Курдистан: женская революция

На фронте в Сирии каждый день погибают женщины-воины. Однако они защищают свой дом, свою родину и свою революцию. Что же движет этими женщинами, кто проезжает тысячи километров с Запада, чтобы присоединиться к борцам с исламистами и… умереть?

В марте того года мировые СМИ облетела новость: в Африне, кантоне Сирийского Курдистана, погибла гражданка Британии – 25-летняя анархистка Анна Кэмпбэлл. На фронте в Сирии каждую неделю погибают женщины-воины. Однако они защищают свой дом, свою родину и свою революцию. Что же движет этими женщинами, кто проезжает тысячи километров с Запада, чтобы присоединиться к борцам с исламистами?

Бэкграунд

Про сирийскую войну знает сегодня каждый. Однако за годами, которые прошли с начала конфликта, многие забыли, что пожар гражданской, а на самом деле – прокси-войны между государствами сначала разгорелся из-за народной революции, которая своей целью ставила освобождение множества групп сирийского населения от угнетения самого разного типа: политического, религиозного, национального, гендерного.

С 1971 года Сирия находится под властью семьи Асадов. Они – представители шиитской секты алавитов, которые занимают почти все ключевые посты на государственной службе и в армии. Почти все остальное население Сирии – мусульмане-сунниты, которые сильно пострадали от религиозного угнетения.

Курды в Сирии составляют 9-10 % населения. Территории, населенные курдами, при Асаде были фактически аграрно-сырьевым придатком. На территории Рожавы (Сирийского Курдистана) находится 80 % сирийских запасов нефти, но вся она шла на переработку в другие регионы. Область, населенная курдами, была крайне бедной: курдская молодежь массово выезжала в другие регионы в поисках работы и становилась в крупных городах разнорабочими. Изучение курдского языка и культуры в школах было запрещено, курдские активисты получали большие тюремные сроки. До 300 тысяч курдов имели статус неграждан.

Все это в совокупности вызывало в Рожаве масштабные волнения незадолго до революции 2011 года. Одно из первых таких выступлений состоялось в 2004 году после футбольного матча в городе Камышла. Во время столкновения курдов с полицией погибло не менее 30 человек, был сожжен офис руководящей партии и низвержена статуя Хафеза Асада. Для подавления восстания в город были введены войска. Тысячи курдов были вынуждены сбежать в Ирак.

В 2011 году Рожаву, как и всю Сирию, охватили протесты против Асада. Триггером для революции стало убийство курдского лидера Машааля Тамо в его квартире неизвестными в масках – предположительно, спецслужбами Сирии. На следующий день на его похоронах в городе Камышла присутствовало более 50 тысяч человек, полицейские открыли огонь по процессии, 5 человек были убиты. Протесты нарастали, и той же весной Асад попробовал задобрить курдов, пообещав дать гражданство тем, кто его не имеет.

Однако революцию было уже не остановить.

Режим Асада стремительно коллапсировал, будучи занят подавлением народных протестов и борьбой с повстанцами ССА (Свободной сирийской армии). 12 июля 2012 года было подписано соглашение между двумя крупными курдскими организациями: Демократическим союзом (PYD) и Курдским национальным советом, которое, по сути, провозгласило суверенитет Сирийского Курдистана. YPG (Отряды народной обороны – ополчение Рожавы) взяли штурмом город Кобани, потом – Камышло. Войска Асада были поставлены перед ультиматумом: покинуть территорию Сирийского Курдистана. И этот ультиматум был выполнен. Фактически регион стал независимым.

Под флагом Оджалана

История курдского национального движения, революции в Рожаве и местного социального строя непрерывно связана с именем Абдулы Оджалана – лидера РПК (Рабочей партии Курдистана), которая с 1979 года борется за независимость Курдистана сразу в четырех странах: Турции, Сирии, Иране и Ираке. Методы борьбы включали в себя вооруженное сопротивление, за что в ряде стран РПК была признана террористической организацией.

Однако главная руководящая партия Сирийского Курдистана – PYD, фактически является аффилятом РПК на территории Сирии, а заодно легитимным партнером США в борьбе с ИГИЛ и другими исламистами.

С 1999 года Абдула Оджалан отбывает пожизненное наказание в турецкой тюрьме на острове Имралы. Однако арест не мешает ему оставаться духовным и политическим лидером РПК, оказывая решающее влияние на ее идеологию.

