Палестинская территория: Мемориальный музей Кропоткина в Москве

В анархической и научной среде постоянно идут какие-то разговоры о (вос)создании дома-музея П.А. Кропоткина. Причем это все обсуждается довольно давно, но, к сожалению, так пока ни к чему и не привело. Вспоминаются, прежде всего, два города, претендующих на сохранение памяти великого революционера. Это Москва, где Петр Алексеевич родился и провел детские годы, и Дмитров – город в котором он окончил свой жизненный путь. О последнем немало может поведать дмитровский краевед Ян Прусский.

Свой же взгляд я хотел бы остановить на столице. Многие помнят, что после Февраля 1917 года П.А. Кропоткин вернулся в Россию, продолжив свою теоретическую и революционную деятельность. Но мало кто знает, что после его смерти анархисты, еще остававшиеся в России при большевистском режиме, общими усилиями создали музей П.А. Кропоткина. Я попробую вкратце изложить его историю и рассказать, что он из себя представляет сегодня.

Район в центральной части Москвы, между улицами Арбат и Пречистенка, носивший общее название Старой Конюшенной и неофициальное – Сен-Жерменское предместье Москвы (по аналогии с Парижем) – считался издавна аристократическим. Здесь находились особняки, принадлежавшие потомкам знатных семей. В одном из них 27 ноября (9 декабря по новому стилю) 1842 года родился П.А. Кропоткин.

*****
Об этом сообщает установленная на доме 26 по Кропоткинскому переулку, соединяющему Пречистенку с Садовым кольцом, памятная доска с барельефом работы скульптора С.А. Меркурова. Дом в переулке, который до 1921 года назывался Штатным, внешне изменился несильно с тех пор, как им владел Алексей Петрович Кропоткин, отставной генерал- майор, крупный помещик, отец революционера.

Музей П.А. Кропоткина помещался в доме, в котором революционер родился и провел свои детские годы. Мысль о создании музея возникла после его смерти (8 февраля 1921 года). В Москве была образована инициативная группа, а осенью 1921 года был основан «Всероссийский Общественный Комитет по увековечению памяти П.А. Кропоткина».
Так как Кропоткин был не только революционером-анархистом, но и всесторонним ученым и общественным деятелем, члены Комитета полагали, что для наилучшего изучения его жизни и творчества, организация увековечения его памяти должна носить общественный характер. Вследствие этого, в Комитет вошли не только последователи и близкие друзья, но и представители научных учреждений и общественных и кооперативных организаций. Комитет стремился следовать в своей деятельности заветам П.А. Кропоткина.

В Комитет вошли: почетная председательница – С.Г. Кропоткина, председательница – Вера Фигнер, товарищ председателя – Алексей Боровой, секретарь Н. Лебедев, казначей – Е.П. Ростковский. С осени 1921 года Исполнительное Бюро Комитета приступило к созданию музея. Его решено было устроить в одном из трех домов, принадлежащих ранее Кропоткиным. Под музей был выбран дом №26 по Штатному переулку (сейчас это Кропоткинский переулок), в котором Кропоткин появился на свет.

Петр Алексеевич жил на Старой Конюшенной до 1857 года (когда поступил в Пажеский корпус). В доме, где он родился, он провел только первые семь-восемь лет жизни. Когда его отец женился после смерти матери Петра, он продал этот дом и купил другой (в Малом Левшинском переулке, №4), а затем вскоре продал и этот дом и в 1855 году купил новый дом в Малом Власьевском переулке, №8.

Дом под музей был передан, но требовал большого ремонта. Поэтому только к 9 декабря 1923 года (годовщина рождения Кропоткина) Комитет смог открыть музей в его первоначальном виде. Основным ядром музея явились коллекции, фотографии, рисунки, рукописи анархиста, сохраненные и переданные Комитету вдовой покойного Петра Алексеевича С.К. Кропоткиной, а затем музей пополнился семейными портретами и документами, переданными Комитету семьей Поливановых и другими предметами, собранными среди друзей Петра Алексеевича и полученными из Парижа и Лондона. Экспонаты были размещены в трех комнатах.

