Критический обзор книги "Теория интерсекциональности: анархистская критика"

Несколько месяцев назад Николай Дедок опубликовал книгу под названием "". В самом тексте делается довольно много смелых заявлений, которые нельзя просто так оставить без критического анализа. Этот текст - попытка разобрать книгу по частям и показать как минимум некоторую несостоятельность аргументов Николая.

Вступление

Начнем с самого начала. Во вступлении Дедок говорит о некоем абстрактном "анархическом движении стран Запада". Такого движения не существует, так как в зависимости не только от страны, но и от региона данной страны, анархическое движение может очень сильно отличаться.

Происхождение интерсекциональности

Николай в своей работе утверждает, что идеи интерсекциональности начали расти в конце 60-х из американского и европейского феминизма. Во-первых, европейский феминизм разделяется в очередной раз на множество европейских стран, где он принимал различные формы. Во Франции, Германии, Великобритании идеи феминизма развивались в соответствии с местным контекстом.

Но даже если мы признаем аргумент Дедка о том, что феминистское движение развивалось приблизительно одинаково в Европе и США, то тут стоит вернуться к определению интерсекциональности, которое дает сам Дедок: "Это социологическая концепция, утверждающая, что каждый человек имеет ряд идентичностей (раса, гендер, класс, внешний вид, сексуальность и многие другие), в соответствии с которыми люди делятся на привилегированных и угнетенных". Почему-то в своем тексте Николай не указывает, что коммунисты, социалисты и анархисты еще в 19-м веке говорили о том, что угнетение по национальному признаку играет важную роль в разделении рабочего класса по уровню заработка и возможностям организации на рабочем месте. Т.е. национальность уже тогда играла роль в определении твоего положения в рабочем классе. Чуть позже, в конце 19-го - начале 20-го века анархисты начинают уделять внимание вопросу освобождения женщин. И хотя ранние теоретики анархо-феминизма критиковали традиционный либеральный феминизм, они принесли в анархическое движение еще одну грань - твое положение в обществе и даже внутри рабочего класса определяется не только национальностью, но и полом.

И если дискриминация по национальности была сильно заметна в различных европейских странах (рабочие-мигранты из бедных европейских стран стоят дешевле, чем местные рабочие), то дискриминация по признаку расы была ключевой для США. Именно там появляется и развивается критическая расовая теория освобождения, которая противостоит различным расистским теориям, оправдывающим сначала рабство, а затем сегрегацию. Связь Дедком термина "people of color" и этнических меньшинств показывает относительно слабое понимание самой темы. "People of color" - термин, который используется в основном в английском языке, он направлен на определение не белого населения США (которое включает в себя коренное население Северной Америки, выходцев из Центральной и Южной Америки и афро-американцев). Этнические меньшинства в Европе редко называют People of Color.

Раса, гендер, сексуальность определяется Николаем в лагерь "идентичности", в то время как класс определяется отдельно. Многие могут поспорить, что класс является не только социологической концепций, но и экономической, но такой является и гендер: начиная с раннего капитализма женщина превращается в домашнего работника, благодаря которому формируется капитализм (мужчина работает на заводе, а женщина становится ответственна за так называемую репродуктивную работу).

Студенты, анархисты и Трамп

Концепция "безопасных мест" опять же уходит намного дальше в исторический дискурс в рамках классовой борьбы - рабочие на многих фабриках запрещали начальству и полиции присутствовать на своих собраниях для созданий общей коллективной безопасности (многие рабочие и тогда, и сейчас говорят куда откровеннее в отсутствии менеджеров и боссов).

Для создания ужасного "у них там в Америке" эффекта Дедок говорит о том, что клейменные левыми "привилегированные" не могут найти себя университетах в штатах. Для подтверждения своего тезиса Дедок использует статью из New York Post, принадлежащей правому Руперту Мёрдоку (которому принадлежит и Fox News - канал, являющийся крайне важным для поддержки Трампа в США). В статье расписываются ужасы, которые типичны для правого и ультраправого дискурса в США - демократы ужасны, они нападают на свободу слова и не дают нам делать правые презентации в университетах. Использование свободы слова для защиты от протестов - тактика, используемая правыми последние 5 лет, а ультраправые кричали о том, что их ущемляют, чуть ли ни с того момента, как их вождь решил разукрасить стены бункера своими мозгами.

