Об одной чудовищной сделке Сечина - покупка ТНК BP в ретроспективе

Пять лет назад, весной 2013 года, государственная корпорация «Роснефть» под руководством Игоря Сечина совершила огромного масштаба сделку – купила частную нефтяную компанию «ТНК-BP». Поглощение состоялось на пике мировых цен на нефть ($110/баррель). Сумма сделки составила $61 млрд.

Поздравляя менеджмент госкорпорации с приобретением, В. Путин заявил: «Сделка была большой, сложной, многоплановой, очень большой по объему. Это, как я понимаю, самая крупная сделка прямой купли-продажи в мировой экономике сегодня, объемом в 61 миллиард долларов. На мой взгляд, она очень успешная.»[1] По итогам сделки на офшорные счета продавцов «ТНК-BP»: мирового гиганта British Petroleum, а также владельцев консорциума «Alfa Access Renova» было перечислено $55 млрд.[2] Эти средства, скорее всего, навсегда покинули Россию. На конец 2017 г. рыночная капитализация «Роснефти» - крупнейшей российской нефтегазовой компании – составила лишь $52,2 млрд., что почти на $10 млрд. меньше суммы, потраченной на «ТНК-BP».[3]

В 2013 году В. Путин очень поспешил, назвав сделку «успешной». Для любого, кто хоть немного разбирается в экономике, кажется очевидным, что объективно судить об эффективности какой-либо стратегической сделки сразу после ее заключения невозможно. Сейчас, через пять лет после сделки, о ее результативности, о выигравших и проигравших судить куда проще: партнеры «Роснефти» оказались в колоссальном плюсе, продав «ТНК-BP» на пике мировых цен на нефть. Напротив, Российская Федерация потеряла от 20 до 40 миллиардов долларов.

Но как появилась на свет столь дорогая и «многообещающая» «ТНК-BP»? В период второго президентского срока Б. Ельцина множество добывающих и перерабатывающих предприятий нефтяной отрасли было выкуплено у государства по бросовым ценам (приватизировано) лицами из узкого круга «успешных предпринимателей». Так в 1997 г. была приватизирована «Тюменская Нефтяная Компания», которая в 2003 г. привлекла к добыче российской нефти British Petroleum. В результате была создана корпорация «ТНК-BP», которой совместно (50:50) владели холдинг русскоязычных олигархов-приватизаторов «Alfa Access Renova» и British Petroleum.

Объем вложений British Petroleum в уставный капитал «ТНК-BP» составил $6.15 млрд., причем докапитализаций британцы не проводили. [4] По некоторым оценкам, продажа «ТНК-BP» перед обвалом мировых цен на нефть принесла British Petroleum порядка $8 млрд. ликвидного «навара», а также почти 13% акций самой «Роснефти».[5] Продажа оставшейся половины «ТНК-ВР» принесла «AAR» $27,73 млрд.[6] Учитывая изначальную капитализацию активов, переплата консорциуму «AAR» составила не менее $10 млрд.

Владелец «Реновы» олигарх В. Вексельберг, благодаря завышенной стоимости проданных им акций «ТНК-BP», в 2013 г. стал самым богатым гражданином РФ. По оценке экономистов журнала «Коммерсант», в результате сделки В. Вексельберг и Л. Блаватник «заработали» по $1,5 млрд., а М. Фридман – $1,2 млрд.[7] В 2015 г. постсоветский олигарх Леонард Блаватник стал самым богатым гражданином Великобритании, а в 2017 г. за заслуги в филантропии (в частности, пожертвование £75 млн. Оксфорду[8]) был посвящен английской королевой в рыцари и получил приставку «сэр».[9]

Для большей объективности, сравним экспертные оценки состояний русскоязычных олигархов – продавцов 50%-й доли «ТНК-BP» до и после ее продажи «Роснефти». Вексельберг: в 2012 г. - $12.4 млрд., в 2014 г. - $17.2 млрд. Фридман: в 2012 г. - $13.4 млрд., в 2014 г. – $17.6 млрд. Блаватник: в 2012 г. - $12.5 млрд., в 2014 г. - $21.4 млрд. Г. Хан: $8.5 млрд. и $11.3 млрд, соответственно. П. Авен: $4.3 млрд. и $6.1 млрд.[10] Как видим, рыночная оценка состояний всех продавцов «ТНК-BP» после сделки значительно возросла. И только капитализация «Роснефти» - стержня российской экономики - упала, причем ниже суммы, выведенной за рубеж в результате данной сделки. Олигархи в плюсе, народ в громадном минусе, а В. Путин считает сделку «очень успешной».

