Точка невозврата: рефлексия либертария на опыт перенесенных пыток

публикует советы, написанные товарищем по личному опыту о том, как пережить пытки. Текст содержит подробное описание насилия со стороны органов власти. Если вы пережили похожую ситуацию и не хотите к ней возвращаться — воздержитесь от чтения материала.
Иллюстрация предложена автором текста.

Пару слов о моих взглядах. Думаю, устройство общества должно обеспечивать благо для всех людей, а прямая демократия является лучшим способом этого достичь. Последнее время я практически не участвовал в акционистской деятельности, потому что осознал, что начинать нужно с собственного образа жизни, с тех взаимоотношений, которые мы имеем с другими людьми, делая эти отношения более непосредственными, учась совместно решать общие задачи.

Когда я столкнулся с пытками, то совершенно не был к ним готов и не ожидал, что кому-то по каким-то причинам будет интересно меня пытать. Конечно, полностью прочувствовать это можно только на собственном опыте, но все же хочу поделиться некоторой рефлексией пережитого. Думаю, полезно стараться говорить о пытках в рациональном ключе. Очень хотелось бы, чтобы никто никогда не оказался в подобной ситуации, но реальность говорит, что подобные вещи ближе, чем кажутся, и если кто-то из читающих попадет в переделку, надеюсь, что что-то из написанного ниже поможет выйти из нее с наименьшими потерями. Но все же я не являюсь экспертом по этому вопросу и в своих выводах основываюсь по большей части на своем опыте, а, поскольку любой опыт индивидуален, в другой ситуации они могут и не подойти.

Стоит учитывать, что цель пыток может быть разной. Наверное, самый оптимистичный для вас случай, если вам не повезет подвергнуться им — когда на вас лично у полицаев ничего или почти ничего нет, и пытают они, чтобы получить информацию о наличии связи с интересующими их людьми и какую-то связанную с ними информацию (что было в моем случае). Эти люди под серьезным подозрением, наверняка за ними была слежка и к чему-то привела, возможно, полицаи хотят по горячим следам исследовать всех их знакомых в надежде найти что-то интересное, но, в то же время, толком не знают, что ищут, что оставляет возможности для маневров. Намного хуже, если у ментов есть подозрения лично на вас, тогда они будут раскручивать интересующую их фактуру и, стоит ожидать, будут вести себя жестче и настойчивее. То же самое, если они уже настроены вас засадить и нужна только ваша признательная подпись.

Акцентирую некоторые вызовы, которые вставали передо мной, когда я находился в пытающих меня руках, и что в той или иной степени помогало справиться с пытками.

Первое, конечно, физическая боль. Продолжающаяся долгое время без передышки, она является серьезным аргументом. Какое-то время ее возможно терпеть, но постепенно все равно начинаешь говорить и делать то, что от тебя хотят. В какой-то момент уже хочется сойти с ума и безразлично, умрешь ты или нет. Но это не значит, что нужно сразу сдаваться. У нападающих тоже есть слабости — они тоже устают и физически и ментально, даже если они грозят, что пытки будут длиться сколько угодно долго. Если они не увидят нужного результата через несколько часов, им наверняка надоест с вами возиться, у них закончится рабочая смена, и они захотят спать. Нужно только дотерпеть до этого момента. Что еще может помочь? Полезно воспринимать боль и другие неудобства как мысль, просто как поток сигналов нейронов, идущих от клеток тела. Когда так рационализируешь, боль становится не такой невыносимой. Советую потренироваться, когда какие-то неприятные моменты возникают в обычной жизни.

Далее стоит сказать про психологический аспект. Это ужасно гнетущее чувство, когда ты находишься в чьей-то полной власти, как животное на бойне. Важно стремиться сохранять частицу контроля, воспринимать происходящее как борьбу, а не как отношения хищник-жертва. Мне немного помогало тереться до боли головой об пол, чтобы сохранить хоть мизерное, но чувство свободы в действиях, кроме того, это заглушает последствия большей боли. Резать вены — тоже решение, хоть и более радикальное, но тут важно не переусердствовать, да и условия не всегда позволяют.

Стремно, когда нападающие намекают на изнасилование, вкупе со всем остальным это заставляет задуматься над тем, чем мы готовы пожертвовать, чтобы не наговорить лишнего. Помните о своих товарищах, что именно в этот момент и в этом месте скорее всего решатся их судьба, как они проведут следующие годы своей жизни. Стоят ли несколько часов, пускай и крайне мучительных для вас, нескольких лет, а то и более, чьей-то свободы?