*****
В таком виде музей существовал до 1925 года, когда из Англии С.Г. Кропоткиной были привезены личная библиотека, архив Петра Алексеевича, его черновые рукописи, некоторые предметы обстановки его рабочего кабинета и другие вещи. Приток некоторых денежных средств из Англии (где образовался Комитет содействию музею с участием Бернарда Шоу и Герберта Уэллса) и из Америки позволили Комитету отремонтировать и остальные комнаты кропоткинского дома. Но даже к 1928 году музей был еще далеко не закончен. Недостаток денежных средств не позволял Комитету осуществить целиком намеченный план, ведь музей был создан и поддерживался на добровольные пожертвования. Он имел своей задачей знакомить посетителя с жизнью и деятельностью выдающегося революционера, ученого и мыслителя.

Дом-музей Кропоткина находился в глубине небольшого садика, обнесенного стильной железной решеткой. Его одноэтажный, простой, но изящный фасад был украшен шестью белыми колоннами, поддерживающими фронтон. Двенадцать больших окон и стеклянная дверь на балкон выходили в сад. Дом был построен бабушкой Петра Алексеевича (урожденной княгиней Гагариной) в тридцатых годах XIX века и является типичным дворянским особняком того времени. В основу организации музея Комитетом был принят план, выработанный его секретарем – Н.К. Лебедевым. Согласно ему, планировку было решено сделать в хронологическом порядке.

Музей делился на восемь комнат для осмотра. В первой – до 1867 года – детство и юность Кропоткина. Здесь располагались экспонаты, рассказывающие о жизни его предков и юношеских годах. Это портреты, родословная, герб Смоленского княжества. Из вещей самого будущего революционера – рукописные детские «Дневные записки» и «журналы», рисунки.

«Хронологические рамки» второй комнаты – 1867-1876 года. Это научная и революционная деятельность Петра Алексеевича. Здесь были представлены геологические и географические карты его работы, научные труды, экспонаты, относящиеся к I Интернационалу и Парижской Коммуне, портреты участников кружка «чайковцев» (за членство в котором Кропоткин и был первый раз арестован), «хождение в народ». Находился здесь и музейный материал, относящийся к его аресту в марте 1874 года, пребыванию в Петропавловке и побегу (широко известны его рисунки на эту тему).
Третья комната освещала жизнь и деятельность П.А. Кропоткина в Европе в 1876-1916 годах. Здесь было много рисунков – виды из тюрьмы Клерво (во Франции революционер просидел три года), декреты об изгнании Петра Алексеевича из Швейцарии, Англии, висел портрет жены – Софьи Григорьевны Кропоткиной (урожденной Ананьевой- Рабинович), с которой он связал свою жизнь в 1878 году. Тут же – два изображения самого П.А. Кропоткина: портрет маслом работы Мошелеса и гипсовый бюст Цейтлина.

В четвертой комнате – возвращение в Россию после Февральской революции и жизнь в Дмитрове: портрет работы Л.Б. Пастернака, барельеф работы Цейтлина, образцы рукописей и альбомы зарисовок Петра Алексеевича.

Пятая комната – копия рабочего кабинета в Лондоне. Сюда был привезен письменный стол из Англии, за которым Кропоткин работал, библиотека и столярный верстак, на котором были сделаны полки кабинета и многое другое лично Петром Алексеевичем (кроме столярного дела, он владел еще мастерством переплетчика – воплощая свои идеалы о честном труде). Книги были расставлены так же, как сам революционер хранил их. Шестой была траурная комната – занятая экспонатами, касающимися болезни, кончины и похорон П.А. Кропоткина.

Седьмая комната была посвящена влиянию Кропоткина и его друзей на мировое революционное движение. Здесь были представлены образцы газет, издаваемые им и его последователями. В витринах – книги и брошюры, посвященные жизни и творчеству Кропоткина и критическому разбору его учений. Эта комната – самая незаполненная, так как выяснить все влияния учения Петра Алексеевича – колоссальная задача, в то время как денежные средства были ограничены.

