Нацистские законы на службе правящего режима: из системы образования вытравляют даже призрак оппозиционности

22 марта Госдума РФ голосами фракции «Единая Россия» и примкнувшей к ней ЛДПР приняла во втором и третьем чтении поправки в Трудовой кодекс, которые воспрещают трудовую деятельность, связанную с общением с детьми, лицам, осужденным или просто обвиненным по «экстремистским статьям». Тем самым, «партией власти» было проигнорировано не только мнение оппозиции и самого педагогического сообщества, но также заключение Уполномоченного по правам человека в РФ, в котором планируемые поправки названы «антиконституционными». Принятые поправки дают возможность добавить 12 новых статей УК к 27 составам уголовных преступлений против общества и норм морали, обвинение и приговор по которым уже и сейчас являются непреодолимым препятствием для занятия педагогической деятельностью.

Важная деталь, непонятная не слишком вникающей в нюансы публике , - для введения «запрета на профессию» не требуется даже приговора суда. Достаточно того, что против человека официально выдвигались обвинения в терроризме, бандитизме, а также в совершении преступлений против «основ конституционного строя и безопасности государства», и дело не было закрыто по реабилитирующим обстоятельствам.

Недавний скандал в казанском райотделе «Дальний» кажется даже ко всему равнодушного обывателя заставил вздрогнуть. Рассказы о том как в милиции убивали и калечили, стремясь выбить из людей признательные показания, а попытки родственников и самих пострадавших добиться наказания насильников и убийц блокировались вышестоящей полицейской и прокурорской «крышей» попали во все ведущие СМИ и переполнили интернет. И после этого кто-то поверит, что государственная машина затруднится возбудить против неугодного ей человека уголовное дело по «экстремистской» статье? Благо, что дело это не пыльное.

Фальсифицировать улики нет необходимости. Достаточно «фальсифицировать» экспертное заключение. За несколько последних лет в российской научной среде родилась целая генерация «экспертов», которые с легкостью докажут наличие злого «экстремистского» умысла хоть бы даже и в сказке про «Красную шапочку», не говоря уже о «Колобке».

В свете всего вышесказанного, очевидно, что принятые поправки являются не случайным вывихом законодательной мысли, а проявлением вполне определенного курса, направленного на недопущение в среде российских педагогов хоть какого-то свободомыслия.

Вспомним, что именно работники школ стали основной ударной силой, обеспечившей в составе избирательных комиссий разного уровня нужный партии власти результата и на думских и президентских выборах. Именно вузы стали основным поставщиком «живого товара» для всякого рода каруселей и торговцев открепительными удостоверениями. 

С другой стороны, всплеск гражданской активности в декабре – феврале не мог оставить совсем в стороне и педагогическую среду. Учителя были не только на Поклонной но и на Болотной, а некоторые даже осмеливались громко протестовать против административного давления. 

Исходя из этого, удержание контроля над многомиллионной армией бюджетников и превентивное изъятие из нее всевозможных «смутьянов» - есть насущная задача высокопоставленных охранителей. 

Слишком широкое правоприменение антиэкстремистского законодательства, и в том числе пресловутой 282-й статьи УК о разжигании розни, не первый год вызывает тревогу правозащитников. Памятно дело участника АД, старшего преподавателя Тюменского госуниверситета Андрея Кутузова, которого на основании подброшенной ему листовки признали «экстремистом» и уволили из вуза. Не помогли ни поручительства коллег, ни открытые письма студентов. Причем суд не требовал увольнения, подсуетились сервильные чиновники от образования. Теперь же, по таким делам двух мнений быть уже не может. 

Хорошо еще хоть Госдума отказалась допустить до второго чтения поправки, добавляющие к недопустимым для педагога деяниям такую абстракцию, как «публичные призывы к экстремистской деятельности». Пока…

Зато в Думу уже поступил законопроект, предлагающий ввести пожизненный запрет на педагогическую деятельность для лиц, совершивших «аморальный» поступок. Чем это грозит? Аморальность – наверное, даже более размытое понятие чем «экстремизм». Не секрет, некоторым чиновникам кажется аморальной (и экстремистской) любая критика власти.

Источник

Комментарии

[quote]Хорошо еще хоть Госдума отказалась допустить до второго чтения поправки, добавляющие к недопустимым для педагога деяниям такую абстракцию, как «публичные призывы к экстремистской деятельности».[/quote] Вообще-то "публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности" - это состав 280 статьи УК. Она как раз подпадает под эти поправки.

Автор вообще понимает, о чём пишет?

Голосов пока нет

Почему законы "Нацистские"? В них нет ничего нац или социал. Обычные государственные законы, нацики от них пострадают не меньше. Любой авторитарный режим принимает законы в соответствии со своими интересами.

Голосов пока нет

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Michael Shraibman

Я очень сомневаюсь в оценке СССР как государственного капитализма. Возможно, эта точка зрения утвердилась среди части социалистических критиков СССР по причине того, что они забыли или не знали о марксовой идее азиатского способа производства (АСП). Капитализм, если использовать марксистское...

2 недели назад
4
Michael Shraibman

Недавно в ответ на аргументы в духе Коммунизма Рабочих Советов (самоуправление работников на производстве) я услышал такое возражение: "Вот где интересный момент размежевания. По мне, "бессмысленно жертвовать жизнью" за обладание неодушевлёнными предметами (или условными...

3 недели назад
5

Свободные новости