Душещипательные разговоры в ростовском УФСБ: рассказ антифашиста

Автоном.орг публикует рассказ, который прислал наш читатель из Ростова-на-Дону Макс Верцинский.

Осенью прошлого года мне позвонили с неизвестного номера и попросили подъехать  по одному адресу, который хорошо известен во всем городе - это региональное управление ФСБ по Ростовской области. В принципе, суть разговора была понятна: незадолго до звонка у меня произошел конфликт, инициатором которого выступил человек праворадикальных взглядов, который в ходе конфликта получил отпор. Для полиции, которая вскоре нас задержала, это была чистая бытовуха: об этом мы успели договориться с «потерпевшим».

Ехать или нет я решил достаточно быстро - не хотелось, чтобы приходили домой или в ВУЗ. В холле меня уже ждал сотрудник службы защиты конституционного строя и борьбы с терроризмом - эшники называют их просто “бт-шники”. Мы поднялись на верхний этаж, в кабинете был второй сотрудник. Один из них спросил: “Как дела у “Стальной Крысы””? (тогда я вел одноименный телеграм-канал) и положил на стол распечатку скринов с моими переписками в телеграме (не секретные чаты), описывающими конфликт.

Стоит отметить, что аккаунт в телеграме не был зарегистрирован на мой номер и то, с какой легкостью читаются все переписки там, говорит о том, что стоит делать выбор в пользу или (От Автоном.орг: возможны различные варианты того, как переписка попала в ФСБ. Сложно сказать, виноват ли в данном случае мессенджер. Но мы в любом случае .)

Начались душеспасительные разговоры о бессмысленности уличного противостояния с нацистами, перемешанные  с историями о убийствах «расово неполноценных», совершенных за последние 20 лет в области - показали даже заявление  убийцы 14-ти летнего турка-месхетинца, в которой он умолял отправить его воевать за родину на Донбассе. Но заострило мое внимание совсем другое: один из оперативников прямо заявил, что среди сотрудников МВД, ФСБ и армии достаточно много праворадикалов, и не стоит их злить.

Учитывая то, что мне рассказал «потерпевший» праворадикал, хвастающийся своей организацией - "не просто зигующей" на улице, а проводящей регулярные военные сборы и отработку различных тактических ситуаций - а значит остаться вне внимания органов госбезопасности они просто не могли... Учитывая еще факт того, что «потерпевший» имеет судимость по экстремистской статье и, по словам оперов, все, что с ним происходит они узнают через 10 минут...

Наличие в силовых структурах праворадикалов и наличие в области организации неонаци-сепаратистов (ряд ростовских неонацистов, в отличии от своих имперских коллег, выступают за казачью автономную республику вне РФ) говорит о том, что эта организация курируется тем или иным способом из этих самых силовых структур. и может быть разыграна в зависимости от политической ситуации в ближайшие годы. Напоследок же мне посоветовали заканчивать свою деятельность, если не хочу сесть за избитого бона, даже если не буду иметь к этому отношения. Посмотрите на фотографии "потерпевшего" в футболке от всем известного брэнда Svastone, а также фотографии с военных сборов, проводимых ими: фотографии были взяты из социальной сети "потерпевшего".

Макс Верцинский

Комментарии

При использовании средств связи нужно быть осторожнее, чем при передаче государственной тайны. Учитесь передавать информацию иными способами, не храните на себя доказуху, используйте хотя бы две-три машины для передачи шифровок, на одной без выхода в сеть сообщение шифруется в GPG, через другую коротким выходом в сеть передается. Связь это важно и опасно. Сейчас вся доказуха вокруг смартфона крутится. Если скооперироваться с анархистами из других стран они могут из своих юрисдикций постить в ВК открытую агитацию, даже экстремизм и им за это ничего не будет. Но связь должна быть безопасной, а коммерческие сервисы, когда говорят о безопасности - это всего лишь маркетинговая риторика, может быть они и безопасную торговлю и рекламу разрешенных товаров дадут, но для войны эти средства связи не подходят.

Рейтинг: 5 (2 голоса )

Всё хорошо, но в чём смысл использования "двух-трёх машин"?

Голосов пока нет

В защите от переноса малвари, шифрование на машине без постороннего ПО и выхода в сеть с физическим удалением приемо-передающих модулей или уничтожением антенн, если все на одной плате. Расшифровка на другой такой же машине. Физическое разделение для безопасности сейчас не так дорого обойдется, будет неудобно, но безопаснее, чем когда все на одном носителе. В совремнных реалиях, пока нет безопасной территории под силовой защитой все каналы связи не безопасны. Например, ИГИЛ могли спокойно постить любой экстремизм в сети и не беспокоится, что следователь придет из вражеских юрисдикций, пока у них под контролем были города. Вражеский перехват и взлом шифра или расшифровка с помощью бекдора тоже риск, но там уже смириться с тем, что надо передавать информацию быстро и не безопасно, или планировать ее устаревание по математической модели, если верить, что нет бекдоров и все производители ПО люди чести без погон. А для пропаганды закрытость информации вообще не важна, она же специально публикуется в открытом доступе, главное авторовам и администраторам быть в безопасности.

Голосов пока нет

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Монсегюр
Michael Shraibman

Мне кажется, что существует проблема, когда вы думаете, что диктатуру легко можно свергнуть, тем более с помощью воздушных шариков. Это, очевидно, не так, но ведь дело не только в диктаторах. Жить с системе, где сменяются более-менее регулярно олигархи у власти, тоже нехорошо, народовластия там нет...

1 неделя назад
4
Николай Дедок

Читая новости об избиениях и пытках на Окрестина, смотря видео избиений, все  мы находились в состоянии шока. Каждый из нас, не говоря уже о тех, кто лично прошел через задержания, задавал удивлялся и не понимал: как такое возможно? С начала революции я слышал от людей один и тот же вопрос...

1 неделя назад

Свободные новости