Анархо-дискотека от "Барто"

17-го сентября в Новосибирске был концерт группы «Барто». Если кто не знает, это такой клэш-электро-панк. Очень своеобразно. Расстроило, что в Рок-Сиськах. Но мы всё-равно на него пошли, куда деваться. Группа выступила отлично, хотя даже нас по ту сторону сцены расстраивало столь малое количество народу. Хочется объяснить это исключительно плохой работой организатора. Солистка Маша, как оказалось, очень классно танцует, вообще вся группа на сцене вела себя гармонично со своей эпатажностью, матами в песнях и нанесением на тело театральной крови. Вот интервью, которое удалось взять, не смотря на сурового охранника. На наши вопросы отвечала Маша.

 

— Для вас музыка — выражение какой-то позиции, зарабатывание денег, развлечение или что-то ещё?
— Боже мой, вы зал видели? Мы столько сегодня заработали! Нет, конечно, это позиция. Для нас музыка вообще никогда не была способом заработка. Когда мы создавали группу, мы не рассчитывали, что это будет коммерчески успешный проект. Нам хотелось, чтобы нас как можно больше народу услышало. Вот эта вся фигня, про то что там артисты офигенно много зарабатывают… Недавно у нас было интервью на каком-то интернет-радио, брал его Ник Рок-н-Ролл, и он рассказал одну вещь, с которой мы сами часто сталкивались. Сейчас открою вам секрет, что многие поп-артисты, которые часто светятся на телевидении, успешные, которые выпускают альбомы и показывают их везде, и снимаются в рекламе — они не имеют тех доходов, про которые рассказывают в программе на Муз-ТВ, про квартиры какие-то… Все эти люди живут в съёмных квартирах. Если это не Филипп Киркоров, то это на самом деле не офигенные какие-то доходы. И требуется много лет, чтобы они начали нормально зарабатывать.
— У вас есть продюсер?
— Нет. Никогда не было никакого продюсера. И мы совершенно независимый проект в том плане, что мы выпускаемся на мэйджоре, но, с другой стороны, это независимый лэйбл Артемия Троицкого «Восход». Он принадлежит «Союзу». Вообще, это нормальная мировая практика. То есть сейчас в мире большие мэйджоры поглотили практически все независимые конторы, они их купили. Mute, например, выпускали Depeche Mode, который весь лэйбл Mute всегда и кормил. Это был единственный коммерчески успешный проект Mute. Все остальные в Mute денег не приносили — они сидят на бабках Depeche Mode. Но в результате владелец продал EMI свой лэйбак, сейчас директор просто получает свои проценты, а лэйбл независимый, но он принадлежит мэйджору. Также и мы выпускаемся на независимом лейбле, но принадлежим «Союзу». Нам ещё повезло: у нас очень хорошие отношения с «Союзом», который нам во всём помогает.
— Но вернёмся к вопросу о позиции. Что вы тогда хотите донести? Например, ходят слухи, что вы какие-то коммунисты — это правда?
— Мы придерживаемся, конечно, левых взглядов. Нас уже спрашивали сегодня: за какой строй вы выступаете? Дело в том, что в нашей стране, к сожалению, какой бы строй ни пришёл к власти, он сразу приобретает какие-то самые отрицательные черты, в том числе самые отрицательные черты людей, которые вместе с этим строем пришли к власти. То есть всё что угодно пришло бы — демократия, социализм, коммунизм… Люди, которые приходят, начинают вести себя неадекватно и совершенно забывают о народе, который их выбрал. То есть нынешней власти наплевать на народ, например. У нас всё очень показательно скатывается к тоталитаризму без сомнения. Всех абсолютно моих знакомых, друзей, родственников, заставили выбирать Медведева. На них надавили. Либо ты теряешь работу, либо голосуешь как надо: ты пришёл на пункт, показал бюллетень, что ты поставил за Медведева… Идут нарушения, и никто даже не против: наблюдатели, которые там сидят, этому не мешают. Все голосовали военными частями, студенческими общагами. И выбрали Медведева. Поэтому с этой стороны мы, безусловно, анархисты.
— Вы не принимаете участие в каких-то акциях, движениях?
— Нет, не принимаем. Но, например, если нас приглашают куда-то выступать какие-то левые движения, мы с удовольствием выступаем. Например, в Москве есть магазин «Фаланстер», где собирается вся левацки настроенная молодёжь. У нас не везде в городах есть такое чёткое разделение «правые-левые», потому что многие тезисы сходятся. В «Фаланстере» все они сосуществуют мирно. У нас есть свой собственный взгляд, но нам хотелось бы, чтобы у нас в стране о народе всё-таки заботились гораздо больше, и чтобы люди, наконец, немножечко очнулись. И показали, что у меня есть собственное «Я», я могу сам делать выбор, что я не могу быть биомассой. Когда я давно-давно слушала Егора Летова… я и продолжаю его слушать… у него был такой период, когда он сначала пел песни против СССР. И был такой момент в начале 90-х, когда он активно начал призывать к революции, тоже выступать за левые движения, хотя сначала это всё было вообще наоборот. Сначала это коробило. Но теперь я понимаю, что его так сильно доставало, и почему вдруг началась такая вот фигня.