Абдула Оджалан

Абдула Оджаллан

С конца 2000-х Оджалан все больше увлекается идеями либертарного коммунализма – социального строя, идея которого была разработана американским анархо-экологом Мюрреем Букчиным (1921–2006). Оджалан начинает переписываться с Букчиным, и под его влиянием меняет свои идеи: критикуя национальное государство, патриархат, высказывает беспокойство про экологию. Все это со временем начало отражаться и на политике партии. РПК отходит от марксизма-ленинизма и идеи построения социалистического государства Курдистан. Место новой идеологии занимает разработанный Оджаланом демократический конфедерализм, согласно с которым Курдистан должен быть конфедерацией народов (курдов, арабов, ассирийцев, езидов, армян и др.), на базе прямой демократии, кооперативной экономики, всеобщего свободного образования и равенства мужчин и женщин.

Мюррей Букчин

Последний пункт в условиях Ближнего Востока стал чуть ли не самым революционным. На патриархальные традиции племенного общества в курдских регионах Сирии наложили отпечаток патриархальные нормы Корана и Сунны, что ставило женщину в положение колоссального неравенства и всестороннего угнетения. Борьбе с ними Оджалан уделял и уделяет в своих политических прокламациях огромное значение.

Как результат, в 2013 году на территории Рожавы образуются YPJ – Женские отряды обороны, целиком независимые формирования, которые состоят исключительно из женщин от 16 лет. Вводятся неслыханные раньше нормы позитивной дискриминации: женщина у курдов может командовать воинским формированием из мужчин и женщин, а мужчина – нет. На собраниях женщин (не только в армии, но вообще) мужчины не присутствуют и не имеют права голоса.

Кроме воинских, YPJ выполняет и политические функции: выявляет случаи нарушения прав женщин, борется с такими явлениями, как женское обрезание и принудительные браки, которые, несмотря на успехи революции, встречаются и сейчас.

На антиисламском фронте

С момента создания YPJ сразу приняли активное участие в борьбе с Исламским Государством, которое на тот момент было на пике могущества. Особенно драматичной была оборона Кобани – пограничного города с 44-тысячным населением, в котором отряды YPG и YPJ попали в окружение трехкратно превосходящих сил ИГИЛ (3 тысячи против 9 тысяч) и были на грани уничтожения. На помощь курдам были мобилизованы партизаны РПК из Турции и отряды иракских курдов «Пешмерга»; авиация США наносила авиаудары. Через пять с половиной месяцев курды смогли прорвать блокаду и откинуть силы исламистов.

По понятным причинам ИГИЛ испытывают к женским отрядам звериную ненависть. Мало того, что они воспринимают их как нарушительниц всех возможных норм Ислама, кроме этого джихадисты верят: когда моджахед будет убит женщиной, он не попадет в рай. Жесткая кара и издевательства над ополченками YPJ, попавшими в плен – обычное дело.

Кобани, 2014

Эмпатия и долг

Анна Бохман из Ванкувера, в прошлом – фотомодель. (фото telegraph.co.uk)

Сейчас ей 46 лет. В 2015 году она присоединилась к отрядам YPJ. Через определенное время организм не выдержал «окопной жизни» и незнакомого климата. В состоянии истощения она вернулась на родину. Чтобы вылечиться и… вернуться к курдским революционеркам. «Это из-за того, что делает ИГИЛ, и от того что наши правительства не делают ничего, чтобы его остановить», – отвечает Анна на вопрос «Vice News» о том, почему она примкнула к YPG.

«Я подумала – если люди могут быть добровольцами в ИГИЛ, то нужно, чтобы были и добровольцы против ИГИЛ. «Львы Рожавы» (международная группа волонтеров, которая переправляет людей в курдское ополчение) сконтактировала меня с YPJ, и я присоединилась к ним в феврале 2015-го, как только поправилась. Я пошла в Иракский Курдистан и оттуда переплыла границу на надувной лодке».


Фото telegraph.co.uk

Кимберли Тейлор – 27-летняя британка, учила математику в университете Ливерпуля и была волонтеркой разных социальных и правозащитных движений.

 Фото i.guim.co.uk

Она работала в лагерях беженцев в южном Ираке и решила присоединиться к вооруженному сопротивлению против ИГИЛ после беседы с мужчиной-езидом, который отказывался уезжать из своего места жительства, потому что ИГИЛ держало в заложниках двух его дочек.
«В этот момент я дала себе обещание, что я посвящу жизнь тому, чтобы помочь этим людям», – говорит Тейлор, и вспоминает в интервью «The Guardian» историю 8-летней девочки из проасадовской семьи, зверски убитую игиловцами в сирийской деревне.

