Вехи истории: Пьер Рамю (Рамус) - критик марксизма

Немногие из теоретиков анархизма вызывали при жизни такие споры среди товарищей по движению, как Пьер Рамус (или Рамю). Все зависело от точки зрения, политической позиции и личного отношения. Одни считали его слишком резким и полемичным, догматичным и бескомпромиссным. Для других он был захватывающей личностью, неутомимым пропагандистом, вызывавшем восхищение. Историк Ильзе Шепперле, автор биографии Пьера, полагает, что на основании имеющихся материалов все еще невозможно создать «полное и однозначное» представление об этом человеке. Зато без всяких сомнений и противоречий можно уяснить, какими намерениями он руководствовался и «что он отвергал, против чего он обращал свою зачастую крайне резкую критику. Под обстрел его критики попадали прежде всего Социал-демократическая партия и ее «разновидности», коммунистические партии в Германии и Австрии, а также большевизм, которые в своей теоретической ориентации опирались на марксизм» [1].

Настоящее имя Пьера Рамуса – Рудольф Гроссман. Он выбрал себе псевдоним по имени французского гуманиста 16 века Пьера де ля Раме, точнее – по его латинизированной форме – Petrus Ramus. По-латыни это произносится как «Рамус», по-французски как «Рамю», поэтому можно встретить оба написания.

Рудольф родился 15 апреля 1882 года в Вене в «смешанной» семье: отец был венгерским евреем, мать – моравской католичкой. Несмотря на свое буржуазное происхождение (сын купца), юноша рано увлекся социализмом, вел социал-демократическую пропаганду в своей гимназии, за что в 1898 году был исключен. Последовала бурная ссора с семьей и отъезд к родственникам за океан, в США. В Нью-Йорке Гроссман учится в Колумбийском университете, сотрудничает в немецкоязычных социал-демократических газетах. Вскоре в его взглядах происходит поворот: он сближается с анархистами, знакомится с Йоганном Мостом и Эммой Гольдман, выступает на анархистских митингах и пишет для анархистских газет.

Пребыванию Гроссмана в США пришел конец в 1902 году. В одном из традиционных центров боевого рабочего движения, в городе Патерсон в штате Нью-Джерси, вспыхнула бурная забастовка. Ее начали, по собственной инициативе, 20 ткачей, но движение быстро распространялось, прежде всего, среди итальянских рабочих. В ходе столкновений погибли трое рабочих и один полисмен. Трудящиеся призвали к всеобщей стачке и созвали митинг, на который были приглашены ораторы-анархисты. Толпа собравшихся двинулась маршем к текстильным фабрикам, полиция открыла огонь, снова имелись жертвы (8 рабочих и 1 полицейский). В течение 6 часов рабочие-красильщики контролировали город. Потом выступление было жестоко подавлено, и начались репрессии против анархистов [2]. Рудольф Гроссман был обвинен в том, что являлся, как утверждала полиция, одним из лидеров забастовщиков. Его приговорили к 5 годам тюремного заключения, но анархисту удалось бежать назад в Европу, в Англию. Там он и стал известен под псевдонимом Пьер Рамус или Рамю.

Лондонский период жизни Рамуса оказался также недолгим (1904–1907), но весьма плодотворным. Он изучает экономику и право в Лондонской школе экономических и политических наук, выступает на собраниях и митингах, пишет для анархистских и профсоюзных газет и журналов на идиш и немецком и издает ежемесячник «Die Freie Generation» («Свободное поколение»). Рамус тесно общается с П.А. Кропоткиным; в его окружении он знакомится со своей будущей женой – анархисткой из России Софьей Фридман.

В 1907 году Рамус возвращается в Австрию, уже имея репутацию известного теоретика и публициста. В последующие годы, вплоть до начала Первой мировой войны, он много ездит по стране и по Европе, выступает с докладами во многих странах и представляет Австрию на международном конгрессе анархистов в Лондоне (1907). В этот период он, несомненно, становится наиболее заметной фигурой в австрийском анархистском движении. Издаваемые им журналы «Свободное поколение» и «Довольство для всех» («Wohlstand für Alle») пользуются значительной популярностью в кругах интеллигенции, представителей искусства, некоторых рабочих.

Политические взгляды Рамуса в «австрийский период» его жизни оформились в виде своеобразного синтеза идей П.А. Кропоткина, Л.Н. Толстого и синдикализма. Созданная им в Вене группа называлась «Группой безвластнических и ненасильственных социалистов». Свои представления о будущем свободном обществе и пути к нему Рамус изложил в таких работах, как «Анархистский манифест», «Лжеучение и ненаучность марксизма в области социализма», «Воссоздание общества путем коммунистического анархизма» и др. (написаны, в основном, до и в период Первой мировой войны).

Прежде всего, он обрушился с уничтожающей критикой на марксизм. «В отличие от многих других анархистских теоретиков, которые в своей критике марксизма ограничивались в основном марксистским пониманием истории и революции, Рамус предпринял попытку основополагающего теоретического анализа марксистской теории», – отмечает Ильзе Шепперле [3].

