Страх правит: по поводу взрывов в Днепропетровске

В Днепропетровске в пятницу днем один за другим прогремели несколько взрывов. По данным МЧС Украины, в результате терактов пострадали в общей сложности 29 человек, из них 26 госпитализированы. По данным милиции, среди пострадавших 10 подростков. Пять человек находятся в тяжелом состоянии, у 12 - состояние средней тяжести. 11 человек находятся в областной больнице имени Мечникова, 9 - в областной детской больнице, по одному человеку - в пяти больницах Днепропетровска.  Пока неясно, кто стоит за терактами. Но и власть, и оппозиция – независимо от того, причастны ли они к этим взрывам – уже начинают разыгрывать их кровавую карту, стараясь использовать страхи общества в своих собственных интересах.  

Наш товарищ Александр Митрофанов позвонил мне из Днепропетровска через несколько минут после сообщения о взрывах в центре этого миллионного города. Они прозвучали в трамвае, у фонтана возле кинотеатра «Родина», на людной улице, у входа в парк – то есть, в местах массового скопления людей. Еще Иосиф Флавий отметил, что убийцы из политической секты «сикариев»-«кинжальщиков», боровшихся с помощью террора против римского владычества в Иудее, предпочитали действовать в толпе – «что позволяло произвести больший эффект и давало возможность скрыться». 

– Страшно – но не из-за взрывов, а из-за их возможных последствий, – говорил мне Александр. Я понимал его чувства. Несколько лет назад мы оказались в Москве во время двойного теракта в метро – и я хорошо помнил вязкое ощущение, будто чья-то злая воля манипулирует нашим бытием, дестабилизируя общество ценой гибели и страданий людей.

Интернет каждую минуту приносил вести о новых взрывах в Днепропетровске. Говорили, что их число достигло шести, восьми или десяти, что в городе отключена телефонная сеть, а власти эвакуируют вокзал, остановили движение поездов и вводят в город бронетранспортеры. Было ясно: даже если это всего лишь панические слухи, они говорят о том, что акция массового устрашения общества удалась – безотносительно, кто именно являлся исполнителем и организатором этих терактов.  

Сестра Александра Митрофанова оказалась неподалеку от места, где прозвучал взрыв. И она слышала, как шокированные люди сразу же стали говорить о чрезвычайном положении – еще до того, как об этом заговорили живо откликнувшиеся на теракты политики.   

Латинское слово «terror» – что в переводе означает «ужас» и «страх» – давно стало названием эффективной практики воздействия на общественное сознание, с целью политических манипуляций настроениями и действиями людей. Наше общество, пораженное системным социальным кризисом, с хроническим недоверием к чиновникам и политикам, представляет собой идеальную среду для использования этого инструмента подчинения и контроля. Запугивая людей, элиты могут управлять ими, используя массы в междоусобной борьбе за власть. Страх перед террором – это всего лишь очередной страх в ряду множества социальных фобий, среди которых достаточно вспомнить страх потерять работу или вклад в прогоревшем банке, страх перед криминалом и беспределом милиции, страх быть обманутым государством или базарной торговкой, страх перед болезнью и нищенской старостью. А также, страх перед бедностью и последующим за ней падением по ступеням социальной лестницы – который служит общим знаменателем ко всему этому перечню, позволяя управлять обывателями в Москве, Лондоне, Тель-Авиве или Нью-Йорке.

Для этого не обязательно прибегать к прямому насилию. К примеру, страх перед нарастающим хаосом и наступающей нищетой подтолкнул миллионы людей к поддержке политической силы, обещавшей им «стабильность уже сегодня». А локальная эпидемия гриппа, совпавшая с предвыборной гонкой, была раздута в пандемию загадочной болезни, на которой активно пиарилась тогдашняя «честная» власть. Животный страх перед неведомым вирусом отодвинул на задний план насущные социальные вопросы вроде роста цен, задолженностей по зарплате и необходимости повышения социальных стандартов. Несколько экстренных заявлений медицинских чиновников и самой Юлии Тимошенко привели к панической реакции украинцев, всегда готовых к самому худшему. Эти думающие телеэкраном люди были обречены стать жертвами массовой истерии – и сотни тысяч людей ходили по улицам в марлевых повязках (точно так же, как за несколько лет до этого они носили на себе оранжевые ленты) – с надеждой внимая словам «спасающей» их премьерши. 

