Освободительное движение

Джон Холлоуэй: «Двенадцать тезисов об изменении мира без взятия власти»

1. Исходный пункт - отрицание. Мы начинаем с вопля, а не слова. На изувечение человеческих жизней капитализмом мы отвечаем воплем горечи, воплем ужаса, воплем гнева, воплем отказа: НЕТ. Чтобы соответствовать воплю, мысль должна быть негативной. Мы хотим не понять мир, а отрицать его. Цель теорий - понять мир, отрицая; не как нечто, оторванное от практики, но как момент практики, как часть борьбы за изменение мира, за превращение его в место, пригодное для жизни людей. Но как, после всего, что случилось, мы можем опять начать думать об изменении мира?   

Против парадигмы идентичности

Tо, что называют идентичностью (культурной, этнической, национальной), принадлежит на самом деле не к миру фактов, а к сфере идеологии. В последние десятилетия эта идеология смогла превратиться в парадигму значительной части антропологической мысли: парадигму идентичности. Подобная идеология становится вредной для общества и человечества. Она наносит вред и исследованиям в области антропологии.    Прежде всего, следует отметить, что когда тот или иной коллектив характеризуется как "идентичность", это подразумевает игнорирование или отрицание  внутреннего разнообразия внутри этого коллектива.

Рудольф Роккер: «Религия и политика»

Религия  и  политика.  Корни  философии  власти.  Происхождение  религиозного  чувства.  Вера  в  душу  и фетишизм.  Жертва.  Чувство  зависимости.  Воздействие  земных  отношений  власти  на  формирование религиозного сознания. Религия и рабство. Религиозные основы владычества. Предание. Моисей. Хаммурапи. Фараонство. Книга законов Ману. Персидское божественное царство. Ламаизм. Александр и цезаро-папизм. Цезаризм в Риме. Инки. Чингиз Хан. Власть и жречество. Церковь и государство. Руссо. Робеспьер. Наполеон. Муссолини и Ватикан. Фашизм и религия.  

Джон Холлоуэй: «Кризис капитала - это мы»

Публикуем выступление известного социолога и анархиста Джона Холлоуэя, автора книги "Изменять мир, не беря власть" и ряда других работ, сделанное во время проведения Левого форума в Нью-Йорке 18 марта 2012 года. 

Для меня настоящая радость быть здесь. Но мне и немного страшно, потому что, по правде говоря, я впервые выступаю в самом сердце "империи зла". Более того, я хотел бы энергично поблагодарить охрану аэропорта за то, что они впустили меня в эту страну и позволили посетить вас, на этой земле "свободы", увидеть вас здесь, в вашей тюрьме. Возможно, они пропустили меня, потому что не сознавали, что и в тюрьме неспокойно, что в самом сердце империи зреет бунт.

Мюррей Букчин: «К освободительным технологиям»

Со времени промышленной революции отношение людей к технологии никогда не колебалось так сильно, как в последние пару десятилетий. Большую часть 20-х годов и даже в 30-х годах общественное мнение восторженно приветствовало технические новшества и отождествляло благосостояние человечества с современным индустриальным прогрессом. Это был период, когда апологеты СССР могли оправдывать жесточайшие методы и худшие преступления Сталина хотя бы одним лишь тем, что представляли его в роли «индустриализатора» современной России. Это был также период, когда наиболее эффективная критика капиталистического общества могла опираться на жестокие и очевидные факты экономической и технологической стагнации в США и Западной Европе. Многим людям казалось, что есть прямая, пропорциональная связь между технологическим и социальным прогрессом. Фетишизм слова «индустриализация» оправдывал самый большой разбой в экономических планах и программах. 

Интервью с французским леворадикальным исследователем Чарльзом Ривом о ситуации в Китае, капиталистическом кризисе и движении «возмущенных»

Публикуем интервью с французским леворадикальным автором Чарльзом Ривом.  

