США: в Нью-Йорке прошли акции «Захватите Уолл-стрит» и «марш миллиона в капюшонах»

21 марта в Нью-Йорке состоялся большой марш протеста против полицейского насилия и убийства чернокожих молодых людей полицейскими и расистскими бандитами. Марш начался на Юнион-сквер. В материале Макса Шварца отмечается, что эта акция может положить начало встрече активности "захватчиков Уолл-стрита" с боевым настроем и гневом чернокожего рабочего класса города. Погода в Нью-Йорке на прошлой неделе оказалась необычно, не по сезону хорошей. Цветут вишни, дует теплый ветер, и нью-йоркцы (в рекордном количестве) выходят на улицу после угрюмой зимы.

Но, несмотря на хорошую погоду, темные силы тоже действуют. Трагедия взбудоражила город на всем пути от Уолл-стрита до 229-й стрит в Бронксе. Так происходит, когда повседневная лаконичная нужда миллионов жителей Нью-Йорка вдруг проступает в каком-то местном событии, которое находит отзвук на улицах и откликается эхом в умах, потому что прекрасно отражает мрачный, полный насилия ужас этой обанкротившейся социальной системы, построенной на неравенстве, эксплуатации, репрессии и расизме.

2 февраля 2012 года в Бронксе (Нью-Йорк) безоружный чернокожий юноша Ремарли Грэм был убит выстрелом в спину в собственной ванной полицией. которая выбила его двери в поисках обыкновенной марихуаны. Грэм был убит полицейскими. Полицейские решили покончить с ним, потому что у него была черная кожа. Печальная истина состоит в том, что такого рода вещи слишком часто происходят в этом разделенном на классы и разорванном сегрегацией городе с военизированной, расистской полиции, которая имеет бюджет больший, чем военные расходы некоторых небольших стран.

Возмущение по поводу этих инцидентов среди чернокожих можно буквально потрогать рукой. Добавьте к этому ежедневные унижения остановок и обысков со стороны нью-йоркской полиции, которым подверглись 500 тысяч человек (в основном, чернокожие и латиноамериканцы): их ставят лицом к стене и обыскивают за очевидное преступление - молодость и цвет кожи. Менее 1% из этих людей в итоге действительно задерживают, но городские власти утверждает, что это ежедневное преследование людей рабочего класса в бедных районах оправдано снижением уровня насилия и преступности.

Но это проблема не только Нью-Йорка. По всей стране аресты столь многих людей из рабочего класса (в основном, чернокожих и латиноамериканцев) свидетельствуют о новой системе "джимкроуизма", которая налагает лапы на жизнь и чаяния миллионов, так же как банки налагают взыскания на миллионы домов. И убийства людей с небелым цветом кожи продолжаются, безнаказанно и не ослабевая.

26 февраля 2012 года в Сэнфорде (штат Флорида) молодой чернокожий учащийся Трэйвон Мартин в дождливую ночь пошел в местный магазин в дождливую ночь, чтобы купить конфет и чая со льдом. По дороге домой он болтал со своей подругой по мобильному телефону. Когда дождь припустил, Трэйвон поднял капот от непогоды и укрылся под соседним навесом, ожидая, когда пройдет буря.

Но человек по имени Джордж Циммерман, самозваный член "соседского дозора", высмотрел Трэйвона из своего внедорожника и немедленно вызвал экстренную службу. Он утверждал, что подросток выглядит подозрительно (на нем был капюшон) и явно затевает что-то нехорошее (несомненно, потому что у него была черная кожа). Полиция велела Циммерману оставаться в своей машине, но Джордж решил проявить всю полноту бдительности в отношении не в чем не повинного несчастного юноши, который оказался не в то время и не в том месте.

Циммерман был вооружен пистолетом. Он оставил свою машину и набросился на Мартина. Завязалась потасовка (она была заснята на мобильный телефон подруги Трэйвона), и несколько секунд спустя молодой Мартин, виновный лишь в том преступлении, что он гулял, будучи чернокожим, был убит выстрелом в грудь. Он умер почти мгновенно.

Как выяснилось, Сэнфордская полиции не видит в этом эпизоде ничего дурного. Они проверили мертвого подростка на алкоголь и наркотики, но отпустили Циммермана без вопросов. В течение нескольких недель департамент полиции Сэнфорда отказывался расследовать этот инцидент, и понадобился массовый протест по всей стране, чтобы Министерство юстиции, наконец, созвало Большое жюри, чтобы изучить факты о смерти 17-летнего Трэйвона Мартина. Тем временем, гнев приобрел общенациональные масштабы.

"Захватите Уолл-стрит" и "марш миллиона в капюшонах"

21 марта тысячи людей собрались в парке на Юнион-сквер в Манхэттене, протестуя против гибели Трэйвона Мартина и указывая на системный характер насилия со стороны полиции по отношению к людям с небелым цветом кожи. В том же парке, только накануне, полиция выселила десятки протестующих "Захватите Уолл-стрит", которые, в свою очередь, захватили Юнион-сквер после их насильственного выселения с площади Зукотти. В ходе этих событий 73 человека были арестованы. Сегодня на Юнион-сквер слились два движения, которые были до сих пор в значительной степени разделены.

