Феминизм и организованный анархизм

Этот документ создан Бразильской Анархистской Координацией [Coordenação Anarquista Brasileira] (CAB), группой анархистских организаций, которая ведёт совместную деятельность по всей Бразилии. Он переведён и перепечатан здесь с разрешения наших сестринских организаций, участвующих в CAB. Этот документ также послужил отправной точкой в недавних дискуссиях о феминизме в рамках Чёрной Розы / Rosa Negra. Мы надеемся, что впервые делая этот текст доступным к прочтению на английском, а теперь и на русском, мы увеличим его влияние и охват. Переведено для avtonom.org.

Наша концепция феминизма с точки зрения организованного анархизма

Мы, женщины, входящие в состав организаций, которые составляют Бразильскую Анархистскую Координацию (CAB), видим себя как часть долгой традиции женщин-анархисток, которые осуждали гендерное угнетение и радикально против него боролись; таким образом, эксплуатация труда также принимает для нас особую форму. Мы - часть многих, многих женщин-анархисток, которые лицом к лицу противостояли насилию, с которым мы сталкиваемся как женщины, несмотря на то, что их имена стёрты со страниц истории власть предержащими; женщины, которые открыли новые способы любить и проблематизировали буржуазную модель семьи, являющуюся базисом системы; женщины, которые противостояли мачистскому насилию, часто исходившему от их товарищей; женщины-самоучки, которые пропагандировали грамотность и мечтали об освобождающем образовании, которые работали в прессе, писали и публиковали статьи для либертарных газет; женщины, которые взяли в руки оружие! Эти бесстрашные и непокорные женщины боролись против системы угнетения за достойную и свободную жизнь, и посеяли зёрна освобождения по всему миру. Многие безымянные женщины-борцы были стёрты из истории мужчин. Многие ушли ещё до нас, многие уже не с нами. Мы несём их наследие внутри нас.

Эта история началась не с нас, и она не закончится завтра. В нашем мире происходит много насилия, и дел невпроворот.  Как анархист_ки, мы считаем, что феминизм и антипатриархальная борьба, а также антирасистская и антиколониальная борьба являются фундаментальными стратегиями для разрушения этой системы. Мы считаем, что властные отношения структурированы особым образом, и их необходимо понять, если мы хотим разрушить систему угнетения как таковую. Мы верим в развитие преданных делу товарищ_ек, которые активно участвуют в народных организациях; которые ведут свою деятельность посредством прямого действия и прямой демократии. В этом смысле мы выступаем за низовой феминизм и ориентацию на классовую борьбу.

Наш феминизм - это социальная и коллективная борьба. Мы не верим в специализацию феминистской борьбы, вместо этого мы считаем, что феминизм должен составлять основу всех наших организаций; что феминистские формулировки и методологии могут быть направлены не на индивидуальную свободу, а на завоевание свободы каждой территории и каждого угнетённого тела. Такова наша концепция.

Чем мы руководствуемся?

Исторически, анархизм борется против различных видов угнетения, от которых страдали низшие слои общества, следовательно, подразумевается, что угнетаемые вышли за пределы ограниченной классовой категории. Принимая широкое толкование класса, анархизм указал на идею, что угнетения, которым мы подвергаемся, структурированы самыми разнообразными способами. Таким образом, феминизм, который мы как анархист_ки провозглашаем, не мог базироваться только вокруг классовой борьбы как центральной идеи, например. Этот подход бы привёл нас к поверхностному анализу, в котором гендер и расовая принадлежность не будут важны, и следовательно, мы не приблизимся к той социальной реальности, которую мы проживаем по собственному опыту.

