К успеху в Екатеринбурге

Чем бы ни закончились события в Екатеринбурге, о них нужно сказать несколько вещей.

Первое. Это – не победа екатеринбуржцев. Это – победа всех протестующих россиян. Российские власти могут задавить всех своих подданных, но они не могут задавить всех одновременно. И жители Севера России, и жители Ингушетии, и даже участники «мусорных протестов» в Подмосковье – все они участвуют в общей борьбе народа РФ с ее властью. И, хотя власть отступила именно в Екатеринбурге, вклад в это внесли и те, кто борется на других фронтах, не давая властям перебросить оттуда дополнительные силы в Екатеринбург или еще куда.

Второе. События очередной раз показывают не только кризис авторитарной власти, но и кризис управления, основанного на представительной демократии и верховенстве закона. Представительная демократия – это право большинства людей выбирать из меньшинства тех, «кто будет подавлять их в течение нескольких последующих лет» (за точность цитаты не ручаюсь, но смысл передаю верно), право рабов выбрать себе надсмотрщиков. Говорят, что екатеринбургский губернатор не выбран, а назначен. Ну, а если бы он был избран, что бы это меняло? Что помешало бы ему наплевать на все свои предвыборные обещания? Да и видим мы, как можно управлять выборами – один Дальний Восток чего стоит! Не случайно, как заметили журналисты, когда екатеринбургское начальство пригласило активистов протеста на переговоры, туда почему-то пришли не столько участники схода в сквере, сколько политики, вроде членов местного отделения КПРФ. Наконец, избранника всегда можно купить, запугать или, в крайнем случае, просто посадить или убить. На отдельного человека легко давить. Но попробуй надави на всех сразу! А когда решение принимает не группа избранных, а общее собрание, когда избранник, если он и есть, то только передает общее решение, сам же ничего не решает, а если начинает отсебятину, то его тут же отзывают – это уже не представительная, а прямая демократия. Именно на ней были основаны первые советы (это потом, в 1918 их превратили в партийные органы), к этому призывали и призывают анархисты, на этом строилось правление античных полисов и средневековых городов…

Что до закона, то решение строить церковь в сквере было принято вполне законно. Но и ГУЛАГ и Освенцим были созданы в соответствии с законами. И еретиков жгли по закону. И людей еще двести лет назад по всему миру можно было держать в рабстве и продавать как скотину тоже по закону. Напомним, что рабство в Российской империи было отменено в 1860, в США еще через дюжину лет, а кое-где – и того позже. Словом, по закону творилось не меньше мерзостей, чем в нарушение закона. Не случайно в России люди всегда предпочитали, чтобы их судили не по закону, а по совести. И не только в России. Везде римскому праву предшествовало обычное право, когда местные обычаи или законы определяли лишь ключевые положения, а остальные вопросы люди решали сами, так, чтобы их решения не противоречили этим ключевым положениям. И только Рим впервые описал законами все до последнего чиха и провозгласил: «Пусть рухнет мир, но пусть торжествует закон!» – что в переводе на нормальный язык означает: «Не закон для людей, а люди для закона!»

Екатеринбуржцы поступили не по закону, а по совести. И их требование не опроса, а референдума – это тоже апелляция к прямой демократии. Как и их стихийные действия. Это заметили даже некоторые либеральные политологи. Однако, это пока – лишь первые робкие шаги.

Третье. Многие спорят о том, что больше толкает людей на активные действия: «интересы брюха» («холодильник») или чувство собственного достоинства, нежелание терпеть барское хамство. Сильней всего действует синтез – сплав всегда тверже чистого металла, порох взрывоопаснее любой из своих составляющих, а «ерш» крепче не только пива, но и водки. Социальные процессы – не исключение. И все последние события это подтверждают.

И четвертое. Видя, что стакан наполовину полон, нельзя забывать, что на другую половину он пока пуст. Борьба еще не кончена и неизвестно, чем закончится. И если власть сегодня отступает, это не значит, что завтра он не начнет снова наступать. Может быть, даже на том же фронте. Чтобы показать, что она «не прогибается». Поэтому не надо отчаиваться, но не надо и расслабляться. На этой реалистичной ноте я и закончу.

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Пьер-Жозеф Прудон
Michael Shraibman

Я не согласен по очень многим вопросам с Александром Шубиным, но тут емко и по делу излагается им мысль Прудона: "В XIX веке уже было признано, что плохо, когда вами правит абсолютный монарх. Абсолютизм - это плохо. Это французы уже поняли. Эту утопию мудрого правителя они уже реализовали и...

1 неделя назад
Michael Shraibman

Год назад в мире поднялась новая волна протестов. Впрочем, в тот момент никто этого не осознавал. Когда «Желтые жилеты» во Франции подняли бунт против нового налога на топливо, никто и не думал, что это превратится в глобальный кризис. 2019 год изменил ситуацию. Социально-экономические...

2 недели назад

Свободные новости