Чарльз (Шарль) Рив - один из наиболее известных современных социально-революционных активистов, исследователь капитализма, публицист. Рив - сторонник коммунизма рабочих советов, крайне левого марксистского течения, отвергающего парламентаризм, современную партийную систему, профсоюзы и все прочие институты буржуазного общества, и противопоставляющего им автономные рабочие собрания, советы и другие формы пролетарской самоорганизации.

В интервью с ним речь идет о  таких разных, но в сущности глубоко связанных между собой вещах, как современный кризис капитализма, рабочие бунты и положение трудящихся в Китае, дикие (неподконтрольные профсоюзам, профбюрократии) стачки, Движение Возмущенных в Испании, американский Оккупай.

Андре Горц: «Иммигрировавший труд»

Публикуем статью известного французского  философа и социального эколога  Андре Горца.

Не существует ни одной западноевропейской страны, в которой труд иммигрантов был бы незначительным фактором или хотя бы маргинальным отклонением, полностью зависящим от экономической конъюнктуры. Трудовые иммигранты нигде не служат простым «регулятором» занятости или только инструментом, с помощью которого буржуазия может увеличить «резервную армию труда». В Германии и Великобритании они составляют 6% трудоспособного населения и почти 14% разнорабочих; в Бельгии — 10% трудоспособного населения и 20-25% промышленных рабочих (включая строительную и добывающую отрасли). Во Франции доля иммигрантов насчитывает 11% трудоспособного населения (т.е. более 2 миллионов человек) и превышает 25% в промышленности; в Швейцарии — 26% трудоспособного населения и 35% занятых в индустриальном секторе.  

Себастиан Райнфельдт: «Правый популизм - уродливый оскал Европы»

Бойня, устроенная Андерсом Брейвиком в летнем лагере Норвежской рабочей партии, а затем суд, обратили внимание широкой европейской общественности на феномен «правого популизма». Еще совсем недавно партии и движения, строившие свою агитацию на исламофобской и антииммигрантской риторике, стабильно набирали очки на выборах. После произошедшей трагедии правые популисты на выборах в Дании и Норвегии потерпели поражение. Однако голоса их избирателей просто отошли к более умеренным правым. Это значит, что к следующим выборам, когда события прошлого лета будут подзабыты, они вполне смогут наверстать упущенное. Мы предлагаем вашему вниманию статью немецкого блогера Себастиана Райнфельдта (известного как Wienerblut), анализирующего феномен современного правого популизма в Европе. 

Вадим Дамье: лекции по истории революционного движения (1800-2012гг.)

Публикуем аудиозаписи двух лекций известного историка и анархиста  Вадима Дамье, прочитанные во время протестов в Москве в лагере на Чистых прудах  «Оккупай Абай». 

Первая из лекций  посвящена революционному движению 19 и начала 20 вв. Среди тем:  сопротивление против капиталистической "модернизации", луддиты, профсоюзное движение, чартизм, социализм, анархизм, 1 Интернационал, коммунальная революция во Франции и кантональная революция в Испании, революционный синдикализм...

Говард Зинн. 90-лет со дня рождения известного американского историка и анархиста

24 августа 2012 года исполнилось 90 лет со дня рождения известного американского историка, анархиста и драматурга - Говарда Зинна. 

Он был выходцем из рабочего класса, продолжавшим уже в качестве признанного радикального интеллектуала борьбу за права трудящихся.  Говард Зинн является знаковой фигурой для левого движения в Соединенных Штатах и в остальном мире. Он совершил революцию в написании истории своей страны, дав широкое и комплексное ее изложение с точки зрения не эксплуататоров, а народа. «Мне не удается припомнить никого, кто бы оказал столь сильное влияние. Его труды по истории изменили взгляд миллионов на прошлое», — отмечает Ноам Хомский.  