Это из-за анализа, ограниченного только классовой войной, существуют пространства в движении чернокожих, где гендерный вопрос отходит на задний план, и чернокожие женщины оказываются лишены голоса. Или, с другой стороны, не принимая во внимание классы, мы рискуем иметь анализ, отрезанный от материальной реальности вопроса чернокожей периферии, например. Таким же образом, есть некоторые женских пространств, где не обсуждаются ни класс, ни раса, и работающие женщины и чернокожие женщины не могут пересечься, и в гораздо меньшей степени отождествляют самих себя с речами и обсуждениями, которые там происходят. Или же есть определенные пространства, где классовый вопрос занимает центральное место, вопросы расы и гендера находятся на заднем плане, где белые и небелые женщины не чувствуют себя комфортно или вообще не в своей тарелке.

Мы понимаем, что гендерное угнетение соотносится с проблемой расовой и классовой принадлежности, и это то, что меняется в соответствии с социальными и материальными контекстами, в которые погружены субъекты. В этом смысле идея "интерсекциональности" служит нам инструментом анализа доминирования, помогая нам понять некоторые проблемы. В этом смысле, мы считаем, что виды угнетения взаимно пересекаются друг с другом, присутствуя во всех сферах наших жизней и общества. Тем не менее, мы не можем начать с этого и спутать этот пересекающийся характер разных форм угнетения с идеями о том, что угнетения абсолютно однородны или что они - всего лишь сумма нескольких типов угнетения.

Более того, мы должны рассматривать социальную реальность как конструктор угнетения, а не как его следствие. В то же время мы не можем думать только о вопросах теории или идеологии, не рассматривая и не понимая, как все происходит на практике (и материально), чтобы не упустить из виду тот факт, что наш феминизм далек от индивидуального освобождения или поведения, а является социальной и коллективной борьбой. Поэтому для нас в CAB наш феминизм может быть только "феминизмом тех, кто снизу", который учитывает условия гендерного, расового, классового и сексуального разнообразия, понимая, что эти элементы и их властные отношения вместе структурируют отношения господства, которые проходят через нас.

Если вкратце, то мы верим, что наш феминизм, как анархисто_к, организованных в форме , должен быть феминизмом, ориентированным на классовую борьбу, антирасистским, антикапиталистским, не исключающим людей (и транс-инклюзивным), а также иметь революционную перспективу, направленную на разрыв с государством.;

Критика евроцентристского либерального феминизма

Как женщины-анархистки, которые верят в борьбу бок о бок с низами общества, мы высказываем несогласие и критику в отношении евроцентристского либерального феминизма.  В процессе своего развития, либеральный феминизм отстаивал личные свободы, заявляя и защищая точку зрения "мы все равны". На этом пути он попытался уравнять женщин с белыми буржуазными мужчинами, требуя столько же прав для первых, столько есть у вторых. Подобно концепциям либерализма, этот феминизм заканчивает тем, что делает заявления, ограниченные уровнем индивидуализма.   Следовательно, наша критика либерального феминизма относится к защите только индивидуального освобождения, без размышления о классах. Таким способом он воспроизводит капиталистическую логику, когда он определяет женскую эмансипацию только как признание и социальную мобильность, например, в обществе, в котором всё ещё присутствует неравенство. В этой концепции, женщины будут иметь право занимать те же должности, что и мужчины, но когда они их занимают, логика неравенства продолжает сама себя воспроизводить.

Либеральный феминизм присвоил концепты и руководящие принципы, которые исторически произошли из народной борьбы и борьбы женщин. Он присваивает в искажённом виде многие идеи, чтобы соблюдать либеральные и неолиберальные заповеди. Это присваивание служит капитализму несколькими способами. Один из примеров - использование самой идеи равенства рынком, с его массовой пропагандой, которая натурализует логику капитализма и государства, оставляя её нетронутой. Таким способом рынок скармливает иллюзию равенства, проповедуя как "расширение прав и возможностей", так и то, что "женщины могут добиваться успеха в больших компаниях", на государственных должностях, и т.д., добиваясь высоких должностей или лидерства по меритократической логике. Однако, когда женщины находятся на этих должностях, они продолжают работать на систему и в рамках системы, не задаваясь вопросом, почему другие женщины "не добились успеха", без приписывания этого неравенства капиталистической системе.

