План 3000, Боливия: из пропасти подняться влево

На окраинах «белого» расистского города Санта-Крус, центра олигархии, наживающейся на экспорте сельскохозяйственной продукции, находится План 3000, огромный и бедный квартал с населением в почти 300 000 человек, в большинстве своём индейцы аймара, кечуа и гуарани; микромир, состоящий из 36 этносов, населяющих Боливию. Мультикультурный город, который во имя равенства противостоит патриархату, власти и насилию местных элит. 

План 3000 как бастион народного движения оказал решительное сопротивление силам "парамилитарес"[1].  Для олигархов это поражение было настолько сильным, что они до сих пор не оправились от него, в то время как  для движения  - это очень важная точка опоры, какой, например, был в свое время город индейцев аймара Эль Альто. В сентябре 2008 это город превратился в символ народной борьбы в Латинской Америке. 

[1] Парамилитарес - незаконные полувоенные вооруженные формирования ультраправого толка.

Майами без моря

Самый населенный и большой по площади район Санта-Круса появился благодаря стихийному бедствию. Он был образован в 1983 в связи с разливом реки Пираи, после которого власти переселили около 3000 семей в чистое поле. Люди сами построили дома и улицы, но ввиду отсутствия каких-либо коммуникаций должны были покупать воду один-два раза в неделю. Как часто бывает почти во всех бедных районах, поселенцы должны были организоваться, чтобы добывать воду и еду. Они смогли выжить благодаря взаимопомощи, которая обнаруживается в тысячах ситуаций в повседневной жизни. 

Затем, в 1985, сюда начали съезжаться мигранты со всей страны, когда первое неолиберальное правительство на континенте закрыло шахты, главное достояние страны. Но также приезжали крестьяне, пострадавшие от засухи, бедные индейцы из восточных и северных районов Боливии и жители Анд. 

Чуть больше чем через 20 лет начальное население в 10 000 человек увеличилось в разы, но полностью отсутствовали какие-либо проявления государственной власти. Индейцы постоянно были презираемы феодальной олигархией, нажившейся на разграбливании миллионов гектар земли, которая была предназначена для крестьян по аграрной реформе 1953 г. 

Санта Крус отличался от многих городов Боливии. Образованный в 1561 г. испанскими солдатами, он обладал двумя особенностями: изолированным положением и отсутствием полезных ископаемых. Таким образом, он стал колониальным анклавом с социальной стратификацией, где различия в социальном статусе обуславливались цветом кожи, а не размером кошелька, и были символичными. 

Удаленность места проживания от главной площади, одежда и освобождение от обязанности работать либо, наоборот, обязанность работать представляли собой определяющие характеристики для обозначения позиции каждого в рамках общественного устройства. В двух словах, Санта-Крус был колониальным островком «цивилизации», окруженным «дикарями», который находился далеко от Альтиплано,  экономического и политического центра, и от Буэнос Айреса, столицы вице-королевства Рио де ла Плата, от которого зависел с 1776 г. Вплоть до Чакской войны между Боливией и Парагваем (1932-35) Санта-Крус был изолирован от страны. После революции 1952 сословно-феодальный порядок заменяется выборной системой, регион модернизируется и там наблюдается быстрый экономический рост.

В 1950 г. Санта Крус насчитывал 41 000 жителей, в 1998 г. эта цифра превысит миллион. 40% жителей – индейцы с Боливийского нагорья, еще 40% - мигранты из внутренней части департамента. Остальные – индейцы из северных и восточных районов страны, меннониты и японцы. В 1952 г. Санта-Крус производила 3% от ВВП Боливии, в 2004 этот показатель превысил 30%, благодаря экспорту газа в Бразилию и Аргентину и продукции сельского хозяйства, особенно животноводческой и сои. Хотя экономическое развитие набирает обороты, но менталитет меняется гораздо медленнее: современное общество с феодальным образом мыслей.

