой развязке в их городе, если бы у них возникла охота разобраться в сути этого движения. Ненавидеть далеких и незнакомых «экстремистов», образ которых умело формирует телевидение, комбинируя устрашающие кадры, легко, гораздо труднее понять, что вынуждает соседей каждую неделю выходить на пикеты и демонстрации. Логика развития социальной (классовой) борьбы ведет к тому, что люди, старательно не замечающие друг друга, вынуждены будут столкнуться и либо найдут компромисс, либо начнут войну на уничтожение. Такое в истории Франции тоже случалось.

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Michael Shraibman

Практика анархизма обычно состояла в том, чтобы защищать интересы рабочих собраний, требующих у владельцев-олигархов поднять зарплату, собраний жителей, борющихся против сноса детских площадок и парков и т.д. Практика анархизма - это борьбы низов за свою прямую власть, за прямую трудовую демократию...

3 дня назад
6
Николай Дедок

Доведенные до отчаяния люди способны восстать даже в самых тяжелых условиях. Но эти восстания часто не похожи на то, что мы себе представляем. 6 ноября 2018 беларуские соцсети всколыхнула информация о бунте в Ивацевичской колонии №22 ( «Волчьи норы»). Сообщалось, что это произошло в...

1 неделя назад

Свободные новости