Этот процесс искажения также случился с идеей "расширения прав и возможностей", контуры которой были очерчены в работах критической педагогики Фрейра. Важно помнить, что этот концепт зародился в народных движениях и был присвоен либеральным феминизмом в ложном виде. Следовательно, когда мы говорим о расширении прав и возможностей, мы должны брать его из его коллективных корней. Только коллективное расширение прав и возможностей позволит изменить ситуацию в борьбе женщин.

Для либерального феминизма сама по себе симуляция "равенства" в рамках капиталистической системы достаточна. Для нас необходимо свергнуть и капитализм, и государство. И это условие для создания настоящей свободы и равенства для женщин. В этом смысле мы также обращаем внимание, что мы должны выйти за рамки евроцентристского характера этого феминизма. Для этого мы принимаем за отправную точку анализ, который проводят курдские женщины и их критику евроцентристского подхода, который повлиял на построение феминизма в мире. Мы должны строить феминизм, ощущая под ногами почву нашей собственной латиноамериканской реальности. И мы делаем это через понимание нашей собственной истории и нашего собственного становления как латиноамериканских женщин, обращаясь к нашим опытам и накоплениям, деконструируя и конструируя понятия, основанные на нашей конкретной реальности.  

За трансфеминизм

Для нас, анархисток-especifista, чрезвычайно важно продвигать концепцию феминизма, который мы хотим построить в масштабах всей страны. Следовательно, необходимо прояснить, что наш феминизм включает и транс-людей (мужчин и женщин). По этой причине мы не отождествляем себя с "радикальным феминизмом" (или с транс-эксклюзивным феминизмом), потому что как анархист_ки, мы выступаем за прекращение любого превосходства в обществе. Для нас не представляет никакого смысла думать о феминизме, который исключает угнетённых и убитых трансфобией, которая ежедневно пронизывает наше общество.

Мы должны сохранять и защищать достоинство, уважение и права всех людей, абсолютно всех человеческих существ. Конечно, мы также не можем не связать гетеронормативность с мачизмом. Это фактор, который находит своё отражение в дискуссии о становлении семьи и работы. Поэтому важно рассматривать вопрос маскулинности в том числе и как дискуссию о гендере, поскольку мы все затронуты ею и тем, как люди её видят.

Отказ от феминизма исключительно для женщин

Мы также верим, что эксклюзивные пространства важны, чтобы дать людям определённой социальной группы силу и что мы должны понимать и уважать их потребности. Следовательно, мы не видим проблемы в наличии эксклюзивных пространств (мы также понимаем их силу, важность и необходимость), когда появляются запросы в тех пространствах, которые мы создаём, но мы понимаем, что движение не должно существовать только таким образом. В этом смысле мы также верим, что у нас должны быть смешанные пространства, потому что гендер - это то, что пересекает реальность и мужчин, и женщин, а не только женщин. Мужчины тоже испытывают разнообразное давление со стороны общества, которое вынуждает их проявлять их маскулинность способом, уже определённым для них сотни лет назад. Таким образом, мы понимаем важность того, чтобы у мужчин также были их собственные пространства для тренировок, обсуждений и дебатов, чтобы они могли думать о новых способах действовать в политической и общественной сфере; пересмотреть поведение, подходы и мнения, которые структура мачистского общества заставляет их ежедневно воспроизводить, будь то в их частной, профессиональной или политической жизни.

Мы также должны понимать, что вопрос эксклюзивного не-мужского пространства, не включающего цис-мужчин, отличается от подхода к цис-мужчинам в аспекте включения в себя транс-людей. Мы понимаем, что, например, транс женщина должна быть включена в эксклюзивное женское пространство, а транс мужчина должен быть включен в мужское пространство, и оба должны быть приняты в этих сообществах.

Борьба за расширения социальных прав посредством народной борьбы и прямого действия

Учитывая, что борьба женщин часто ведётся в форме завоевании очень базовых прав, которые остаются под государственной юрисдикцией, мы считаем, что мы не должны отказываться от такой программы, поскольку мы не можем ждать революции для завоевания вышеупомянутых базовых прав. Другими словами, мы не можем работать только с программой-максимум. Социальная революция будет строиться в ежедневных процессах борьбы и самоуправления, в продвижении и добыче большего количества возможностей и прав, а также их сохранении.