А что же Сечин? Его доходы в 2015 г. превысили 460 млн. рублей. [11] Согласно «Стандарту о выплатах и компенсациях топ-менеджерам», для президента «Роснефти» установлен ежемесячный оклад в 15-20 млн руб., дополняемый надбавками и премией, «нормативный размер» которой составляет 150% оклада.[12] Таким образом, услуги одного-единственного «управленческого гения» И. Сечина российское государство – контролирующий акционер «Роснефти» - оценивает выше, чем труд 500 профессоров. Но какова биография и достижения этого бессменного супер-менеджера? Чем ценен он для государства?

По образованию И. Сечин - филолог, окончил ЛГУ, где изучал португальский язык и познакомился с будущим президентом РФ В. Путиным. Несколько лет Сечин работал военным переводчиком, участвовал в командировках в африканские страны. В 1988 году начал гражданскую карьеру в администрации Ленинграда. До назначения Председателем Совета Директоров «Роснефти» Сечин не имел ни опыта работы в нефтегазовом секторе, ни опыта руководящей работы в крупной компании. Тем не менее, с надзором и контролем над «Роснефтью» И. Сечин, по мнению Правительства РФ, справился, и в 2012 году стал президентом госкорпорации.

Заметим, что в корпоративном мире должность топ-менеджера в абсолютном большинстве случаев предшествует должности топ-контролера, т.е. председателя совета директоров или наблюдательного совета. Но И. Сечин, известный тем, что в нестабильные девяностые носил за А. Собчаком и В. Путиным большие чемоданы, оказался исключением. Дорого это исключение обошлось отечественной экономике.

По несбывшимся прогнозам Сечина, поглощение «ТНК-BP» окупилось бы при цене на нефть выше 100$/баррель через 7-10 лет.[13] Но и в 2015 году, после того как капитализация «Роснефти» упала ниже суммы, выплаченной госкорпорацией бывшим собственникам «ТНК-BP», Сечин отказался признать провальность сделки. Проигнорировав последствия для государства, Сечин заявил о поглощении «ТНК-BP» как о личном успехе: «Сожаление - это неправильное слово [sic]. Я считаю, мы имеем право гордиться, что смогли провести сделку такой сложности. Синергия продолжает расти, и с ней - эффект от этого приобретения».[14] По мнению Сечина и ныне опального, посаженного им экс-министра экономического развития РФ А. Улюкаева, занимавшего сей пост в период поглощения, преимуществами сделки стали «синергетический эффект», усилившийся контроль отрасли со стороны государства, а также перспективы технологического сотрудничества с British Petroleum.[15] О выведенных в офшоры миллиардах экс-министр и топ-менеджер предпочли умолчать.

Инвестициям в развитие собственных технологий нефте- и газодобычи и геологоразведки эксперты «Роснефти» и Правительства РФ предпочли путь наименьшего сопротивления – партнерство с западными лидерами. Но их нелепые надежды на мировое признание РФ в качестве «энергетической сверхдержавы» перечеркнули коллективные европейские и американские санкции, перекрывшие доступ западных технологий в нефтяной сектор.

В целом, управление нефтяной отраслью в России убийственно неэффективно: сделки ведут к огромным потерям для государства, неизменно оставляя в плюсе его партнеров: узкий круг избранных «бизнесменов» и иностранные корпорации. Складывается впечатление, что Российская Федерация таким образом выплачивает дань.

В период ельцинских приватизаций мировая цена на нефть не поднималась выше $32/баррель. Лучшие активы добывающей промышленности России были приватизированы с огромной выгодой для избранных олигархов и с не меньшими потерями для государства. Затем, будто специально дождавшись исторических максимумов мировых цен на нефть, государство те же активы начало выкупать. А с резким падением цен на нефть и, соответственно, рыночной капитализации компаний в нефтяной отрасли, Правительство РФ и «Роснефть», как нетрудно догадаться, вернулись к приватизации.

