Поступок архангельского анархиста

породил множество дискуссий и обсуждений, в том числе среди анархистов и либертариев (лишний раз стоит напомнить, что в России то, что власти сочтут "оправданием терроризма", преследуется по Уголовному кодексу — помните об этом, будьте аккуратны и заблаговременно позаботьтесь о мерах безопасности и анонимности). Приводим мнение товарищей с сайта "Боец анархист", опубликованное как свободная новость.

Подрыв анархистом Михаилом Жлобицким приёмной ФСБ в Архангельске неизбежно вызвал бурю обсуждений в левой и анархической среде, и даже в последней разброс мнений меняется от полного одобрения до мало сдерживаемого скепсиса. Как же оценить поступок Михаила?

Сначала о выборе цели. Тут сомнений возникать вообще не должно - товарищ выбрал лучшее из того, что было ему доступно. Могут спросить, чем провинились архангельские фсб-шники, которые, вроде бы, не причастны к пыткам по делу "Сети", и не является ли в таком случае атака на них проявлением принципа коллективной ответственности?

Да, является, но принцип коллективной отвественности здесь - неизбежный ответ на принцип круговой поруки. Разве фсб-шные начальники отстранили от работы следователя Токарева, пообещали во всем разобраться и принесли извинения за эксцесс исполнителя? Нет. Разве пострадавший при взрыве сотрудник уволился после того, как узнал о пытках в Пензе и Питере, за которыми не последовало никакого внутреннего разбирательства? Тоже нет. Тогда о чём мы говорим? На данный момент любой действующий сотрудник ФСБ виновен в пытках или солидарен с теми, кто пытает - и должен опасаться возмездия.

Кроме того, нельзя не отметить, что, по крайней мере, на текущий момент действия Михаила - единственный серьезный ответ на пытки и репрессии против анархисткого движения, на издевательства над нашими товарищами в тюрьмах. Это противодействие насилию действием, а не на словах, воздаяние по заслугам тем, кто заслуживает возмездия за свои преступления.

До сих пор сотрудники ФСБ могли на основании жизненного опыта полагать, что они могут пытать и издеваться над людьми, и ничего им за это не будет. Михаил показал, что это не так. Причем показал не только им, но и всем нам.

Более веское возражение против выбора объекта может состоять в том, что при взрыве в приёмной могли погибнуть мирные граждане, не сотрудники. Но смотрите - все трое пострадавших - в погонах, взрыв произошел рано утром, в самом начале рабочего дня, скорее всего ещё до официального начала приёма посетителей. Так что Михаил явно думал об этой проблеме и правильно рассчитал время атаки.

Теперь о более сложном вопросе. Правильно ли совершать подобное нападение ценой собственной жизни? Почему Михаил не выбрал другой путь борьбы и каковы мотивы такого решения? Многие товарищи высказываются в том роде, что лучше вести вооруженную борьбу, оставаясь в живых, или заниматься организационной деятельностью - так как это эффективнее с точки зрения результа. Кто-то и вовсе опускается до неуместной болтовни о психологических мотивах, что, мол, странно атеисту рассчитывать на гурий, как шахиду, кто-то рассуждает о подростковой расположенности к суициду или вовсе объявляет Михаила сумасшедшим (эти последние, к счастью, не анархисты). Копаться в душе незнакомого тебе человека, конечно, и бессмысленно, и неэтично, хотя мы и должны отдавать себе отчёт в мотивах человеческих поступков.

Что тут сказать? Наверное, можно попытаться утверждать, что Михаил ошибался, делая вывод о бесперспективности своей дальнейшей жизни и своего участия в революционной борьбе. Но кто из нас никогда не ошибался, даже в важнейших вопросах? Можно предположить, что на него давили тягостные эмоциональные переживания. Но кто из нас не принимал важных решений под влиянием сильных эмоций? И, в конце концов, многие ли из нас представляют, какого это - быть думающим и неравнодушным молодым человеком в Архангельске в 2018 году?