Какое это отношение имеет к интерсекциональности? Дедок считает, что политика протестов против различных возмутительных практик (к примеру, использования костюмов индейцев на карнавалах) связана непосредственно с политикой безопасных мест. Мол, все хотят видеть только правильное политическое послание и ничего больше. Для выходцев из СНГ сложно представить политическое значение ситуации, когда победители в лице США превращают в шутку культуру проигравших (в данном случае коренного населения Северной Америки). Неудивительно, что люди протестуют против такого проявления "бунтарства" в американских школах, а кто-то может и по лицу надавать за подобные поступки. Я думаю, автору было бы не смешно, если бы на его вечеринке несколько человек пришли в форме СС просто для провокации. И никто бы в Беларуси не удивился, что сначала этому человеку предложили бы сменить костюм, а если уж он окажется совсем упоротым, то защитники антифашистской идеи за такие провокации могут и физическую силу применить.

Дальше идет разговор о том, что анархисты в своей критике Дональда Трампа не используют классовую критику и экономическую эксплуатацию. Для представления позиции большинства анархистов США приводиться текст Анархического Альянса Первого Мая - коллектива из штатов Мичиган и Миннесота, который до создания своей организации в 2011 описывал себя как аффинити-группу. На данный момент сайт коллектива не доступен. Немного странная ситуация для коллектива, который представляет позицию большинства анархистов США.

Возмущает относительно парадоксальный анализ текущего роста правых и ультраправых взглядов в среде рабочего класса. Оказывается, здесь все просто - присутствие таких тем, как антирасизм и антигомофобия, быстро отворачивают рабочий класс от революционных анархических идей. Просто и грубо. Более глубокого понимания нам не надо.

О гендерных стереотипах, «патриархате» и угнетении женщин

Сложно отвечать мужчине, рассуждающему о том, что такое дискриминация женщин в современном обществе, учитывая, что этот мужчина на протяжении последних 10 лет пытался доказать ничтожность феминизма. Но данную часть книги затронуть все же стоит, потому что мнение, которое транслирует Дедок, сегодня разделяют как минимум некоторые представители анархического движения.

В данной главе Николай пытается поставить под сомнение само существование дискриминации по половому признаку. Чтобы доказать это, используется перечисление "привилегий", которые женщины получают в современном обществе в Беларуси. Так, к примеру, отсутствие обязательной военной службы для женщин является "привилегией". Смертная казнь тоже не применяется к женщинам. Женщинам нельзя работать на высокотравматичных производствах. Причины развития такой динамики Дедка не особо интересуют, "ведь это привилегии"! А ведь все это свидетельствует о существовании консервативного образа женщины в Беларуси. Именно из-за "ранимости" и "женственности" (что бы это не значило) женщины не служат в армии, а роль матери все еще остается главным достижением женщины в беларуском обществе.

Для того, чтобы поставить под сомнение проблему насилия против женщин в семье, Дедок прибегает к статистике о насилии против детей и выделяет дополнительно, что мальчиков бьют в три раза больше, чем девочек. Насилие против детей в семье - бич пост-советского общества. Но это никаким образом не ставит под сомнение насилие в отношении женщин со стороны мужей и партнеров.

Дедка феминизм возмущает еще и тем, что феминистки не борются за права мужчин, а проблемы мужчин занимают в их теории и практике мизерное место. Не доволен Николай и тем, что многие воспринимают его идеи создания движения за права мужчин в негативном свете. Непонятно, знает ли автор о том, что во многих случаях требование создания движения за права мужчин и прочие призывы в адрес феминисток звучат со стороны правых и ультраправых. Скептицизм в отношении таких идей обусловлен именно отсутствием прогрессивной повестки. Как в примере с Дедком, права мужчин используются скорее как контраргумент в вопросе дискриминации женщин, нежели являются отдельной темой для обсуждения.