Хорст Штовассер: «Барселона. Тайная столица анархизма между ностальгией и новыми перспективами»

Публикуем перевод статьи известного немецкого анархиста, историка анархистского движения Хорста Штовассера о поездке в Барселону и перспективах анархизма.

Можно ли пройтись по Барселоне анархисту, не ностальгируя? Я, по крайней мере, так твёрдо и решил: я не хотел искать не следов славы той либертарной революции, которая человеческую жизнь назад доказала удивлённому миру, что анархия функционирует, а то, что существует сегодня. Бьётся ли сердце анархо-столицы так же, как и 70 лет назад? Где? И прежде всего: как? Годится ли Барселона всё ещё как либертарный trendsetter, или анархизм там удовлетворился взглядом на славное прошлое?   Как оно и случается с твёрдыми намерениями: посереди Рамбалас я угождаю в объятия анархистского крикуна, который во всё горло нахваливает ностальгию: “Сеньёриты и сеньёры, подходите, откройте романтическую Барселону былых дней!” С обеих сторон столы с книжками Confederacion National del Trabajo с анархистскими обложками, CNT-зажигалками, наклейками и футболками с Че Геварой, между ними газеты, перепечатки с плакатов и книг об испанской революции 1936 года. Столы штурмуются юными туристами, которые делают покупки; Рамблас сегодня – это фольклорная прогулочная миля. Оба стола стратегически хорошо расположены, прямо у входа на Plaza Real, едва ли кто-то продёт мимо просто так. 

«Eвропейская фабрика ненависти: новый взлет ксенофобии и расизма»

Расизм и ксенофобия сегодня — это не просто остатки «прошлого, которое не хочет исчезнуть», архаизмы, становящиеся историей вследствие исчезновения условий, которые их порождали. Катаклизмы ХХ столетия отнюдь не создали у нас иммунитет против искушения клеймить, исключать или испытывать удовлетворение от неприятия чьей-то инаковости. С этой точки зрения современная ксенофобия глубоко соединена с историей расизма, составляющим фундамент современности, который хотя и меняет свою морфологию, но не меняет свою функцию. Таким образом, необходимо поместить расистскую практику формирования непохожестей в её историческое окружение, чтобы понять, как эта фабрика по производству ненависти работает сегодня.   Слишком часто расизм расценивается как своего рода патология, а не как норма современности. Мы должны понять, что, для того чтобы бороться против него, необходимо поставить под сомнение не только саму эту ложную практику создания мнимых отличий, но и общественный порядок и сложившуюся модель цивилизации.

Штефан Григат: «Прекратить работу!»

В 1891-м году Оскар Уайлд писал в эссе «Душа человека при социализме»: «Сегодня пишут очень много глупостей о достоинстве физического труда. В физическом труде не обязательно есть что-то достойное… С умственной и моральной точки зрения, человеку позорно делать что-то, что не доставляет ему удовольствия, а многие формы труда как раз являются совершенно безрадостными занятиями». Если бы левые в прошедшие 100 лет больше ориентировались на это произведение Оскара Уайлда, а не воспроизводили трудовой фетишизм своих, зачастую морализаторствующих, теоретиков, они бы знали, что труд не наполняет человека, но опустошает. Они бы не жаловались, что в обществе заканчивается работа, но сделали бы скандал из того, что в настоящем обществе эта весьма радостная тенденция не ведёт к освобождению. Что это за мир, в котором технический прогресс систематически вызывает новую нищету? И что это за люди, которые пред лицом этого мира не выступают со всей страстью за то совершенно иное, которое могло бы позволить индивидам вообще воссоздать себя как коллективное существо — в роскоши и наслаждении, духовном и телесном рвении, в искусстве и интеллектуальной саморефлексии? Речь шла бы о том, чтобы присвоить себе мир в какой угодно противоречивой гармонии с другими людьми и с наиболее возможной удобностью. Это означало бы среди прочего: трансформацию частной собственности на средства производства в общественное владение в целях достижения свободы.