Восьмая комната представляла собой библиотека и кабинет для чтения. Здесь были собраны произведения Кропоткина и литература по революционному движению.

*****
Необходимо отметить то колоссальное влияние на общество 1920-х годов, которое оказывал музей. В стране, где вся собственность принадлежала государству, этот музей выделялся тем, что работал как общественная организация. Вокруг музея сгруппировались оставшиеся в России после чисток анархисты. Все это было довольно легально.

Проводились платные и открытые лекции на философские и революционные темы. Здесь же проходили знаменитые споры между анархо-мистиками и «традиционными» анархистами, находились издательство и магазин, распространявший либертарную литературу… И все это во времена сворачивания НЭПа и «закручивания гаек». По сути, музей Кропоткина во второй половине 1920-х годов был чуть ли не единственным в Москве незаконспирированным островком свободомыслия, влиявшим не только на умы взрослых, но и студентов, школьников. И все это советская власть терпела довольно долго.

Несотря на все неурядицы в денежном и фондовом планах, музей смог просуществовать до октября 1938 года, когда С.Г. Кропоткина передала его Советскому правительству, а в 1939 году по указанию Сталина музей был закрыт. Часть его фондов отошла Музею революции, а документы были переданы на архивное хранение.

Сейчас дом в Кропоткинском переулке под номером 26 представляет собой убогое зрелище. В 1972 году здание было передано под Консульство Палестины, и теперь оно формально является собственностью другого государства (вернее будет сказать – автономной области). Годы идут, а проблемы множатся. Нет уже того сада возле дома – все залито асфальтом, построены гаражи для машин (дверь, выходившая когда- то в сад, стала парадным входом в госучреждение – вряд ли об этом могли «мечтать» как сам Кропоткин, так и его последователи – устроители музея). Само здание снаружи выглядит плачевно: на крыше стоят две спутниковые антенны, на стенах – кондиционеры. Все это ведет к разрушению этого старого здания. Оно и само по себе, с того фасада, где стоят колонны, начинает осыпаться – это ужасное зрелище.

Внутри также произошли колоссальные изменения. В основе своей дом не поменялся, но все было переоборудовано под удобство новых «хозяев», то есть Консульства Палестины. Внутри из того, что осталось, можно увидеть лишь роспись стен под потолком в одной из комнат, и камин, который сохранился с тех пор. Но им, к счастью, никто уже не пользуется.

Фасад дома украшают памятная доска с барельефом Кропоткина и доска с надписью: «Памятник истории. В этом доме в 1842 году родился Петр Алексеевич Кропоткин. Охраняется государством». Это единственное, что напоминает о культурной и исторической ценности данного здания.

Теперь бывший дом- музей фактически находится на территории другого государства. Когда-то, в начале 1990-х, после анархических демонстраций, группа молодых людей приходила к дому 26 и скандировала: «Верните дом!». Теперь же, как ни печально это звучит, почти никто о нем даже не вспоминает. Там организовываются экскурсии лишь несколько раз в год, одна из которых – 18 мая – в Международный День музеев. Сходите, послушайте! Вы вряд ли услышите что-то новое о жизни и деятельности Петра Алексеевича Кропоткина… Но, может, вам удастся задать пару-тройку неудобных вопросов консулу?

Денис Батшев

Авторские колонки

Michael Shraibman

"Наличие гражданства предполагает взятие на себя ответственности. В том числе и за прошлые преступления государства. " Думаю, все мы часто встречали такие суждения. Ответ, который давали на это ряд течений политической мысли прост: "Нет. Государства не контролируются так называемыми...

1 неделя назад
1
Владимир Платоненко

Комментарий avtonom.org: Владимир Платоненко ошибся. Конечно же, самолёт, захваченный Лукашенко не был польским. Захват польского самолёта белорусскими силовиками - это плевок в лицо Западу. Не нужно лицемерных фраз по поводу нарушения международных норм и правил. Их всегда нарушали, если...

2 недели назад
4

Свободные новости