Друзья и товарищи вспоминают Игоря Волохова

Севастопольский и харьковский анархист и боец харьковской теробороны Игорь Волохов . Его .

: С Игорем мы познакомились в 2012 в Харькове. Он учился на юриста и участвовал в развитии местной анархо-сцены/среды. Мы приехали на акцию 19 января.

Он был худым, низкого роста, некрасивым, но страстным, активным, начитанным и весёлым. Говорил, что анархисты должны развиваться всесторонне – и физически, и интеллектуально; что мы должны изучать наших оппонентов. Заваривал чай и шел читать “Антидюринг”. И громко смеялся.

С ним всегда было интересно дискутировать и спорить, он обладал способностью видеть далеко и мыслить стратегически, что вылилось потом в участие в Майдане и создании (его идея).

Он любил общаться, спорить, танцевать на панк-концертах, участвовать в митингах. Производил впечатление достаточно серьезного человека. Для него движение было (задумывалось) как отдушина и возможность изменить мир. Потому что, как мы потом узнали, он был из очень бедной семьи с кучей проблем. Поступить в университет, в котором он учился, бедняку из Крыма было трудно. Он поступил и отучился. Его никто не любил и часто пытались оскорбить, надругаться, видимо, ещё со школы. Потому что он не был красивым, ходил в обычной одежде, имел четкую анархистскую позицию (учась на юрфаке) и любил спорить.

Несмотря на свою худоту и рост – он явно был не боец – он был очень боевым. Классный случай был, когда они с товарищем вдвоём дали отпор 10 молодым бонам в метро и не пустили их в вагон. За ними спрятался один из них и весь дрожал от страха. Они его пинками вытолкали на следующей станции и громко смеялись. А потом местные боны рассказывали про них почти легенды)

Потом был Майдан, он активно участвовал, видел в этом перспективу, и постепенно она реализовывалась. Дрались на улицах с пророссийскими силами, выступали собственной силой и в конце концов вошли в совет харьковского Майдана.

Когда Майдан кончился, он увидел возможность поднять местное движение на следующий уровень. Из-за образовавшегося замешательства в органах возникла ситуация, когда можно было много чего делать и остаться безнаказанными. Ему пришла в голову идея захватить здание, сделать там сквот и соццентр для переселенцев из Донбасса и Крыма. Все боялись, не были уверены, но потом подключились.

13 июня 2014 появилась .

Думаем, он сильно устал, и разочарование в окружающих взяло верх: многие люди не понимали смысла происходящего и воспринимали все больше как тусовку. Серьезно обострился конфликт с Яном – местным активистом, который вел себя очень расслабленно и не понимал контекста Игоря: у него не было богатых родителей, его дом оккупировали, учеба закончилась, и надо было уходить из общежития, т.е. была полная неопределённость, и Игорь делал ставку на активизм и товарищество. Ставка провалилась.

Игорь не всегда выполнял коллективные обязанности или выполнял не в полной мере, потому что устал, мы думаем, а работы становилось все больше и больше: ремонт, общение с мусорами, беженский кризис и отсутствие финансов у проекта, необходимость вести медийную и публичную активистскую деятельность, устраивать личную жизнь... Он начал срываться и (само)изолироваться, потому что ребята вокруг были про веселье, молодость, наркотики, романтику и вот это всё. А это было трудно, когда нечего есть и негде жить. Даже в туалет не сходить по факту.

Конфликты с ним происходили все чаще, решать их мало кто умел, хотел и имел ресурс. В итоге мы коллективно приняли решение об его отписании, он расстроился сильно, естественно. Мы дали неделю на собрать вещи, место жительства у него уже было. В итоге он пришел за ними, вел себя как-то очень некрасиво, грубил и в конце концов получил кирпичом по голове от одной из товарищек. После этого опешил, испугался и сбежал. С тех пор мы не общались.

Когда началось вторжение, и мы узнали, что он воюет, естественно, захотели его поддержать. По рассказам людей, которые продолжили с ним общаться – он был спокойным и уравновешенным, стал программистом, не был открытым каким-то активистом-анархистом, но остался пролибертарным. Очень здраво оценивал перспективы войны с Россией и готовился к ним.

1 марта мы должны были созвониться, он перенес на 2-ое и ушел дежурить. Потом не вышел на связь, а 12-го мы узнали, что он погиб после мощного удара по центру. Вот собственно и всё.

Ещё был один классный эпизод, прямо теплый, который забыли упомянуть: где-то через пару дней после начала сквота записали видеообращение к товарищ_ам и поехали с Игорем его монтировать. Закончили работу, взяли 2 велосипеда и где-то в полночь отправились на другой край Харькова, на вписку. Когда ехали – почти не было машин и людей, и мы вместе во всю глотку пели “Стены” Аркадия Коца. Потом до утра монтировали, заливали, ели/пили чай и отсыпались. .

: И я с Игорем познакомился в 2012. Тогда запустили идею сквотировать недостроенное здание на берегу моря. Была идея летней жилой и творческой площадки. Провели там пару субботников. Составили анонс и опубликовали где можно. Игорь увидел публикацию и вышел на связь. Сразу же влился в проект, благо был из Севастополя. Очень быстро учился, постоянно проявлял инициативу. Вовлек много людей.

По характеру действительно был очень конфликтный. Чем ближе знакомился, тем агрессивнее проявлял свой характер. Хотя я никогда не видел от него насилия. Почему-то для него было естественно общаться и шутить на грани оскорбления и часто за гранью хамства.

Такие люди очень нужны в движении там, где нужно сопротивление или инициатива в "непосильных" проектах.

Уверен что со временем он бы стал терпимее, спокойнее и рассудительнее, все-таки был умным и с осознанными ценностями гуманизма.

В условиях, когда анархическое движение теплилось на уровне статистической погрешности, Игорь действительно сильно повлиял на многое процессы. В частности, я так считаю, он увидел поведение полицейского государства при оккупации Севастополя и Крыма. И в первые же дни организации пропутинских сил в Харькове влился в сопротивление 2014 года.

Больше фотографий Игоря и .

 

Авторские колонки

Антти Раутиайнен

Ветеран анархического и антифашистского движения Украины Максим Буткевич уже больше чем полтора года находится в плену. Анархисты о нем могли бы писать больше, и мой текст о нем тоже сильно опоздал. Но и помочь ему можно немногим. Послушать на Spotify После полномасштабного вторжения России в...

1 месяц назад
Востсибов

Перед очередными выборами в очередной раз встает вопрос: допустимо ли поучаствовать в этом действе анархисту? Ответ "нет" вроде бы очевиден, однако, как представляется, такой четкий  и однозначный ответ приемлем при наличии необходимого условия. Это условие - наличие достаточно длительной...

1 месяц назад
2

Свободные новости