А. Фёдоров: «Ирония кровавой судьбы. Памяти Испанской революции»

В 1936 г. Лев Троцкий, проигравший борьбу за власть в Советском Союзе, закончил свою знаменитую книгу «Преданная революция». И именно в том же самом году началась другая (Великая) Революция – Испанская.   В Испании проводниками революции стали главным образом анархо-синдикалисты из НКТ-ФАИ (Национальная конфедерация труда, организация анархо-синдикалистских профсоюзов; Федерация анархистов Иберии, объединение неформальных анархистских аффинити-групп) и левые марксисты-диссиденты, часто именуемые (по ошибке, вызванной, впрочем, во многом субъективными политическими причинами) троцкистами из ПОУМ – Рабочей партии марксистского единства. Отдельно стоит отметить о том, что из себя представляют упомянутые «аффинити-группы», формирующие Федерацию анархистов Иберии. Данные группы известны также в качестве «групп родства», в основе которых лежат принцип близких дружеских взаимоотношений и единство по некоторым конкретным, принципиальным именно для данной группы вопросам, причем прием в ФАИ происходил на основе жестких идеологических требований в смысле соответствия каждого члена организации анархистским идеалам, таким как отказ от алкоголя, официально зарегистрированного брака, посещение детьми нерелигиозных школ и т.п. 

Эмма Гольдман: «Индивид, общество и государство»

Умы людей в смятении, так как. кажется, что качается самый фундамент нашей цивилизации. Люди теряют веру в существующие учреждения, а наиболее сообразительные понимают, что капиталистический индустриализм работает против целей, которым он, якобы, служит... Мир не уверен в выборе путей выхода. Парламентаризм и демократия переживают упадок. Спасение усматривается в фашизме и других формах «сильного» правительства. Борьба противоположных идей, происходящая сейчас в мире, включает общественные проблемы, требующие немедленного решения. Благоденствие индивида и судьба человеческого общества зависят от правильного ответа на те вопросы. Кризис, безработица, война, разоружение, международные отношения и т.п. – среди тех проблем. 

Роберт Курц: «Климакс капитализма»

Публикуем текст известного немецкого леворадикального политолога и журналиста Роберта Курца о современном кризисе капитализма.  В данной работе автор задается вопросами:  почему актуальный кризис не является обычным кризисом перепроизводства, а также дает краткую зарисовку исторической кризисной динамики.

Во время кризиса — это почти что после кризиса. Это было посланием позитивного мышления со времён краха Лемана. Отчего бы самому крупному финансовому кризису с 1930-х годов вызывать теоретические размышления о кризисе? Иногда дела идут хорошо, иногда и не очень. Всё равно изменяется всё; но лишь затем, чтобы всё оставалось тем же самым. Кризисы приходят и уходят, а капитализм остаётся. Поэтому интересен не кризис как таковой, а то, что будет потом, когда он закончится, как и все скучные кризисы до того. Кто победители, а кто проигравшие новой эры? Грядёт ли наконец-то экономическое чудо в Африке, грядёт ли тихоокеанское столетие с Китаем в роли мировой державы или всё-таки возрождение США «из духа мытья посуды»?

Испания: уроки шахтерского сопротивления или как реформисты предают интересы трудящихся

Для финального сражения с перспективами на победу были все условия. Однако руководители "Рабочих комиссий"  и ВСТ дали приказ об отступлении.  То ли из-за того, что события ускоряются, то ли потому что СМИ больше не интересно обсуждать эту тему, а может быть, и по обеим причинам, разговоры о борьбе шахтеров стихли. И однако же представляется важным проанализировать то, что с ней произошло, чтобы извлечь некоторые уроки для будущего народного движения.  Борьба шахтеров и в особенности так называемый "Черный марш" продемонстрировал высокую сознательность трудового народа, его впечатляющую способность к солидарности и помощи делу, которое он считает справедливым. Прием, который был оказан шахтерскому маршу во всех населенных пунктах, через которые он проходил, был зрелищным, а в Мадриде - попросту оставил глубочайшее впечатление. Этот народный ответ показывает, что большинство общество уже по горло сыто нынешней Системой и ее политиками. 