Его возражения были направлены в равной мере против философских основ марксизма, его исторического материализма, экономического учения и политической программы. Заимствовав у Гегеля идеалистическую диалектику, утверждал Рамус, марксизм перенял тем самым его ориентацию на существующее, «на данность». Маркс и его последователи отреклись от беспристрастности подлинной науки и переносят критерии, нормы и принципы капитализма на всю историю человечества – прошлое и будущее. Люди подчиняются предустановленным, предопределенным законам, только у Гегеля этот детерминизм исходил из идеалистического абсолютного духа, а у марксистов, перевернувших гегельянство наизнанку, – из экономического «базиса». «Марксо-гегелевская теория тезис – антитезис – синтез подходит для того, чтобы утешить людей надеждой на автоматическое развитие, украсть у них волю к действию, что и произошло. Эти реакционные теории нашли свое выражение в «Коммунистическом манифесте» и «Капитале»» [4].

Вслед за русским анархистов В. Черкезовым [5], Рамус утверждает, что по содержанию и по форме «Манифест коммунистической партии» является плагиатом с работы французского социалиста Виктора Консидерана. Что еще хуже: это произведение, по его мнению, исторически оправдывает капитализм и не провозглашает задачу ликвидации системы наемного труда и государства. В нем нет «ни малейшего следа коммунизма. Это понятно, потому что «коммунизм», как его понимают Маркс и Энгельс – это вообще не коммунизм, а государственный социализм, а точнее государственный коллективизм. В то время как сегодня производители товаров в использовании инструментов производства зависят от частных капиталистов, в государстве Маркса и Энгельса оно, государство, было бы той властью, которое распоряжается жизнью и смертью народа. Пролетариат остался бы пролетариатом, потому что он по-прежнему не владел бы средствами производства» [6].

Разобрав «манифест», Рамус далее последовательно критикует марксистскую теорию трудовой стоимости (вслед за Кропоткиным), учение о прибавочной стоимости, теорию концентрации капитала и кризиса и, наконец, представление об «автоматическом» крахе капитализма под давлением его внутренних экономических противоречий. Из проделанного анализа анархист делает вывод: марксизм непригоден как социалистическая теория освобождения трудящихся! (В последующих действиях социал-демократии в период Первой мировой войны он увидел подтверждение реакционного и контрреволюционного характера марксизма).

Предлагаемая Рамусом альтернатива основывается на воззрениях Кропоткина и Толстого. Он был убежденным сторонником анархистского коммунизма, и в этом отношении не слишком отличался от таких теоретиков как Кропоткин или Жан Грав [7]. Но характерный для анархизма антимилитаризм Рамус распространял и на способы борьбы за новое общество. Вслед за Толстым, он стал последовательным противником насилия и насильственных методов действий, чем навлек на себя немало критики в анархистских кругах.

В то же время, Рамус живо интересовался синдикализмом – независимым классовым рабочим движением, основанном на прямом действии и открытом для анархистских взглядов. В период перед Первой мировой войной он выступил инициатором создания революционно-синдикалистских организаций – Всеобщей профсоюзной федерации Нижней Австрии и Свободного профсоюзного объединения. Впрочем, эти профсоюзы не пользовались большим влиянием: австрийское рабочее движение находилось под почти незыблемым контролем со стороны социал-демократии [8].

«Великая война» нанесла тяжелый удар по анархистскому движению в Австрии. Как вспоминал немецкий анархист А. Сухи, который в тот период находился в Вене, группа Рамуса была разгромлена, а ряд ее членов – арестованы [9]. Сам Рамус дважды задерживался по обвинению в шпионаже и государственной измене, поскольку, как пацифист, выступал решительным противником войны. Большую часть времени вплоть до ее окончания ему пришлось провести под домашним арестом. Однако анархист использовал эту ситуацию для того, чтобы дописать свои главные книги.

В разгар послевоенных революционных потрясений Рамус в 1918 году входил в Венский Совет, где вступал в ожесточенную полемику с социал-демократами и партийными коммунистами, а в 1919 году по его инициативе был образован Союз антиавторитарных социалистов с печатным органом «Сознание и освобождение» («Erkenntnis und Befreiung»). В организацию входило до нескольких тысяч членов. Союз провозгласил своей целью осуществление принципа «индивидуальной свободы в социальном сообществе»: ликвидацию государства и правительства, «введение коммунизма ассоциаций, свободных от принуждения», устранение всех государственных институтов, включая милитаризм, бюрократию, полицию и юстицию, а также капиталистической эксплуатации вместе с погоней за прибылью и наемным трудом.

Путем к созданию анархо-коммунистического общества провозглашались организация ячеек самоуправления в городе и деревне, которые были бы максимально независимы от государства и капитала, и всеобщая стачка, создающая «гильдейско-социалистическую организацию всего производства» и проводящая всеобщую экспроприацию. Предполагалось, что социальная революция будет осуществлена ненасильственными средствами «социально-экономического действия по разрушению оружия и насилия». Сюда включались также уклонение от военной службы, отказ участвовать в производстве оружия и выведение оружия из строя [10].