Наверняка, любой бы из нас, оказавшись рядом с Михаилом, постарался бы его отговорить. Но нас рядом не оказалось - и он принял сознательное решение, сделал свой выбор. Теперь эта атака на ФСБ - смысл всей его короткой жизни, главное, для чего он появился на свет. И теперь у нас, как у анархистов, есть только две возможности - либо уничтожить этот смысл своим негативным отношением, либо отстаивать его - то есть делать то, о чём просил сам Михаил в своём последнем письме.


Читайте нас в и

Комментарии

Сейчас в а-движе будет происходить тоже самое что было в 96-97ом в движе коммунистическом. После дела РВС и НРА. Тогда после первых арестов комсомольцев и коммунистов за взрывы памятников царям и приемных генпрокуратуры и фсб всё движения раскололось на тех кто поддержал арестованных революционеров и тех кто "пошел другим путем" (мол, мы против индивидуального террора, это провокация и бла-бла-бла). Буквально часть товарищей "слила" всех кого только знала на первых беседах в фсб. Отреклись. Подтвердив что враг притворяющийся другом еще более опаснее откровенного врага по ту сторону баррикады. Тогда их называли оппортунистами. У анархов будет тоже самое.

Пойдут первые репрессии. Начнуть дергать на беседы в фсб всех известных активистов. И найдут достаточно много тех кто тоже "пойдет другим путем" и публично призовет "прекратить провокации", чтобы не мешать обычной рутине концертов, кинопоказов и дежурных митингов. Им есть что терять и фэбосы это понимают. Будет раскол на радикалов и оппортунистов. Чтобы усилить умеренных и ослабить революционеров. Потому что  никакие веганы и субкультура власти не опасны. А вот индтеррор это то что их беспокоит серьезно. Им не нужна ни новая Народная Воля ни новая НРА. Отрезать легальное крыло анархистов от нелегального это самый эффективный прием борьбы с радикалами. Потому что любой боевик прежде чем стать подпольщиком приходит в обычную легальную группу, встречается на митинге, читает интернет. И только потом со временем переходит на революционные позиции. То есть легальное служит "рассадником" нелегального. Изоляция первого от второго лучший метод борьбы спецслужб с радикализмом в политике.

Так они делали в борьбе с исламским терроризмом. Так будут действовать в борьбе с анархистским терроризмом.

Поэтому те кто отрекается от товарищей, те кто выступает против солидарности это и есть пособники спецслужб. Благо теперь есть мтатья 205.2 по которой можно закрыть любого за слова поддержки такому акту как в Архангельске.

"Те кто выступает против солидарности - это и есть пособники спецслужб"? Ну окей, тогда вы и есть пособник, поскольку вполне недвусмысленно радуетесь гипотетическому расколу и уже заранее осуждаете тех анархистов, чьё мнение может не совпадать с вашим.

По-моему, анархисту не очень пристало быть фанатиком и спектр мнений внутри движения может быть широким. Мы же не большевики и не исламисты. Почему вы думаете, что "сторонники индивидуального террора" всегда и по умолчанию хорошие и никогда никого не сливают, а вот "противники индивидуального террора" всегда и по определению мерзкие сволочи и стукачи? Вы осознаёте, что у людей (в том числе анархистов) могут быть разные точки зрения?

Сливать гэбне конечно никого нельзя ни при каких обстоятельствах, это понятно. Но это не мешает смотреть на вещи рационально и видеть в них как положительные, так и отрицательные последствия для нашей конечной цели (построения общества, более близкого к прямой демократии и либертарному коммунизму). Например, я могу в целом понимать, что толкнуло архангельского парня на его поступок, могу ему сочувствовать. Могу видеть некоторые положительные последствия этого поступка. Не буду их тут описывать, но они есть. Но при этом я вижу и отрицательные последствия, который (на мой взгляд) скорее перевешивают. Если кратко, они таковы:

  1. Режим получил прекрасный предлог для того, чтобы полностью раздавить любую около-легальную анархистскую деятельность в России (не знаю, воспользуется он этой возможностью или нет). А исключительно индивидуальным террором ничего существенного исторически не добивалось ни одно политическое движение. Все изменения и революции происходили движением народных масс, а не мелкими взрывами (сколь угодно героическими). Ну что, от акций НРА политическая ситуация в России изменилась хоть на чуточку? Нет, не изменилась. Вы сами пишете, что человек в любом случае сначала приходит в легальную группу. Поэтому даже если вы идеализируете индивидуальный террор, как высшую степень "революционности", то должны признавать, что без "легального крыла" всё равно ничего не будет. С этой точки зрения поступок архангельского парня нанёс вред.

