Анархизм в Ирландии – впечатления от путешествия летом 2012-го

Когда в прошлом году меня выдворили из России и я потерял работу, я решил, что пока хватает денег, не буду спешить с поиском новой, поскольку в течение полутора лет у меня не было отпуска длиннее, чем 2 недели. У меня остались кое-какие сбережения от моей короткой карьеры на российском рынке труда, и я решил поехать путешествовать. Надо было быстро капитализировать свою репутацию - никому не интересен анархизм в Финляндии, однако анархизм в России интересен всем. То есть, я спешил отправится в Евротур, пока я все-таки был российским анархистом.

Об анархизме в России я решил рассказать там, где солнышко и просто интересно, и где я никогда раньше не был. То есть, в первую очередь Испания, Португалия, Ирландия и Великобритания. По пути я выступил еще в нескольких городах в Швеции, Германии, Нидерландах, Бельгии и Франции, а также успел побывать на эколагере против скоростного поезда в Итальянских альпах. В августе год назад я начал писать отчет, но в итоге успел написать только по поводу самых сильных впечатлении в Северной Ирландии, и в течение следующего года стал слишком загружен другими проектами.

Оказалось, не очень коммерчески выгодно быть звездой российского анархизма. Расходы на путешествия еле-еле сходились, и никаких дополнительных денег на политзаключенных товарищей я не выбил. Большинство заняты другими проблемами, и вообще международная поддержка заключенных уже давно не на первом месте у анархистов. Плюс к тому, 3 из 4 стран, которые являлись целью моей поездки, являются кризисными, а четвертая (Великобританния) никогда не смогла похвастаться размахом своего движения. Но я знал, что в таких щедрых для поддержки наших заключенных тусовках, как движухи в Германии и во Франции, я побываю и в дальнейшем, а в Ирландии я вряд ли буду во второй раз.

Север гораздо интереснее юга

Юг Ирландии приятное место, но реально понравиться там может только любителю пива. Трезвым там мало чего ловить. Кроме модных резиновых ботинок - поскольку на острове все время идет дождь, местные ставят на этот аксессуар. А Север - это нечто.

Там родилось ощущение, что я сел на машину времени и попал в Финляндию своего раннего детства. Неважно, католический район или протестантский, все люди выглядят одинаково - стрижка максимум 3 миллиметра и спортштаны. Я ожидал, что в любой момент спросят закурить и начнут давать пизды, но обошлось без этого. Внешность обманчива.

Побывал я в самоорганизованном панк-клабе Белфаста "Warzone", и увидел там двух единственных неформалов, которых я заметил в городе. В Финляндии же неформальные - уже давно формальные, а от нормы отклоняется обывательская молодежь. Из отсутствия этой неформальности и на 100% гопарского вида местных обитателей (вне зависимости от пола), я понял что в Северной Ирландии еще существует городская община. В остальной же Европе она исчезла с появлением телевизора - с тех пор люди сидят у себя дома и не знают, кто у них соседи. В последнюю очередь это случилось в Испании - в Барселоне мне рассказали, что до середины 1970х на районе все друг друга знали, и менты появлялись только с подкреплением, поскольку часто люди им дали коллективный отпор.

А в Ирландии общину держит вместе одно - ненависть ко второй, совершенно одинаковой общине в соседнем районе. Сейчас уже не метают гранаты от одного района к другому и не похищают соседей, чтобы ночью их расчленять с помощью мясницкого оборудования. Но ненависть по-прежнему на месте. Я как раз приехал во время сезона маршей, когда протестанты сперва поджигают костер с ирландскими флагами, а затем маршируют через католический квартал, провоцируя его обитателей.

Я не буду углубляться в детали конфликта, желающие могут покопаться в интернетах, где написаны километры текста, в том числе и на русском языке. Хочу отметить лишь одно - поскольку католики с конца 17ого века являлись гражданами второго сорта, наряду с религиозной враждой уже давно присутствует и социальный аспект. Часто правильнее было бы говорить не о конфликте между католиками и протестантами, а лоялистами (поддерживающих Великобританию) и республиканцами. Многие среди республиканцев притягивались к социализму уже со времены "фениганов" 19ого века.