 Ярким примером этого мышления являются конкурсы красоты Мисс Боливия. 12 последних победительниц жительницы Санта-Круса. Габриэла Овьедо, Мисс Боливия 2003, говорит, что представляет «другую Боливию», «не индейскую», т.к. на востоке люди «белые, высокие и говорят на английском. Боливийцы приезжают в Санта-Крус, потому что это для них как Майями». (5) 

В общих чертах можно сказать, что в Санта-Крус сформировался полюс современного капитализма, который чувствует себя выше индейского запада Боливии, воспринимаемый им как препятствие для развития страны. Но есть еще кое-что: индейцы Санта-Круса выселены как бы в гетто. Это стало возможным из-за планирования города. Он был поделен на концентрические круги, начиная с центральной площади, куда индейцы смогли попасть буквально несколько лет назад. Три первых кольца – укрепленный центр города. Четвертое кольцо – переходная зона. Сейчас существует 8 колец. 

Кроме того, что буржуи чувствуют себя в меньшинстве, они окружены индейцами, которых презирают и боятся. Элита Санта-Круса незаконно завладела землями (от 30 до 50 млн гектар земли), которые предназначались крестьянам по аграрной реформе 1953 г. Это основа их богатства. 

Санта-Крус требует автономию. Это вызвано двумя причинами: с одной стороны, это попытка контролировать углеводородные ископаемые посредством прямого налога на углеводороды (IDH), что и послужило мотивом для столкновений с правительством Эво Моралеса. С другой стороны, автономия – это попытка дистанцироваться от Ла Паса и Эль Альтиплано, центров основных восстаний еще со времен Тупаха Катари в 1781 г. В какой-то степени это способ установить «санитарную зону», которая будет защищать интересы местных элит. 

По такому сценарию развивается один из главных конфликтов континента между богатой, расистской и исключающей элитой и мультикультурным обществом, которое демократизирует общественные и культурные отношения и старается преодолеть экономическое неравенство. 

Столкнуться с государственным переворотом 

Дискриминация по отношению к индейцам стала возрастать в геометрической прогрессии после того, как Эво Моралес занял президентский пост в январе 2006. 

Настоящие столкновения в Плане 3000 начались 4 мая 2008 г. В этот день Комитет Про Санта Крус и крусенисткая[1] префектура созвали нелегальный референдум, чтобы принять Устав автономного департамента.  Комитет обычно организовывает «гражданские забастовки», когда Юношеский Союз Санта-Круса берет на себя функции полиции, заставляет торговцев закрывать свои лавки, бьёт их, если они отказываются и  силой ведут людей на демонстрации на центральную площадь. Также они обычно пишут на стенах: «ебаные индейцы». 

[1] Крусенисты – участники Юношеского Союза Санта-Круса (ЮССК), военизированной неофашистской группировки, образованной в 1957 г. Комитетом Про Санта-Крус.

В этот день в Плане был организован дозор, начиная с 5 утра, после угроз, которые поступили от ЮССК. Воодушевленные  протестной музыкой, примерно 10 тысяч человек собрались у ротонды, чтобы не допустить нашествия крусенистов. До этого момента крусенисты осмеливались вылавливать небольшие изолированные группки людей, избивать и оскорблять их. Но атаковать 10 тысяч человек они не посмели. 

Между 9 и 11 сентября казалось, что правым удастся совершить переворот: они захватывали учреждения, разрушали государственные здания, оккупировали аэропорты, преследовали и расстреливали оппозиционеров. В Санта-Крусе были разрушены офисы Канала 7 и государственного радио, здания общественных организаций, местных профсоюзов и официальных партий, крестьянских движений и НПО были окружены, подожжены.Также  закладывались бомбы. 

В течение этих жарких дней члены движений, чиновники и работники НПО нашли укрытие в Плане 3000, т.к. это было единственным местом, в котором они чувствовали себя в безопасности. 