Дальше Дедок бросается в биологию, с помощью которой он пытается доказать многие постулаты антифеминизма как бы с точки зрения науки. Наука ведь основана на фактах, поэтому все теории, приведенные в главе, возводятся в абсолют: "Абсолютно все люди хотят жить и будут
прилагать все усилия для того, чтобы не умереть. Абсолютно все люди хотят заниматься сексом."

Этология для Дедка - это такая окончательная правда в биологии, которая объясняет наконец все поступки человека в эволюционном разрезе. Тут особо не о чем говорить: все женщины хотят сильных качественных самцов, а мужчины как можно больше самок. Чуть позже автор пытается откорректировать свое заявление социальными факторами. Свой взгляд на этологию Дедок видит как научный консенсус, который есть и никуда не двигается. Позиции эволюционных биологов и даже этологов, которые не согласны с вышеописанными теориями, автора не особо интересуют. Любовь автора к этологии проявляется в 11-ти ссылках на различные материалы, которые помогут вам понять сущность женщины и мужчины.

Описывать главу "ФЕМИНИЗМ" особо не имеет смысла, потому что позиции Дедка по вопросу освобождения женщин отмечены в предыдущей главе. В этой части он пытается "разобраться" с различными практиками современных либеральных феминисток и каким-то образом продать либеральный феминизм как некую идею, которую готовы купить и анархо-феминистки. Сама глава лишь изредка затрагивает важные для феминизма вопросы. К примеру, вопрос о сепаратизме внутри феминистического движения. Сам вопрос интересен, но критика Дедка не представляет особой важности. Как и в других вопросах, в этой главе Николай похож на человека, который пытается рассказать обо всех обидах и негативном опыте, которые он насобирал из общения с феминистками в интернете. Чего только стоят фотография в книге с байкой "Я купаюсь в мужских слезах".

Антирасизм и как разжигается расовая и гендерная ненависть

Дедок пытается доказать в своей книге не только отсутствие патриархата в современном обществе, но и на примере США отсутствие расизма. С самой первой страницы главы мы слышим о Бараке Обаме - как может страна быть расисткой, если у них черный президент, а равенство прописано на законодательном уровне? (равенство женщин и мужчин до сих пор не прописано в конституции самой демократичной из демократий).

Складывается впечатление, что Дедок просто копирует аргументы правых и ультраправых о вопросах расизма в США. Мол, и убивают не так много, и в тюрьме сидят не так много, да и в целом, что говорить про этот расизм, если мы уже давно живем в обществе, где расизма нет. Невежество в этом плане простить сложно, потому что Дедок пытается представить себя экспертом в вопросах современного расизма в США. Чтобы доказать отсутствие расизма в стране, он возвращается к исторической справке о том, что рабов американцам продавали вожди различных африканских племен. Непонятно, к чему это все говорится.

Таким же образом мы можем начать рассуждать об экономическом равенстве людей, которое закреплено на законодательном уровне. А исторически - вон людям есть нечего было в 19-м веке после рабочего дня. А теперь американцы могут позволить себе даже телевизор и смартфон. О каких проблемах капитализма эти анархисты вообще говорят?!

В свою очередь, глобальный уровень проблем с расизмом мы можем наблюдать на примере волны беженцев из Сирии в 2015-2016 годах. Именно на волне борьбы с мигрантами из Африки и Ближнего Востока многие ультраправые партии смогли набрать очки, а в некоторых странах и придти к власти (Австрия, Италия). Использование того самого расизма, которого не существует по мнению Дедка, стало возможным благодаря политическому невежеству. Приблизительно такая же динамика в свое время существовала в Советском Союзе - фашизма, расизма и антисемитизма в стране, победившей в 1945-м, не может быть. Об этом самом фашизме и расизме мы узнали почти сразу после развала Советского Союза.