  2. Отношение общества к анархистам после этого взрыва в среднем скорее станет хуже. Не то чтобы россияне сильно любят ФСБ. Но взрывы и убийства (тем более с самопожертвованием) явно тоже не являются предметами обожания. То есть, подавляющее большинство жителей России, услышав о таком, покрутят пальцем у виска и будут дальше обходить стороной любые мероприятия, где упоминается слово "анархизм". Возможно, усилится приток в движ фриков и фанатиков - но вы точно хотите этого?

Короче, для светлого либертарно-коммунистического будущего хорошо всё то, что убеждает в правильности анархо-идей как можно большее количество народа и всё, что приводит в движ максимальное количество разнообразных людей (разнообразных - чтобы они представляли всё общество). С этой точки зрения, архангельский взрыв, по-моему, скорее был вреден. Но мнения по этому поводу могут быть разные, и это нормально. Смотреть на всё критически и сомневаться во всём - не значит "отрекаться от товарищей". Это значит быть рациональным человеком, а не фанатиком. Потому что анархизм и некритичный фанатизм по типу исламистского несовместимы.

Повторю, на всякий случай, что сливать ментам в любом случае нельзя никого, вне зависимости от расхождений во взглядах.

Так и есть. Уже колятся. Хотя пока только одиночки берутся за оружие. А когда анархи создадут уже подпольную организацию типа НРА или РД, и будут систематически взрывать и убивать своих политических врагов, то раскол проявится во всю ширь. А знаете какая основная причина? Слишком много за "мирные" годы в движение пришло субкультурщиков и теоретиков. Которые на словах готовы поддержать всех анархистов  прошлого, на словах восхищаются Махно и Мазиотисом. А на деле когда их дернут на первую же беседу в контору сразу понимают что это реально угрожает их благополучию. И еще с возмущением заявят операм - это не мы, это всё они, радикалы, мы против насилия, мы за всё хорошее против всего плохого. Одно дело почитывать Крапоткина и Маркузе, другое попасть в тюрьму по 205.2 просто за пост в поддержку акции в Архангельске. Не говорю уже про более серьезные дела.

И как логичный результат многие радикальные анархи придут к тому же выводу что и их предшественники раньше. Начиная с Майнхофф и до НРА. Что репрессии это плохо, но только они способны радикализовать политические группы. Никакое чтение самой революционной литературы, просмотр левого кино, махание флагами на митингах не сделает и доли того что может сделать простой допрос с пытками в фсб или ментовке. А именно заставить СОПРОТИВЛЯТЬСЯ. И любое сопротивление рано или поздно приобретает организованные формы. А значит будут эксы, нелегалка и акции. То что отлично описано в истории и в книжках. Всё повторяется. Велосипед изобретен еще в прошлом веке.

Вобщем, "спасибо" фсб за пытки и издевательства. Следующее поколение активистов будет более радикальным. Крутите гайки дальше - быстрее сорвется резьба!

 

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Владимир Платоненко

То, что происходит сейчас в Ингушетии, это победа традиционного родового общества над государством. Утверждать, что в тайповом конфликте Евкуровский тайп стал бы на сторону Евкурова, значит не понимать (или делать вид, что не понимаешь) разницу между тайпом и госучреждением. Нет никакого тайпа...

1 неделя назад
Александр Галич
Владимир Платоненко

За трагедией в Керчи и прочими безобразиями как-то незаметно прошло столетие со дня рождения Александра Галича (19.10.18). Сейчас о нем, правда, уже мало кто знает. И потому о нем стоит рассказать. Настоящая фамилия Галича – Гинзбург. Псевдоним он скорей всего взял, чтобы скрыть свой...

2 недели назад
9