Но 11 сентября правые зашли слишком далеко, совершив нападение на шествие крестьян, в результате которого (нападения) погибло по меньшей мере 17 человек: беззащитные крестьяне были расстреляны автоматными очередями. В этот день народ Боливии понял, что настало время действовать. 

Обстановка в Плане 3000 была крайне напряженной. 10 числа сепаратисты окружили и захватили  автобусную станцию, вытеснив оттуда тех, кто оказывал им сопротивление изнутри, причем полицейские не предпринимали никаких действий. Тогда жители района поняли, что если они сами не будут защищаться, то никто не сделает это за них. В тот же день в План по разным дорогам подъехало несколько грузовиков с крусенистами, которые били палками в щиты, чтобы запугать людей. 

Хуньор был участником событий 10 сентября. Всё началось рано с организации дозора, а основные столкновения произошли около полудня: «Они приехали с ракетами на 12 зарядов, которые могут разрушить кирпичи и железо и имеют дальность поражения 50 метров. Так, они начали на нас нападать. Нам пришлось отступить примерно на два квартала. Во время этих действий пали несколько товарищей, которые с ними сражались. Тогда начинается реакция с нашей стороны. Мы кричим, выходим все и продвигаемся вперед. Нам удалось начать битву врукопашную и освободить наших товарищей, которые попали им в заложники, и захватить несколько заложников из числа крусенистов. Мы вновь отвоевали нашу территорию и заставили отступить их примерно на три квартала. Тогда вмешалась полиция, которая их охраняла, и образовала небольшой круг вокруг них, чтобы защитить от нас.» 

Радио Интеграсьон, организованное индейцами, уничтожило монополию правых на СМИ, а также послужило важным инструментом для мобилизации населения района в дни сражений. 

«По радио сообщалась информация обо всех сражениях», - говорит Эдуардо Лоайса. «Они хотели сжечь наше радио, но мы смогли организоваться, позвать людей и защитить его. Нам звонили со всех частей страны, нам говорили, что происходило: «темная машина с крусенистами и ракетами едет там-то, такой-то грузовик перевозит то-то…» Наши ряды увеличивались, т.к. радио было глазами народа, руками народа, радио было всем. Тысячи мужчин, женщин, молодежи и детей с маленькими железными  щитами чтобы сражаться… такая красивая картина останется в истории».

Затем стало известно, что целью правых было захватить ротонду, чтобы подготовить приход к власти Бранко Маринковича, президента Комитета Про Санта Крус, который уже подготовил свою речь. «Здесь нет ничего, здесь все  - это мы», - вот что он хотел сказать, согласно легенде. Но План выстоял и сейчас это символ и бастион мультикультурной Боливии. 

План 3000 требует автономии

Во время самых горячих дней «низы» Боливии мобилизировались и образовали внушительное кольцо вокруг Санта Круса. «С севера шли люди из региона Чапаре. С востока – из Сан Хульана, Куатро Куньядас и других регионов. С юго-востока пришло много индейцев гуарани» (13). С мачете в руках они хотели прийти на центральную площадь Санта Круса, «чтобы задать им урок».

В осаде участвовало около 30 тысяч индейцев, крестьян, безземельных, небольших торговцев, рабочих города и деревни, студентов. Еще часть людей пришла из самого департамента Санта Крус. К тому же еще 20 тысяч индейцев мобилизировались в Плане 3000. 

Общественное движение Плана 3000 зиждется на огромной сети неформальных социальных тесных отношений в повседневной жизни. Самое сильное движение – движение «лос гремьялес», работниц рынка, которых насчитывается около 3000 людей. В большей части 107 кварталов есть общинные советы, которые решают проблемы уличного освещения, канализации и содержания улиц. 

«Большинство занято на непостоянных работах, неофициальных, в торговле, домработницами, прачками, строителями, водопроводчиками и т.д. Если они не заработают сегодня, то завтра им нечего будет есть. Есть много съемных комнат, где живут целыми семьями и платят 250 боливиано (1 евро = 9,8 боливиано). В среднем в каждой семье по 5 детей. Улицы содержатся людьми. Особенно остро стоят проблемы здравоохранения, воды, мусора и безопасности», - утверждает Хуньор. 