Необходимость говорить в условиях стресса, паники, вводящей в ступор. Мне было практически невозможно думать, когда меня пытали час за часом без передышки. Одни и те же вопросы прогоняются до бесконечности, а говорить обязательно нужно, и то, что ты говоришь, должно быть одинаковым и насколько можно логичным. Скорее всего, менты какое-то время до того, как поймать, будут следить за вами, прошерстят интернет-трафик, места, где был ваш телефон, звонки и смс, соответственно, будут обладать какой-то информацией о вашей жизни. Нужно будет знать, как объяснить эти события, и говорить нужно будет что-то очень похожее на правду, при этом крайне затруднительно будет придумать какие-то сложные истории, чтобы они звучали адекватно и непротиворечиво. Но, если уж выбрали какую-то определенную линию, нужно ее и придерживаться, не так плохо показаться дураком, как говорить разные версии значимых для нападающих событий. Еще лучше заранее иметь железную легенду, разделяемую всеми, для кого она предназначена. Конечно, не для каждого подойдет, но в плане алиби самое надежное — жить обычной жизнью, внешне не отличаясь от среднестатистических людей — работать, учиться, иметь разные хобби и большой список номеров не связанных с политикой людей в телефоне, страницу «ВКонтакте» с котиками и т.д. Это по многим причинам полезно, но в том числе и потому, что, испытывая стресс, можно, ничего не придумывая, выложить все это полицаям, чтобы подтвердить, что вы тут, в общем-то, случайно. Хорошо говорить много отвлеченно нейтрального, растягивая время вроде бы и актуальной, но не настолько важной для ментов и никого не дискредитирующей информацией. Если от вас настойчиво требуют такие вещи, как имена и места, их можно и придумать, но важно не стать единственным привлеченным участником преступления с «неустановленными лицами». Также один из вариантов — изобразить сумасшествие и говорить что-то совсем невпопад, но, думаю, для этого нужно быть немного артистом. Заканчивая тему стресса, напишу, что в своем опыте я пытался сохранять спокойствие, смотря на ситуацию как бы со стороны, думая, что происходящее то ли сон, то ли съемки малобюджетного хоррора — по-другому мой разум наверняка отказался бы воспринимать события.

Как не выдать важную информацию? В первую очередь, крайне полезно ограничивать себя от лишнего, «меньше знаешь — крепче спишь» в самом прямом смысле. Сложно хранить в тайне большой массив информации, да и неразумно стремится получить компрометирующую кого бы то ни было информацию без практической целесообразности. Доступ к важной информации должен открываться только с зашифрованного устройства, которое находится в относительно защищенном месте, при этом все важные пароли также должны храниться в менеджере паролей, вам их даже видеть не нужно. Для переписки можно использовать, например, джаббер с otr-шифрованием или pgp-зашифрованную почту, находящуюся на надежном сервере. При этом нужно заранее придумать, почему вы шифруетесь.

Какую-то часть информации вы вполне можете скрыть во время пыток. Например, мне было принципиально не называть лишних имен и никого не дискредитировать, поскольку логично было ожидать, что эти люди также могут быть подвергнуты пыткам. Поскольку ментам не было известно, что я на самом деле кого-то из этих людей знаю, то через какое-то время они отступили.

То, что нам дорого, может быть использовано как средство шантажа. Тяжело терять то, что мы любим, наших друзей и любимых, нашу честь и свободу, нашу жизнь. Но нужно помнить, что тот, кто шантажирует вас потерей чего-то из вышеназванного, запросто может устроить это и в случае вашей капитуляции. Без иллюзий, если вы уже оказались под чьей-то полной властью, то никого и ничего уже не сможете защитить. Самое нелепое — верить обещаниям людей, которые привели вас в такое положение. Также не нужно думать, что ваша жизнь сама по себе является какой-то большой ценностью, многие с готовностью ею пожертвуют ради исполнения своих целей.