В атрибутике католических районов деятели различных антиколониальных движении и движения за гражданских прав черных (Ганди, Мартин Лютер Кинг, Мумиа Абу-Джамал) чередуются с социалистическими (Че Гевара), религиозными и националистическими деятелями. Во воображении многих республиканцев, борьба шла вообще не против протестантов, и за равноправие и свободу. Еще с 1960х годов, путем различных манипуляций от католиков отторгли социальное жилье и электоральные права. У лоялистов точка зрения другая - они считают, что единственной целью республиканцев является желание сделать из них такое же угнетаемое меньшинство, какими были католики еще в 19ом веке. Руководство обоих сторон всегда осуждало "сектантское насилие", то есть нападения на гражданских лиц, мотивированные их вероисповеданием. Но у обоих сторон были деятели, которые занимались такой практикой.

Следовательно, грань между республиканством и религиозной рознью довольно тонкая, и среди ирландских анархистов тоже существуют разногласия на предмет того, какая должна быть позиция к конфликту. Часть моего тура в Ирландии была организована WSM (Workers Solidarity Movement, Движение Солидарности Рабочих), для которых история социалистического республиканства является вдохновением их деятельности. Я связался с WSM после того, как попытки найти контакты в Ирландии по личным каналам провалились и они организовали мне тур по четырем городам (Корк, Даблин, Белфаст и Дерри) с довольно короткими сроками. Все четыре мероприятия были полностью открытыми, и кроме участников WSM, всегда присутствовали и/или автономные анархисты и случайные гости. Но с участниками другой организации, "Organise" (Организуй) , которая действует только в Северной Части острова, мне не удалось пересечься. Либо у них были другие занятия во время моих выступлений, либо тема их не интересовала.

Все северные участники WSM, с которыми я встретился - потомки республиканских семей, и этот факт у них до сих пор складывается в самоидентификацию. Вот такой значок мне подарила пара молодых около-WSMных ребят, которых в первую очередь интересует антифа:

Флаг впереди - флаг Starry Plough (Звездный плуг) на красном фоне. Обычно у него фон голубой, он и в обычном виде популярен среди социалистического крыла республиканцев, например INLA (Армия Национального Освобождения Ирландии - группировка левее ИРА). Замена голубого фона на красный еще более подчеркивает левизну взглядов носителя.

Как можно к этому относиться? Лично для меня логотип АФА (красного флага с черным) тоже всегда был нонсенс, сталинисты все 1920ые годы репрессировали анархистов, а потом Тельман в 1932ом предлагал нам им помогать. Лично мне такое объединение не по вкусу .

Но несмотря на сильную эмоциональную и культурную связь с республиканской традицией, практика у североирландских участников WSM вполне адекватна. Они поддерживают заключенных республиканцев (имеется ввиду тех, кто отказался подписать договор "хорошей пятницы", и до сих пор остается за решеткой), но не по политическим, а по гуманитарным соображениям. В разборки между республиканцами они не вмешиваются.

После подписания мирного соглашения между ИРА и Великобританией в 1998ом году, ИРА быстро подавила большинство из республиканской оппозиции мирным переговорам, путем избиения и угроз. Теперь права немногочисленных сторонников продолжения борьбы жестко нарушают, самое чудовищное дело возбудили против Марианы Прайс (Marian Price). Ее арестовали за “призывы в поддержку незаконной организации”, после того как она в в 2011 году во время демонстрации озвучила заявление от “Настоящей ИРА” (Real IRA), которая угрожала продолжением нападений на полицейских. Секретарь государства северной Ирландии Овен Патерсон (Owen Paterson) заявил об отмене УДО Прайса, которая сидела 2 пожизненных срока (с 1970х годов до 1990х годов) в связи с участием в вооруженной борьбе IRA. То есть, фактически ее хотели посадить до конца своих дней только из-за одного выступления!