Чтобы понять, как жители бедного квартала сопротивляются могущественной олигархии, необходимо оставить в стороне большие акции и сконцентрировать свое внимание на том, как проходит повседневная жизнь обитателей Плана 3000. От Бети Сайре, учительницы 30 лет, которая родилась в Ла Пасе и эмигрировала в План 3000, когда ей было 10 лет, можно много узнать о ежедневной жизни района.  Бети живет в Торо Торо, одном из первых районов Плана, который находится в нескольких кварталах от ротонды. В ее районе живет около тысячи семей, но вся жизнь сосредоточена вокруг квартала, в котором находится лавка ее матери, Фелисидад; т.е. ее жизнь тесно связана с жизнью еще 50 семей. 

Фелисидад владеет магазином, в котором продает в основном продукты. У нее есть книга, куда она записывает людей, которые не могут заплатить наличными. Эти семьи платят, когда получают зарплату. Когда кто-то не платит, она идет к нему домой до тех пор, пока не убедит вернуть долг. В любом случае наличие долга не ухудшает их отношения. 

До открытия магазина Фелисидад продавала сладости у школ, на различных празднествах и дискотеках, как внутри, так и за пределами Плана 3000. Её отец, каменщик, который уже не может работать, и ее мать говорят на языке индейцев аймара, хотя она сама не владеет им. Остальные семьи квартала приехали из самых разных уголков страны: Ла Паса, Сукре и Кочабамбы, хотя есть несколько семей и из департамента Санта Крус. 

Отношения с соседними семьями очень тесны. Если кто-то заболевает, что часто случается в районах без медицинских учреждений  и питьевой воды, остальные жители квартала приносят ему еду, лекарства и немного денег, чтобы покрыть самые срочные расходы. Но самое важное – это «советы и компания, ведь все мы очень дружны», - говорит Бети. Таким же, как,  или даже более ценным, чем материальная поддержка, является компания, диалог или просто быть рядом. Жители прибегают к помощи как таблеток, так и лечебных трав, однако травы не «потребляются», как медикаменты, потому что вокруг них существует особое видение мира, которое индейцы передают из уст в уста,  во время длинных диалогов между собой о достоинствах той или иной травы. 

В районе, где живет Бети, функционирует общинный совет, который собирает на площади только при необходимости принять важное решение. На последней ассамблее, в которой она принимала участие, обсуждалась необходимость установить счетчики на воду. Воду провело не государство, а они сами, собравшись в кооператив «Коплан», но со счётчиками им приходится платить гораздо больше, чем раньше. Поэтому они требуют, чтобы с установлением счетчиков им поменяли и трубы. 

Председатель совета – пожилой мужчина, пенсионер, у которого есть много времени для оформления официальных бумаг для жителей района. Это почетный пост, как и во всех общинных собраниях, и жители района выбирают его, т.к. доверяют ему. Бети настаивает на том, что две основные проблемы – это здравоохранение и канализация, две проблемы, которые идут рука об руку и отнимают большую часть энергии и сбережений семей. 

Рассказ Бети показывает, как богаты и насыщенны общественные отношения в Плане 3000. С одной стороны, мы видим низкий уровень меркантилизации повседневной жизни. Доверие дороже денег, что показывает пример книжки покупок. Время не измеряется с точки зрения товара, а с точки зрения силы связей между людьми. Это позволяет не столько заниматься своим делом, сколько уделять время семье. Жизнь не воспринимается как «потеря», она воспринимается как «дар», часть взаимоотношений. 

Напоследок, следовало бы упомянуть гендерные различия в лидерстве. Так, Фелисидад, мама Бети, фактическая староста квартала, не занимает никакого официального поста, а председатель общинного совета занимает официальную должность, хотя так же пользуется доверием у людей. Можно сказать, что официальная должность направлена как бы вовне, тогда как деятельность Фелисидад направлена внутрь самого сообщества. Такое неиерархичное разделение типично для индейских общин. 