В 2016 г. 19.5% акций «Роснефти» были проданы британско-швейцарскому консорциуму Glencore и Катарскому суверенному фонду, всего за $11,1 млрд.[16] Таким образом, менеджментом «Роснефти» общая стоимость компании в 2016 г. оценивалась не выше, чем в $57 млрд. Занимательно, что для покрытия сделки зарубежные партнеры И. Сечина использовали многомиллиардный кредит, предоставленный ВТБ.[17] С 2002 г. ПАО ВТБ бессменно руководит А. Костин.

Итак, поглощение «ТНК-BP» весьма обогатило несколько русскоязычных олигархов, а также British Petroleum, но Российская Федерация потеряла в результате сделки, по минимальным оценкам, $20 млрд.

Кто-либо понес ответственность за эту катастрофу? Государственные и либеральные СМИ о сделке забыли. Генерал нефтяных афер Сечин – организатор, главный переговорщик и, по мнению многих, инициатор поглощения, продолжает занимать свой пост. Министр экономического развития А. Улюкаев в 2017 г. был осужден – якобы он получил взятку в $2 млн. лично от Игоря Сечина, из рук в руки. Авторитет И. Сечина в результате этого уголовного дела только возрос. Кто знает – может быть он готовится в новые «преемники»?

Но если бы покупка «ТНК-BP» не состоялась, на $20 млрд. убытков – средства, навсегда выведенные из России И. Сечиным и его партнерами – можно было построить и бесплатно предоставить квартиры 500 тысячам русских семей! Это не мешает Сечину испытывать чувство гордости за «сложную» офшорную сделку, в результате которой немедленно поднялась капитализация BP и рейтинги акционеров «Alfa Access Renova».[18]

Каковы причины столь безответственного отношения государственной власти к национальному достоянию России? С какой целью Президент РФ – формально, гарант Конституции - расставляет на ключевые посты друзей своей юности? Очевидно, что кадровая политика В. Путина, которая заключается в назначении заведомо некомпетентных, но лояльных и «социально близких» президенту высших руководителей (И. Сечин, А. Сердюков, Д. Рогозин, А. Фурсенко, М. Зурабов, Э. Набиуллина, В. Мединский, и др.), наносит огромный вред национальным интересам во всех сферах.

Но, быть может, Правительство РФ и топ-управленцы крупнейших государственных компаний не так уж неэффективны? Кажется вполне разумным предположение, что нынешняя российская элита использует другие критерии эффективности: чем выше неравенство, чем сильнее придавленность основной массы населения, чем быстрее осуществляется трансформация общественного достояния в состояния горстки избранных – тем эффективнее, тем надежнее положение правящего сословия.

С каждым годом становится все очевиднее, что курс, которым идет Россия под бессменным руководством В. Путина, его друзей и партнеров, все глубже погружает нашу страну в топи кумовства, цинизма и безответственности. В долгосрочном периоде курс на деградацию может перечеркнуть государственность и историческую субъектность России.

Александр Машнин

Примечания

[1] В. Путин о покупке «ТНК-BP», 2013.

[2] И. Заславский, «Открытая Россия», 2016.

[3] «Ведомости», 2017.

[4]

[5]

[6] Forbes, 2013.

[7]

[8]

[9] РБК, 2015.

[10]

[11] РБК, 2015.

[12] РБК, 2016.

[13]

[14] «Ведомости», 2015.

[15]

[16]

[17]

[18] $0.25

Комментарии

новые дворяне они такие :):)

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Michael Shraibman

Существует такое понятие, как "отчуждение". Отчуждение людей от условий, формирующих их жизнь. Дома вы выполняете то, что говорят родители (в детстве), на работе подчиняетесь начальнику, на улице - менту, в политике все решает государственный аппарат, армия, военно-бюрократическая машина...

1 месяц назад
3
Michael Shraibman

Случаются в истории удивительные повороты, когда пересекается то, что разъединено временем и географическим пространством. Соединение буддизма и греческой цивилизации полисов (очень хочется написать об этом), сражение между римскими легионерами и китайскими войсками, или украинский партизан по...

1 месяц назад