Там, где есть капитализм, там, где есть выгода неравенства и разделения, будет существовать расизм в той или иной форме. Отрицать это - игнорировать проблему, которая будет только расти. И товарищу Дедку, как и многим другим жителям пост-совка, не стоит забывать, что очень легко быть антирасистом в стране, где нет мигрантов. А вот когда динамика начинает меняться, то ситуация становится куда более серьезной. Взять хотя бы пример антифашистского движения Москвы, которое с одной стороны было против фашистов и расизма, но с другой стороны было очень сильно недовольно так называемым "быдлом с гор" - кавказцами, приезжающими на заработки в столицу. И это термин, который использовали не фашисты, а антифашисты в отношении мигрантов и жителей юга РФ. Боязнь за собственный образ привела к формированию такого феномена, как "русские против фашизма" - патриотического антирасистского движения, отвалившегося от антифашистов в 2009 году.

После отрицания расизма Дедок переходит к историям о том, как анархисты оказываются в ситуациях, в которых они не хотели оказываться. Протестуют против собственных презентаций и получают конфликты, которых можно было избежать. Отрицать склочность внутри анархического движения будет абсурдно. Поэтому неудивительно, что анархо-феминистическая или антифашистская часть движения подвержена той же динамике. Аналогичные истории мы можем привести в отношении синдикалистской части анархического движения, которое раскололось совсем недавно в результате внутренних конфликтов. Теория трактовалась и будет трактоваться различным образом различными людьми, исходя из собственного опыта, и конфликты будут возникать, хотим мы этого или нет. Проблема не в самих конфликтах (которые могут стать толчком для развития идей), а в том, что мы не умеем их разрешать. Культура дебатов в анархической среде, как и в левой среде, утеряна и требует возрождения. И в данном случае мы не решим дилемму, исключив какую-то часть анархистов, потому что они больше склонны к конфликтам, нежели мы.

Методология

Дедок говорит о том, что свои заключения делает по наблюдению за группами в фэйсбуке, тематикой конференций и статей, публикующихся на анархический ресурсах. При этом все ссылки, которые существуют в тексте, сделаны на англоязычные и русские материалы. Заглянуть в то, как развивается анархическое движение в Германии, Франции, Италии или Испании возможности у Николая нет скорее всего из-за языкового барьера, что вполне нормально. Но нормально, когда ты понимаешь ограниченность своих возможностей и не делаешь громких заявлений. Вместо этого Николай делает заключение по англоязычным текстам в отношении активистов, которые во многом сами не говорят на английском (многие анархисты из Испании, Франции или Греции редко вовлечены в англоязычную среду)

-----------

Если говорить о книге в целом, то она сводится приблизительно к тезису "теория интерсекциональности перетягивает внимание на второстепенные вопросы". Феминизм, антирасизм и так далее давно выступают "посторонними" темами для многих анархистов. Именно раскол на почве феминизма привел к окончательному упадку Автономного Действия и созданию "классовых" организаций, которые не отвлекаются на "посторонние вопросы". Борьба с феминизмом, "гейропой" и "гомосоциализмом" привела к отколу Революционного действия от остальной части анархического движения в Беларуси и превратила организацию в настоящую "классовую машину", которая на компромиссы не идет на пути к революции (ну разве что с националистами). Во время гражданской войны в Испании тоже не хотели отвлекаться на "посторонние вопросы" и отправили женщин из милиции обратно на кухни.

Проблема данного подхода - это не только игнорирование вопросов, которые важны некоторой части анархического движения. Проблема такого подхода еще и в том, что анархисты начинают видеть в "других" анархистах преграду для революционного движения. Преграду, которую необходимо устранить во имя революции. Пишутся статьи, книги, записываются видео, которые тратят время и ресурсы на доказывание важности классовой повестки по отношению к другим проблемам.

Дело доходит и до теорий заговоров. Одну из них можно найти в книге Дедка:

"В ВУЗах США и Западной Европы на официальном уровне при поддержке государства, за деньги государственных и частных фондов самым широким образом излагаются идеи о том, что белые являются угнетателями и колонизаторами во всех сферах жизни, что гетеросексуальность — навязанное обществом ограничение, а гетеросексуалы провоцируют дискриминацию, что все мужчины от рождения привилегированы и осуществляют «структурную власть» над женщинами."