В кампании по поддержке Прайс участвовали не только радикальные республиканцы и анархисты, против ее преследования выступали также профсоюзы, в которых нет сектантского разделения, и которые выступают также против нарушения прав человека в отношении радикальных лоялистов. В итоги Прайс освободили в конце мая 2013го года.

Но тем не менее, попытки как-то выйти за пределы существующих там раскладов почти безнадежные. И в Дерри и в Белфасте единые и активные анархисты, на улицах можно видеть агитматериалы, но люди к ним равнодушны. Смешно, что главный враг “антифы", Democratic Right Movement (“Демократическое Правое Движение”, DRM) находится в еще более затруднительном положении: у них было всего 4 человека, но недавно случился раскол, и осталось двое. В июле 2012го в Белфасте была большая демонстрация в несколько тысяч человек против права выбора аборта, и контр-демонстрация поменьше, несколько сотен человек, куда WSM организовывал транспорт с юга. На демонстрацию против выбора пришел вождь DRM Майкл Квин (Michael Quinn), и был избит белфастским анархистом. Вот такая микро-война, которая живет отдельной жизнью от основной линии разделения общества.

Право выбора является полностью анти-сектанским вопросом: консервативные протестанты выступают против его настолько же сильно, как и консервативные католики, и на Севере фактически невозможно получить разрешение на аборт, несмотря на то, что это часть Объединенного Королевства. Пока в обоих частях политического процесса лишь меньшинство за право выбора, но это меньшинство растет и это очень перспективная область для анархо-активности вне сектансткого деления.

У меня остались довольно сильные впечатления и от Белфаста, и от Дерри. В Белфасте ментовские тачки до сих пор выглядят как танки, и на ментовке в центре до сих пор 20-метровый забор в сторону Фоллса (католический район), поскольку раньше оттуда стреляли в ментов из гранатомета.

 

В Дерри я побывал в районе Богсайд (Bogside), который в августе 1969го был фактически освобожден от государства территорией в течение 3 дней, во время огромных массовых беспорядков.

 

Стена "Свободного Дерри", символ сопротивления Богсайда: она всегда перерисовывается по различным поводам. Некоторое время назад её перерисовали в черно-красные цвета в память о местном синдикалисте.

 

Я мало где встречал анархистов, которые были бы одновременно настолько искренними, насколько озлобленными. Ведь процесс мирных переговоров фактически не дал никаких средств для решения огромных социальных проблем католического меньшинства – безработные, наркомания и большое количество суицидов. Вообще реклама различных “превентивных центров против суицидов” там везде, мне начало казаться, что это скорее реклама суицида, чем метод борьбы с ними. Ну и также и католические, и протестантские районы выкрашены памятными рисунками, повествующими о различных погибших бойцов, там смерть как будто везде.

 

Благодаря моему визиту, я стал лучше понимать анархистов Северной Ирландии, которые одновременно стараются избавиться от сектантского багажа, а также прекрасно понимают все социальные аспекты этого кровавого конфликта.

Антти Раутиайнен

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Michael Shraibman

26 октября полицейский спецназ атаковал автономный муниципалитет Эдуардо Нери в штате Герреро (Мексика) и арестовал 42 участника коммунитарной полиции. Этот муниципалитет - один из сотен, поднявшихся против насилия нарко-картелей. Я уже писал ранее о ситуации в Мексике. Государство в этой стране,...

6 дней назад
2
Michael Shraibman

В связи с событиями в Сирии и Ираке часто можно услышать: "Возвращение великой Персии? Они этого заслуживают. Во всем регионе они единственные, кто более или менее занимался развитием своей страны". В сказанном есть логика. На днях я читал лекцию о Ближнем Востоке в аудитории, где...

1 неделя назад

Свободные новости