Женщины - первые, кем пренебрегают, их первыми увольняют во время кризисов, они больше всех страдают от повышения стоимости продуктов питания и в целом каждодневных затрат. Что касается материнства, то сами учреждения, относящиеся к сфере материнства, в конечном итоге присваиваются государством (дородовые, дневные центры и т.д.). Мы вступаем в борьбу за эти основные услуги в рамках государства, потому что оно должно быть обязано гарантировать эти права, а если государство их не обеспечивает, мы должны отнять их. Собственными руками, посредством своей борьбы. Так мы защищаем борьбу за жилье, детские сады, гуманные роды и более качественную помощь в больницах, образование и здравоохранение, которые непосредственно влияют на жизнь обычных женщин. Мы осознаем, что предъявляем требования к государству, в то время как сами жаждем наступления его конца.

С другой стороны, наша позиция заключается в противостоянии, а не в просьбах к государству. Мы противостоим государству, чтобы оно могло предоставить сегодня то, что необходимо для жизни женщин в низах общества. Поэтому мы решили использовать термин "общественные меры" вместо термина "реформы". То, чего мы требуем в противостоянии с государством, - это жизнеспособность общественных мер, которые меняют жизнь женщин к лучшему. И это всегда включает в себя требование прав, которые приходят благодаря борьбе и народной самоорганизации. Наряду с этим мы верим в и стремимся распространить автономные усилия женщин в их сообществах. В то время как государство не гарантирует меры, способные обеспечить минимальные нужды, мы должны создавать, поддерживать и защищать вместе с сообществами самоуправляемую и автономную деятельность, направленные на организацию коллективных решений для женских жизней. Поэтому мы должны развивать и практиковать солидарность с коллективной самоорганизацией воспитания детей, возможностями создания кооперативов или кооперативной работы, которые являются решением для обеспечения женщин в их сообществах.

Этот опыт - процесс, способствующий построению народовластия, самоуправления, автономии и расширения прав и возможностей женщин на низовом уровне. Это принципы, которые мы защищаем; и поэтому они также являются нашими задачами и ответственностью.
Таким образом, мы поддерживаем женщин в этой борьбе за основные права. Однако, эта борьба должна достичь революционных преобразований в обществе. Мы выступаем за народную борьбу и прямое действие в добыче прав и продвижении к народовластию, наряду с определённой стратегией самообороны, не только в физическом смысле, но и в коллективной форме, продумывая, разрабатывая и прорабатывая самооборону вместе с нашими товарищ_ками. В этом процессе мы ежедневно, в борьбе, строим разрыв с государством, капитализмом и патриархатом, и движемся к созданию самоорганизации и автономии.

Вооруженные этими широкими принципами и строя феминизм на основе взаимосвязи теории и практики, мы стоим в рядах женской борьбы, как анархист_ки и феминист_ки! Пусть феминизм станет реальностью для женщин, пусть женская борьба растёт и ширится с решимостью, взаимопомощью и сестринством во всех уголках мира!

За народовластие!
За достойную и свободную жизнь вместо покорности!
Плечом к плечу с теми, кто борется!

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Владимир Платоненко

Появились сообщения о преследовании на отвоёванной ВСУ территории учителей, учивших школьников по российской программе. Речь идёт как об учителях, приехавших из РФ, так и о местных, согласившихся учить детей по российским учебникам и методичкам. Кто-то этим возмущается, кто-то считает это...

1 неделя назад
18
Антти Раутиайнен

Расизм означает идеологию, согласно которой существуют человеческие расы, и одна из них превосходит другие. Расистские деяния – это насилие, угнетение или дискриминация, которые порождаются расистской идеологией. Так как человеческие расы не существуют в действительности1, принадлежность...

3 недели назад
1