Первоначально Союз проявлял пристальный интерес к анархо-синдикализму и тесно сотрудничал с анархо-синдикалистским Интернационалом – Международной ассоциацией трудящихся (МАТ). Постепенно эта направленность стала ослабевать, организация все больше ориентировалась на создание альтернативных коммун и поселений, а Рамус сосредоточился на просветительской работе и распространении идей анархизма. К тому же, его отношения с немецкими анархо-синдикалистами (включая Рудольфа Роккера) испортились, их взаимная полемика приняла весьма острый характер. Синдикалисты из соседней страны обвиняли Рамуса в поддержке соперничающих с ними анархических групп и тенденций…

А тем временем неуклонно ухудшался политический климат в молодой Австрийской республике. У власти становились все более реакционные кабинеты, в 1927 г. власти жестоко разогнали демонстрации протеста, а в 1934 г. подавили восстание социал-демократов и запретили любую оппозицию. В стране был установлен авторитарный режим, получивший у современников название «австро-фашизма». Сильным влиянием пользовались клерикальные католические круги. Легальная работа анархистов стала невозможной.

В качестве предлога для расправы над Рамусом было избрано его активное участие в движении за контролем над рождаемостью. Пропагандируя новый, сознательный образ жизни, австрийские анархисты занимались просвещением населения относительно противозачаточных средств и различных методов предотвращения беременности. Одним из них была добровольная стерилизация (вазектомия). Союз антиавторитарных социалистов полагал, что, уменьшив число детей в своих семьях, рабочие будут не так страдать от нищеты. В листовках с требованием отменить запрет на вазектомию они провозглашали: это не преступление, это – социальная необходимость [11].

В 1932 г. в Граце была раскрыта сеть, которая помогала желающим пройти процедуру стерилизации. Рамус, как главный подозреваемый, был арестован и несколько месяцев провел в тюрьме. В 1933 году его зверски, до беспамятства избили нацисты. В 1934 году последовал новый арест и приговор за практику вазектомии: 10 месяцев тюрьмы…

В 1938 году Австрия была захвачена нацистской Германией. Рамусу удалось бежать. Через Францию, Швейцарию и Испанию он добрался до Марокко. В 1942 году он сел на корабль, на котором он надеялся вместе с семьей доплыть до Мексики. По дороге он скончался от сердечного приступа 27 мая 1942 года.

+ + +

Петер Рамус известен не только как теоретик, пропагандист и практик анархизма, но также как писатель и исследователь истории безвластнического движения. Он – автор частично автобиографического романа «Боец за мир в глубоком тылу», в котором изображена судьба преследуемого антимилитариста в годы войны. Его перу принадлежит и ряд работ о «первопроходцах анархизма». Среди них – предлагаемая вниманию читателей книга о британском либертарном мыслителе Уильяме Годвине.

В.В.Дамье

Из книги: П.Рамус. Вильям Годвин как теоретик коммунистического анархизма.

Примечания:

[1] Steve Golin. The Fragile Bridge: Paterson Silk Strike, 1913. Philadelphia, 1992. P.26-27.

[2] См., например: Ж. Грав. Будущее общество. М.: «Либроком», 2009.

[3] G. Botz, G. Brandstetter, M. Pollak. Im Schatten der Arbeiterbewegung. Zur Geschichte des Anarchismus in Österreich und Deutschland. Wien, 1977. S.73-76.

[4] Ilse Schepperle. Pierre Ramus: Marxismuskritik und Sozialismuskonzeption. Wien, 1987. S.48.

[5] Ilse Schepperle. Op. cit. S.50.

[6] Die Irrlehre und Wissenschaftslosigkeit des Marxismus. Volkstümlich bearbeitet nach dem Buch gleichen Namens unserer Geistesfreunes Pierre Ramus, Wien. Berlin, 1920. S.4.

[7] См.: В.Н. Черкезов. Предтечи Интернационала: Доктрины марксизма. М.: Едиториал УРСС, 2010.

[8] Die Irrlehre… Berlin, 1920. S.7.

[9] Augustin Souchy. “Vorsicht: Anarchist!” Ein Leben für die Freiheit. Politische Erinnerungen. Grafenau, 1985. S.17.

[10] См.: В.В. Дамье. Забытый Интернационал. Международное анархо-синдикалистское движение между двумя мировыми войнами. Т.1. М., 2006. С.456.

[11] Ilse Schepperle. Op. cit. S.44–45.

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Владимир Платоненко

Время от времени приходится слышать или читать о возможности распада РФ. К чему же может привести такой распад (или его предотвращение)? Африканский вариант Самым страшным является распад по этническому или религиозному признаку. Между этими двумя вариантами, или вернее подвариантами грань...

1 неделя назад
1
Michael Shraibman

Российские демократы-либералы образца 90-х часто называют всех, кто не принадлежит к их кругу, "шариковыми" в честь героя повести Михаила Булгакова "Собачье Сердце". Особенно часто они используют это выражение в отношении сторонников социального равенства и братского труда....

2 недели назад
6

Свободные новости