— То есть получается, что вы всё-таки к чему-то призываете?
— Ну вот сейчас я призывала к чему-нибудь на концерте?
— Например, песня «Молотов» вполне такой экстремистский материал. И вообще, вы оставляете ощущение какой-то анархо-дискотеки.
— Да. Анархо-дискотека. Мы не против этого определения. Мы не то чтобы призываем к революции. Да, мы общаемся с людьми, принадлежащим к различным левым движениям, но у них тоже нет согласия, и никто из них не может объединиться в нормальную оппозицию, прийти к единому мнению.
— Мат в творчестве понятен, а в жизни он присутствует? И в какой степени?
— У всех людей в той или иной степени он присутствует. Я не знакома с людьми, которые вообще не ругаются матом. Я человек относительно интеллигентный и вращаюсь в интеллигентной среде, ну и что — все ругаются.
— А в песнях мат — это что?
— А в песнях мат — это тот самых крючочек, за который цепляется слух. На самом деле это реально действует. Это именно то, что позволяет выделить наше творчество среди всех остальных.
— Шнура в своё время запрещали в Москве именно из-за этого. Вы с этим не сталкивались?
— В Москве есть клубы, которые нас не примут никогда. Они говорят, что мат — это удар ниже пояса.
— А на уровне власти, как это было у Шнура?
— Нет, для власти мы всё-таки слишком мелкие. Про нас на самом деле куча народу знает, и мы выступали на всяких мероприятиях, в том числе политических.
— С какими группами вы общаетесь, возможно, хотели бы выступить?
— Мы выступали недавно с группой «Центр» (одна из самых популярных групп любительской рок-сцены Москвы начала 80-х, ЦЕНТР, некоторое время существовавшая под названием 777, была основана в 1980 г. — прим. ред), делаем с ними проект. Имеется в виду не «Centr», который рэп. Все начали путать резко почему-то… Очень рада, что мы познакомились с Шумовым и стали с ним совместно записываться. И, думаю, мы ещё будем с ним выступать.
Мы делаем сейчас с Найком Борзовым две вещи. Записываем массу каких-то совместных треков. Это могут быть вообще не знакомые никому музыканты, независимые, например, группа «Кач». Планируем делать кавер на «Коррозию металла». Мы всегда открыты. Очень много предложений поступает от молодых групп. Но последние 2 месяца я всем говорю «нет», потому что накопилось очень много треков, которые я должна сделать, и у меня нет физически сил и времени этим заниматься. Халтуру делать не хочется абсолютно, а чтобы делать качественно, нужно время, эмоции и силы. Плюс мы сейчас собираемся писать третий альбом, и нам, конечно, хочется заняться собственным творчеством, а не распыляться на чужие вещи.
— То, что Троицкий в своё время о вас очень позитивно отозвался, вам что-то дало?
— Да, конечно. Сначала мы были чисто сетевым проектом. Мы им и остаёмся, в принципе. Троицкий дал безусловно хороший толчок для группы, потому что в Москве ты можешь быть сто пятьдесят раз талантливым, но ты не будешь никому известен, если у тебя не будет поддержки какого-то журнала, какого-то известного журналиста, телеканала. Троицкий выдал нам в своё время немереное количество авансов: буквально в течение полугода он во всех изданиях, на всех радиостанциях говорил, что группа «Барто» — это единственно стоящее событие в музыке, за что ему огромное спасибо.

Через несколько дней после концерта и этого самого интервью, взятого в гримёрке клуба «Рок-сити», группа выступила в «Арт-Даче», хотя выступать там они не собирались. А произошло это потому, что организатор кинул их и не заплатил деньги. Поклонники были рады, но фишка в том, что выступали они, чтобы хотя бы оплатить себе обратные билеты. Так что привет организатору от группы «Барто».

материал из газеты "Добро" полная версия: http://issuu.com/dobro/docs/dobro-0
 

 

 

Авторские колонки

антифемицидный  мемориал в Аржентоне
NinaT

25 ноября - Международный день борьбы за ликвидацию насилия в отношении женщин. Эта дата была выбрана в память о сестрах Мирабаль, политических активистках, убитых в Доминиканской Республике 25 ноября 1960 года, в период власти диктатора Трухильо.  В России никто не ведёт официальную...

2 недели назад
Пьер-Жозеф Прудон
Michael Shraibman

Я не согласен по очень многим вопросам с Александром Шубиным, но тут емко и по делу излагается им мысль Прудона: "В XIX веке уже было признано, что плохо, когда вами правит абсолютный монарх. Абсолютизм - это плохо. Это французы уже поняли. Эту утопию мудрого правителя они уже реализовали и...

2 недели назад

Свободные новости