Менты могут блефовать, говоря, что вас, якобы, уже сдали и бесполезно отпираться. Что ж, в любом деле нужно быть уверенным в людях, с которыми взаимодействуете, глупо начинать какое-то важное предприятие с лицами, в отношении которых у вас есть сомнения, что они могут предать. Нужно много времени, иногда годы, чтобы выйти на соответствующий уровень доверия и знания человека. В отношении людей, которым вы полностью доверяете, у вас не может быть мысли, что они вас оклеветали, разве что их пытали, но это другое. Если же вы участвуете в деятельности большой группы мало знакомых друг с другом людей, само собой разумеющееся, нужно предполагать, что кто-то из участников волей или неволей передает информацию полиции, соответственно, необходимо выстраивать работу группы так, чтобы минимизировать потенциальный вред от этого.

Также полезно считывать нападающих и говорить им то, что соответствовало бы их ценностям, стремясь найти общую волну. Например, аппелировать к божьему воздаянию, соглашаться, что «эти бандеровцы на Украине совсем уже достали», на нападки возражать, что «мне эти все революции нафиг не нужны, у меня совсем другие заботы — дом построить, машину купить» и т.д.

После пыток страшно. Я, конечно, не был готов подписывать что угодно, не глядя, но моя воля была явно ослаблена, и я очень боялся их повторения. Когда меня отпустили, страх длился еще порядочное время, я боялся оставаться один, тем более выходить на улицу. Очень важно, чтобы в первое время рядом были люди, которым вы доверяете, которые будут с вами, смогут помочь с жильем и всем необходимым. Также хорошо заранее иметь телефон адвоката и выходы на СМИ, действующие загранпаспорт и визу, запасные средства коммуникации. Думаю, сразу после случившегося нужно фиксировать побои и предавать дело огласке. Травмпункт моментально сообщает информацию ментам, что может быть неполезно, поэтому лучше сразу идти в коммерческую судмедэкспертизу. Огласка в СМИ — не панацея от повторения пыток, но есть большой шанс, что полицаи не захотят второй раз привлекать внимание к своим персонам, соответственно, именно это и может помочь, чтобы вас оставили в покое, тогда как того, до кого никому нет дела, можно бить до бесконечности. Но оставаться жить в России после этого — уже опасное занятие.

Немного личного. Пытки — это вещь, которая оказывает очень сильное влияние. Не скажу, что у меня до этого опыта были иллюзии об сострадательной сущности людей или что после случившегося я перестал их любить, может быть, именно эти факторы позволили относительно просто их пережить. Тем не менее, что-то во мне явно изменилось, наверное, то, что я стал чутче воспринимать свою и чужую боль, но, в тоже время, она сделалась и более естественной. Изнутри сложно понять, полезны эти изменения или нет.

Подытоживая, напишу, что пытки — это всего лишь еще один инструмент, который есть в арсенале тех, кто контролирует наши жизни. Не нужно паниковать, думая о них, напротив — знать, как они работают и что можно им противопоставить. Надеюсь, что угроза пыток не остановит вас от стремления к исполнению своих и наших общих мечт, так же, как надеюсь, что никому из вас не придется их пережить. Если же кто столкнется с ними — желаю упорства и веры в свои силы!

Эффект Монро


Комментарии

Лучший способ подготовиться к пыткам - это открыть уголовный кодекс и внимательно прочесть те статьи, которые собираешься нарушить. Например 205, 222 и т.д. Выписать сколько лет лишения свободы по ним будет. И сразу отпадет желание болтать лишнее даже при самых жестоких пытках. Если ты революционер, значит априори ты преступник и выступаешь против действующей власти и ее законов. Значит нужно быть готовым и к пыткам и сроку. Это нормально. Это часть твоей биографии. "Тюремные универсииеты" жизни.

Рейтинг: 4 (1 голос )

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Michael Shraibman

4 июня - годовщина событий на площади Тяньаньмэнь 1989 года в Китае или «бойня на площади Тяньаньмэнь». Серия акций протеста на площади Тяньаньмэ́нь в Пекине продолжалась с 15 апреля по 4 июня 1989 года и была раздавлены войсками, лояльными Компартии Китая (КПК). Иногда пишут, что...

1 неделя назад
Владимир Платоненко

Намедни в парке на стенде увидел наклейку: «Я против свалки в Шиесе». А чуть позже, вечером обнаружил в Фейсбуке сообщение о поездке в Шиес добровольцев для защиты его от мусора. Противоположная сторона уже давно ведет набор наемников, готовых разгонять тех, кто не хочет умирать в...

2 недели назад