"Захватите Уолл-стрит" - растущее (хотя пока несколько непоследовательное) народное движение против финансовых верхов и неравенства. В свои лучшие моменты оно движется к антикапитализму и идет на конфронтацию с самим государством, которое служит гарантией основ системы прибыли. В худшие оно оказывается втянутым во всевозможные заблуждения относительно центра власти в классовом обществе и роли полиции в защите собственности и подавлении инакомыслия. Анти-полицейское движение в Нью-Йорке переживало моменты подъема в недавнем прошлом, с маршами и кампаниями против остановок и обысков и внесудебных убийств со стороны полиции. Тем не менее, существует тенденция призывать к определенным реформам полиции, которые - даже если они будут успешными - никак не затронут основы жестокости в отношении людей из рабочего класса с небелым цветом кожи на улицах, на работе и в повседневной жизни.

Протесты и лагеря "Захватите Уолл-стрит" критиковали за недостаточное разнообразие. Но с приходом этой весны мы можем, наконец, увидеть преодоление этой слабости в том, что касается реакции на нужды более чем 50% жителей Нью-Йорка, которые являются иммигрантами или людьми с небелым цветом кожи.

Все мои товарищи, с которыми я говорил после марша ночью, согласились, что это был самое мощное собрание рабочего класса, какого еще не видели в Нью-Йорке. После серии выступлений, включая очень трогательное и сердечное заявление семьи Мартин, которая прилетела из Флориды, около 3 тысяч человек отправились маршем из парка. Среди них были "захватчики", подростки, пожилые люди, чернокожие, белокожие и латиноамериканцы. Нас всех объединяло наше возмущение проклятым городом и проклятым миром, где нас не только каждый день эксплуатируют боссы, но наиболее беззащитных из нас безнаказанно убивают полицейские и бандиты.

Марш немедленно вылился на улицу, тысячи людей легко преодолели согласованные попытки полиции Нью-Йорка удержать нас на тротуарах. Мы перекрыли движение на 14-й стрит, Бродвее, 6-й авеню и 23-й стрит. Каждый раз, когда полицейские подъезжали на скутерах и фургонах, мы уворачивались от них с криками: "Чьи это улицы? Наши улицы!". Для многих людей на марше, это был первый раз, когда они смогли почувствовать солидарность и ощущение, которое возникает в ходе блокады города тысячами людей, разделяющих тот же гнев и ту же решимость. Люди забирались на крыши такси. Они били по по мусорным бакам. Они поздравляли друг друга каждый раз, когда удавалось преодолеть полицейскую линию, и улицы открывались перед ними. Многие водители по пути сигналили нам в знак солидарности, и по крайней мере один водитель из объединенного профсоюза транзитных водителей поднял кулак, сигналя клаксоном в ритме нашего скандирования.

Мы дошли до "Уан полис плаза" - известной как знаменитая "Гробница" - и перепрыгнули через окружающие заграждения. Тем временем, десятки людей высыпали на проезжую часть Бруклинского моста, что могло бы привести к повторению массовых арестов осенью прошлого года. Возобладало хладнокровие, и самоубийственная акция была прервана, но перед этим сотни людей стояли в финансовом районе и кричали: "Нет справедливости, нет мира, долой полицию!" Была предпринята попытка вернуться в Зукотти, но там оказалось слишком много полицейских в защитном снаряжении, так что об его отвоевывании нечего было и думать. В конце концов, толпа поредела, и люди отправились на метро домой.

Это был самый захватывающий и вдохновляющий марш, в котором я участвовал за все время движения "захватов" и, возможно, вообще в Нью-Йорке. Он вдохновлялся чувством морального отвращения сразу после смерти невинного ребенка. В нем приняли участие рядовые нью-йоркцы, которые никогда прежде не взаимодействовали много друг с другом и никогда не разделяли общий гнев. Он вывел на улицы множество активных людей - белокожих, чернокожих, латиноамериканцев - которые ведут свою собственную борьбу против ухудшения условий жизни, преследований со стороны полиции и кризиса рабочих мест, принесенного последним по времени кризисом капитализма.

Станет ли соединение "Захватите Уолл-стрит" и "марша миллиона капюшонов" знаком начала новой, более широкой фазы движения в США и за рубежом? Можем ли мы поддержать эти связи и развивать их в сторону более далеко идущих целей, таких как предлагаемая всеобщая забастовка 1 мая? Трудно сказать. Все, что я знаю: в глазах людей светится сила, когда они коллективно посылают на три буквы полицию Нью-Йорка, нашего мэра- миллиардера и всю эксплуататорскую, расистскую систему, которой очень многие по привычке противостоят в одиночку.

Весна пришла, и движение, кажется, переходит в наступление.

Помните Трэйвона Мартина! От Нью-Йорка до Греции: к черту полицию!

Источник

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер. Внимание: перед тем, как проходить CAPTCHA, мы рекомендуем выйти из ваших учетных записей в Google, Facebook и прочих крупных компаниях. Так вы усложните построение вашего "сетевого профиля".

Авторские колонки

Владимир Платоненко

Кропоткин писал, что великие революционные подъёмы, порождающие великие революции, случаются в среднем раз в сто двадцать пять лет. Таких великих подъёмов и мировых революций он насчитал четыре: Гуситские войны, Реформация, Английская буржуазная и Великая Французская. И предсказал пятую, которой...

1 месяц назад
2
Владимир Платоненко

То, что драка за власть началась ещё при жизни Путина, на самом деле плохо. Пока российский народ ждёт смерти престарелого диктатора, у того может появиться сильный преемник, и тогда Россию ожидает ещё два десятка таких же лет, которые народ просто не переживёт. Он и так уже на последнем издыхании...

1 месяц назад
2

Свободные новости