Автор выделяет это жирным текстом и пытается доказать, что такие исследования делаются в интересах капитала, чтобы отвлечь рабочий класс от настоящего врага. Тут опять же показывает свою голову отсутствие знаний о том, как работают университеты в различных странах. В штатах, к примеру, большинство студентов вынуждены оплачивать огромные суммы для обучения в институтах, которые во многих случаях являются частными. Обучение в Великобритании стоит около 20 000 фунтов, что едва ли можно назвать государственным финансированием обучения.

Я со своим инженерным образованием мог бы тоже напасть на всех гуманитариев, которые за станками не стоит. Но толку от этого будет не больше, чем от рассуждений Дедка о заговоре в целях изучения гендера.

Книга приобретает дополнительный негативный свет в контексте информации о том, что произошло с Сагынбаевым внутри анархического движения до его ареста в рамках дела "Сети". Эта ситуация (как и многие другие, которые редко всплывают на поверхность) показала, что анархическому движению необходимо сильное феминистическое крыло, которое готово создавать структуры и давать отпор таким, как Сагынбаев.

Николай Дедок сам признает в книге, что экспертизы может не хватать для финального заключения. Он говорит и том, что хорошее о феминизме или антирасизме могут и другие рассказать. Я лично редко сталкивался с хорошими книгами на эти темы. В большинстве случаев это были переводы, а не тексты за авторством людей из региона. Представить тему именно в таком ключе, как это сделал Дедок - это политическое решение. Он, как и некоторые другие авторы из анархического лагеря, пытается отчаянно спасти анархическое движение от влияния Запада. И где-то есть правда о том, что анархисты очень некритично перенимают опыт других стран и пытаются его воспроизвести. Но в этом плане проблема не только с феминизмом, но и с теми, кто мечтает, что современные Беларусь или Россия придут к такому же анархическому движению, как Испания в 1936-м. И требуется критика и понимание того, как использовать опыт товарищей из других стран в нашем контексте.

И если Дедок выступает за фокусирование усилий анархистов на каких-то определенных темах, то данная книга не является предметом такого фокуса. Вместо написания книг о классовой борьбе и революции в Беларуси мы видим, что Николай следует больше зову сердца и пишет о том, что ему важно, а не о том, что он сам считаем главным фокусом движения.

Алексей Стоев

Комментарии

Спасибо за критику. Сам текст книги не смог прочитать до конца - уж слишком много противоречий для анархической книги.

Рейтинг: 3.4 (5 голоса )

Така книжка буде продаватись. Для непідготовленого буржуазного елементу цілком нормальний матеріал. Микола Дідок теж людина та має за щось жити. Сильні книжки по класовій боротьбі та і загалом з різних природничих наук писати нерентабельно. Купують їх мало. Щоб видати книжку в сучасних умовах потрібно співпрацювати з капіталізмом. Щоб зробити власну типографію потрібен капітал. У будь-якому випадку Микла Дідок не приховує що він "гібрид", власне як і я. Потрібно бути чесним, та визнати, що анархіст який користується грошима є "гібридом" по факту. Якщо він "гібридом" не є то мусить померти з голоду.

Рейтинг: 3 (1 голос )

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Michael Shraibman

Я соглашусь с тем, что там происходит много интересного, включая многонациональные протесты низового населения против произвола копов. Эти протесты сегодня практически закончились после нескольких штормовых недель. Не в последнюю очередь потому, что они сопровождались ростом расового напряжения...

1 неделя назад
Игаль Левин

Во второй части видео спикеры говорят о Сергее Кемском - анархисте и революционере погибшем во время Украинской революции. Там рассказывают про его видение новой Украины - Республики Майданов и Громад, то есть Общего дела Народных собраний и Народных общин. Рекомендуем!

1 неделя назад