Урсула ле Гуин: Дао, утопия и анархизм

Эту писательницу уважают многие: причём как фэны science-fiction или фэнтези, так и в так называемых либертарных кругах. Особенно последние почитают её за “Обездоленного” – то ли анархо-коммунистическую, то ли анархо-синдикалистскую утопию (а может, и анти-утопию),  за рассказик “За день до революции” (как бы из того же цикла, но про то как каша с анархистским восстанием заварилась),  да ещё за пару-тройку вещей (будь то “Слово для мира и леса одно” или “Всегда возвращаясь домой”), где явные симпатии автора (или авторши?) анархизму и пацифизму не заметить нельзя. О том и будет речь — откуда, каким образом и куда идёт эта мысль у Урсулы ле Гуин. 

Репортаж участника профсоюза «Индустриальные рабочие мира» о ситуации в Греции

Бунты, всеобщие стачки, меры жесткой экономии, активное анархистское движение, угрожающее возрождение фашизма… все эти слова приходят на ум когда мы думаем о Греции.  Я провел две недели в Греции в конце мая с товарищами из  Eleftheriaki Syndikalistiki Enosi (ESE, или Либертарный Синдикалистский Союз (Libertarian Syndicalist Union) чтобы выяснить, что скрывается за газетными заголовками.   Я обнаружил, что страна травмирована и запугана двумя годами экономического кризиса, сильно усугубленного программой стабилизации экономики навязанной   стране Европейским Центральным Банком, Европейским Союзом и Международным Валютным Фондом.  Из-за сокращений проведенных правящей тогда «Социалистической» партией, Всегреческим Социалистическим Движением (PASOK)  безработица достигла 20%, оплата  труда уменьшились до 2 евро за час, и зарплаты иногда задерживают на полгода, или на год. Здравоохранение наполовину приватизировано, и количество бездомных и психически больных увеличивается. Это мрачная картина.  

Аугустин Сухи: Восстание шахтеров Астурии в 1934г. (из книги «Ночь над Испанией»)

Католическая партия СЕДА во главе с Хилем Роблесом воспользовалась затруднениями (республиканского, – перевод.) правительства, чтобы приблизиться к осуществлению своих партийных целей. Ее целью была фашистская диктатура. По всей Европе шло наступление фашистов. Испанские социал-демократы опасались, что единомышленники Муссолини и Гитлера смогут, благодаря политическим маневрам и применению силы, придти к власти и в Испании. Когда социал-демократы были в правительстве, они использовали возможность для расширения своей партийной организации и своих профсоюзов. Всеобщий союз трудящихся (ВСТ) довел число своих членов почти до уровня анархо-синдикалистской Конфедерации. Тем не менее, ни ИСРП, ни ВСТ не ощущали себя достаточно сильными для того, чтобы в одиночку противостоять фашистам. При серьезной вооруженной борьбе следовало попытаться рассчитывать на анархо-синдикалистов, имевших большой опыт в подобных боях.  

Авторские колонки

Michael Shraibman

Социальные революционеры с начала XX столетия противостояли не только царизму, но и либеральным партиям, которые они критиковали. Например, в отличие от либералов, анархисты и эсеры-максималисты отделяли борьбу за свободу слова от борьбы за выборы в органы государства, так как последние работникам...

1 неделя назад
4
Николай Дедок

3 августа в Москве прошла одна из крупнейших акций протеста с массовым хапуном. Оценки количества участников разнятся от 1 500 до 10 000. Задержанных — 1001 человек. Учитывая, что Беларусь и Россия всё время обмениваются опытом по подавлению протестов, и, как настоящие автократии, вкидывают в...

2 недели назад

Свободные новости