После вступления в YPJ Тейлор сразу же отправилась на фронт – освобождать «столицу ИГ» Ракку.

«Я хочу отдать свою жизнь за это. […] Это для всего мира, для всего человечества, для всех угнетенных людей повсюду. Это не просто ИГИЛ убивает и насилует. Это систематичные психические и физические пытки неимоверной степени».

Роза из Швеции присоединилась к YPJ, когда ей было 20 лет. На момент, когда «ANF News» брала у нее интервью, девушка находилась в их рядах уже более двух лет, успев принять участие во многих боевых операциях.


Фото anfenglish.com

У себя на родине Роза работала в химчистке, но, когда стала слышать про Ближний Восток с экрана телевидения все чаще, начала интересоваться вопросом самостоятельно. В результате ознакомления с курдской тематикой она, по ее собственным словам, «… наконец поняла, что одно из самых важных мест, где женщина может принести пользу всем остальным женщинам и помочь революции – это YPJ. […] Молодая девушка, которая присоединяется к ним, учится свободе, разрушает систему доминирования и становится личностью. Девушки получают женский взгляд и философию. […] Женская борьба на Ближнем Востоке усиливается, и женщины освобождаются. И женщины не остановятся на этом, они продолжат борьбу на передовой против варваров из ИГИЛ. Быть тут, на фронте, для меня – необходимо. Я хочу разделить эту войну, победу и сладость свободы».

Не все европейцы, которые воюют среди курдов, такие разговорчивые, как эти женщины. Правительства европейских стран не очень любят добровольцев из Курдистана, и смотрят на них, словно на потенциальных террористов.

Подсчет женщин из Европы, которые воюют в YPJ, никто не вел, но можно смело считать, что их не менее нескольких десятков.

Как видно из бесед, мотивация всех женщин-борцов примерно одинаковая. Это сильная эмпатия к жертвам Исламского Государства и интуитивное ощущение справедливости борьбы, которую ведут курдянки. Политические идеи – феминизм, равенство, – тоже играют роль, но, как говорится, стоят не на первом месте. Первоначально – желание помочь тем, кто в беде, и падать руку смелым женщинам, которые противопоставили себя джихадизму. И здесь, кстати, надо сказать, что вербовщики таких идеалисток сильно помогает само Исламское Государство – своей показной жестокостью, публичными убийствами и пытками. Медиа-имидж, который, по задумке пиарщиков ИГ, должен запугать «неверных», дал обратный результат. В искренности слов молодых женщин-воинов сомневаться не доводится – они на самом деле знают, что едут не на курорт, и не щадят своей жизни. С начала активной фазы войны в Сирии в СМИ было не меньше трех сообщений про смерть женщин-добровольцев. Первой открыла печальный отсчет 7 марта 2015 года Ивана Хофман – 19-летняя немка, подруга Марксистско-ленинской партии Турции.

Фото i.guim.co.uk

В марте 2018 года пресс-служба YPJ сообщила про смерть аргентинки Елены Санчес. Ей был 31 год.

Фота

15 марта, во время операции «Оливковая ветвь» – оккупации Турцией кантона Африн, от турецкого снаряда (по другим данным – от авиаудара) погибла гражданка Великобритании, 26-летняя анархистка Анна Кэмпбелл.


Фота i.guim.co.uk

Постер в память об Анне Кэмпбэл. Лондон. Фота

Важно отметить, что это только те случаи смерти, которые попали в СМИ.

Случайность или тенденция

Женщины из сытого Запада едут умирать в далекие пустыни для борьбы с тем, что они видели только на экранах лэптопов и смартфонов, – для прагматичных граждан это может показаться глупостью. Но для женщин-добровольцев это сознательный выбор, который, кстати, говорит нам многое не только про их моральные качества, но и про мировые тенденции. Добровольцы-интернационалисты на фронтах любой, справедливой и не очень, войны – вещь не новая. Однако тенденция роста количества женщин именно как воинов, равных мужчинам – очевидно, явление последнего времени, которая вынуждает посмотреть на определенные особенности:

Первое – все без исключения женщины отправляются воевать под воздействием СМИ. Пресса играет первостепенную роль в мотивации: ретранслирует ужасы, которые творят враги, и создает героический образ воинов-курдистанок.