Говоря о причинах формирования паники, социальный психолог Назаретян выделял «общую напряженность в обществе, вызванную происшедшими или ожидаемыми природными, экономическими, политическими бедствиями», а также «отсутствие ясной и высокозначимой общей цели, эффективных, пользующихся общим доверием лидеров». Хроническое недоверие к власти на всех ее уровнях – от высшего политического руководства до князьков-чиновников на местах – питательная среда для возникновения и широкого распространения апокалиптических слухов. Люди боятся потому, что обоснованно не верят всегда лгущей им власти – и власть умудряется использовать этот страх в своих политических целях.  

Это недоверие сразу же породило волну конспирологических версий, захлестнувшую собой пользователей интернет-сети. Люди, которые никогда не держали в руках взрывчатку, с уверенностью знатоков пишут о «маломощных взрывах», которые должны были «не убить, а напугать». Хотя чтобы напугать общество, нужна кровь – и те, кто находится сейчас в больницах Днепропетровска, навряд ли согласились бы с тем, что рядом с ними взорвались «хлопушки». 

Одни из сетевых мудрецов уверены в том, что за терактами стоит власть, которой необходим повод «закрутить гайки» – запрещая акции оппозиции и отвлекая общественное внимание от проблем вязнущей в кризисе страны. Другие возражают: в условиях падения рейтингов и политической изоляции теракты только подрывают позиции режима, который представлял себя гарантом стабильности и порядка – а также усугубляют грядущий провал еврочемпионата. А марш «объединенной оппозиции» численностью в полторы тысячи человек, который без проблем прошел в центре Киева в день терактов, никак не угрожает властям – скорее показывая бессилие их конкурентов, которые так и не вернули себе симпатии разочарованного народа. И вполне способны пойти на любые меры, чтобы «раскачать» недовольное властью общество.

Все эти версии основаны на мнимой очевидности предположений – в правоте которых заведомо уверены их сторонники. Однако, все они говорят об одном – украинское общество не доверяет ни власти, ни оппозиции – которая была властью еще вчера, рассчитывая стать властью завтра. И Янукович, и его нынешние соперники из лагеря Тимошенко и Яценюка, годами проводят системный террор против граждан своей страны – лишая людей трудовых прав и льгот, обирая их через повышение тарифов, грабительскую приватизацию, коммерциализацию образования и медицинской сферы, убивая людей нищетой, угнетением и машинами «мажоров». Их жертвами стали миллионы людей. И потому никто не сомневается в том, что эти силы способны на провокации и насилие во имя достижения своих политических целей. Благо, в нищей, криминализованной Украине полным-полно потенциальных исполнителей подобных терактов – от профессиональных киллеров до обыкновенных психопатов или туземных фанатиков-брейвиков, которые до этого взрывали неугодные им памятники. 

Пока неясно, кто стоит за терактами. Но и власть, и оппозиция – независимо от того, причастны ли они к этим взрывам – уже начинают разыгрывать их кровавую карту, стараясь использовать страхи общества в своих собственных интересах. 

Природа этих страхов понятна. Это порождение ущербной системы капитализма – глубокие комплексы миллионов людей, лишенных всякой возможности определять свою судьбу и судьбу собственной страны. Они чувствуют себя бессильными статистами в закулисных играх всемогущих хозяев нашей жизни, которые манипулируют нами так, как хотят – используя рычаги власти и капитала. Они беззащитны перед лицом элит, не ожидая от них ничего, кроме притеснений и преступлений. И, в то же время, боятся бросить им вызов. 

Преодолев этот страх, мы сможем бороться за общество, где народ не будет отчужден от управления страной – перестав быть объектом манипуляции и обретая качество субъекта революционных процессов, которые эмансипируют массы.   

Страх правит нами. Но так будет не всегда.  

Андрей Манчук

Источник

 

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Владимир Платоненко

Российские и белорусские партизаны, жгущие военкоматы и ведущие "рельсовую войну", воюют не только с российско-белорусской властью, но и с украинской. Особенно это относится к российским партизанам. Чтоб облегчить себе управление "своим" народом, любая власть, кроме прочего, старается настроить...

1 месяц назад
15
Владимир Платоненко

Неделю назад на телеграм-канале "УНИАН" прошло сообщение о дезертирстве шестидесяти российских солдат. Казалось бы этот поступок должен был вызвать у украинского обозревателя сочувствие и уважение, по крайней мере на словах, ведь чем больше российских солдат последуют примеру этих, тем лучше для...

1 месяц назад
14

Свободные новости