Именно эти отношения начали своё движение, когда ультраправые крусенисты атаковали План 3000. Эти тесные отношения повседневности позволяют слабым разбивать в пух и прах сильных, они делают возможным жизнь в ужасной нищете. И еще кое-что: именно эти отношения могут позволить создать новый, другой мир, за который борются альтерглобалисты. 

Политика снизу 

Во время сражений люди очень точно выстраивались. В первом ряду шли молодёжь, мужичины и женщины; во втором - женщины с рынка и целые семьи с маленькими детьми, которые оборонялись самодельными щитами; торговцы поддерживали бойцов водой и едой.  Спонтанная форма организации, как обычно заявляют академики и авторитарные левые, когда реальность не отвечает их схемам. "Самоорганизация без иерархии и вождей" - говорит молодежь из Плана. 

«Группы как импровизированные ячейки каждого квартала, у них нет имен, решения по обороне принимаются на ассамблеях около ротонды. Без иерархий, без командиров. Это хорошо, потому что, когда есть лидерство, то преследуются совершенно другие интересы. Юношеский союз Санта-Крус – это довольно организованная группа, их консультируют военные в отставке, у них есть военное оружие, а также строевая и боевая подготовка. Это продукт олигархии и потому оно эффективно, работоспособно. Но мы сражаемся с чувством и достоинством», - говорит Хуньор, едва скрывая своё удовольствие. 

Сейчас, когда настало небольшое ослабление напряженности, пришло время вынести уроки из пережитого опыта. «Настал момент сделать вывод, что MAS[1] не повлияло на ход сопротивления, не было никакого управления сверху, наоборот, люди самоорганизовывались. Также не было никакой поддержки ни со стороны правительства, ни со стороны партии в плане материального обеспечения, сам народ приносил с собой вещи, воду, еду, палки и сам народ, выражая свою солидарность, поддерживал сражающихся водой, боеприпасами и др. Многие люди поставили под вопрос деятельность партии и пришли к выводу, что она занимается лишь большой политикой и ей плевать на народ, на массовые акции, т.к. именно они определят политические изменения». 

План 3000 – место, где все разные и не устанавливают иерархии. В Плане 3000 отдельные личности смешиваются, т.к. с детства они растут вместе, очень разные, они живут рядом и из них получаются новые люди без предрассудков, которые принимают все различия. 

Результатом борьбы на улицах Плана 3000 стало учреждение муниципальной автономии Санта Круса под именем Город Равных им. Андреса Ибаньеса (Ciudad Igualitaria Andrés Ibáñez), в честь человека, который был убит в 1870 г. за борьбу за равенство людей и отрицание рабства для индейцев. Говорят, что этот район представляет мультикультурную Боливию, где отдельные личности могут совместно жить без установления иерархических отношений.

[1] Movimiento al Socialismo – Движение за социализм, правительствующая партия в Боливии, возглавляемая Эво Моралесом.

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер. Внимание: перед тем, как проходить CAPTCHA, мы рекомендуем выйти из ваших учетных записей в Google, Facebook и прочих крупных компаниях. Так вы усложните построение вашего "сетевого профиля".

Авторские колонки

Востсибов

Партия анархистов - оксюморон или политический инструмент? Вопрос партии анархистов, наверное, способен вызвать самую большую бурю возмущений и критики в анархистском сообществе. Очевидно, что партии - это государственный институт, однако это не мешает, например, антигосударственникам-...

1 месяц назад
5
Востсибов

Хотя прошедшие в РФ "выборы" таковыми по сути и не являются, но это мероприятие российской власти в очередной раз достаточно четко показывает отношение населения к либеральным институтам с прямыми выборами. А именно: большинство избирателей не принимают и не воспринимают прямые выборы как...

1 месяц назад

Свободные новости