В этом ситуация в Сирии не уникальная. Вспомните, и в «ополчение ДНР» записывались далеко не только уголовники, профессиональные наемники и искатели легких денег. Было среди них немало простых людей, которые поверили в «распятых мальчиков» и геноцид русскоязычных «украинской хунтой». Чтобы рисковать жизнью, для абсолютного большинства требуется сильная мотивация. И в нашем мире ей, как правило, является либо сильная политическая идея, часто связанная с идентичностью («курдянка», «женщина», «феминистка», «революционерка»), либо немалые деньги, которые обещают, например, наемникам больших государств в прокси-конфликтах.

Второе: глобализация дает свой эффект – армии в местах вооруженных конфликтов становятся все более интернациональными. В расцвете существования того же Исламского Государства в ней находились бойцы более чем из 81 страны, и доля иностранцев составила, по самым скромным оценкам, 15 %. В рядах курдского ополчения воюют турки (они преобладают), американцы, канадцы, французы, немцы, британцы и представители многих других стран. Политические группы представлены как минимум четырьмя коммунистическими организациями и тремя анархистскими отрядами – не считая добровольцев преимущественно из США, которые приехали просто «мочить игиловцев».

Важно отметить, что с ускорением глобализации, развитием транспорта, медиа, с повышением общей мобильности населения, количество добровольцев из самых разных стран в вооруженных конфликтах будет только расти. И что бы ни говорили в этой связи Библия и Коран, женщины на войне – это всерьез и надолго.

Источник: газета

Комментарии

Женщина не равна мужчине.Война это пробуждения и победа всего темного всего что существует в человеке с гезапамятных времен.А когда в ней участвует женщины протсходип что-то очень мерзкое.Даже на ней на ней должны быть определенные рамки.Когда в ней участвует женщины и дети она превращается в побоище.Допускаю что они могут быть в тыловых штабах и гоcnиталях.В боевых  подразделениях во время 2  мировой войны кроме СССР их не было.А в нацистской Германии они были в самый последний период. 

 

 

Рейтинг: 1.5 (2 голоса )

Т.е. ты хочешь, друг, сказать, что смерть миллионов мужчин на войне - это, значит, не бойня? Или они не люди, друг? Смерть несовершеннолетних мужчин, это, занчит, не бойня? Я думаю, тебе следовало бы поставить под сомнение свои ценности, друг.

А ещё, друг, равный не значит подобный, смекаешь? Или так вот:

Равные != подобные.
Равная != подобная.
Равный != подобный.

 

 Равный(ая, ые) означает - в правах, что из-за пола (физических различий, рассовых, сексуальных) не должно быть дискриминации, никто не должен быть унижен за то, что обладает хромосомным набором xx или xy, за то что он(она, они) гомосексуальн(а,ен,ы) или асексуал(ен, на, ны), за то, что кто-то индус, кто-то пакистанец, кто-то китаец. Принадлежность к женщинам не делает человека "вторым", а принадлежность к мужскому полу - "первым" и "главным". Довольно несложно, верно?

Женщины и мужчины равны, но различны, и эти различия - не повод для унижения и издевательств, сексизма и мачизма. Скорого пересмотра ценностей тебе, друг.

Рейтинг: 5 (2 голоса )

Расовых*

Голосов пока нет

Если там появлется женщина вместе с ней и и за неё может погибнуть все подразделение рано или поздно возникает хаос и дезоарганизация.Единстенно что им нужно это муж.

Рейтинг: 1 (2 голоса )

Хаос и дезорганизация возникает, когда появляются сексисты. Обычно им нужен бан, но здесь, к сожалению, это не принято.

Рейтинг: 5 (2 голоса )

Рано или поздно если там появляется женщина там появляются  они и это происходит!

Голосов пока нет

gut

проверка тест ывф

Голосов пока нет

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Michael Shraibman

Мощные социально-экономические протесты, начавшись в Ираке, охватили Ливан. Акции протеста организуются через социальные сети и носят безлидерский характер. Их участникам удалось преодолеть сектантские барьеры: к протесту присоединились сунниты и шииты. В Ираке движение охватило в основном...

3 дня назад
Michael Shraibman

Иногда от сторонников партийной власти и чиновного государства, от большевиков (марксистов-ленинцев), но не обязательно только от них, можно услышать: "Отрицать в принципе необходимость руководства из-за вероятного предательства верхушки - значит выплескивать младенца вместе с водой. Даже в...

4 дня назад

Свободные новости