Дискурс инициативы снизу

Интервью с томским отделением движения "Дискурс", занимающегося защитой интересов студентов. В Томске "Дискурс" организован местными редскинами.

Сегодня мы то и дело слышим о том, как в разных уголках нашей родины нарушаются права обучающихся. Без выяснения мировоззренческих позиций молодежи администрация учебных заведений зачастую стремится навязывать свою идеологическую точку зрения, которую считает единственно истинной. Молодых людей принуждают ходить на митинги в поддержку одних и не ходить на митинги в поддержку других. Всякая оппозиционность считается чуть ли не преступлением или даже грехом. Но, как известно, студенчество всегда шло в авангарде демократических преобразований. Вот и сейчас на подобное действие со стороны администрации нашлось свое противодействие в лице инициативы со стороны студенчества.

Этих ребят я встретил в Томске на концерте двух отечественных андеграундных музыкальных групп. Из числа общей массы их выделял внешний вид - это были скинхеды. По красным подтяжкам и такого же цвета шнуркам на истоптанных „мартинсах“ я понял, что это RASH'ы (Red & Anarchist Skinhead - скинхеды, стоящие на левых и анархистских позициях). Когда концерт закончился, я не удержался от желания подойти и пообщаться. После долгого разговора о политике, выяснилось, что помимо учебы, работы и отдыха, парни занимаются организацией независимого студенческого профсоюза в Томском государственном университете. Эта тема показалась интересной, и когда через несколько дней мы, предварительно договорившись, встретились в кафе на окраине города, Леонид и Валентин уже подробнее рассказали мне о своей деятельности.

—Вообще, идея организовать профсоюз, — начал Валентин, — появилась у меня на первом курсе (сейчас я на четвертом). Тогда я встретился с человеком, у которого был некоторый опыт. Он рассказал, что какое-то время в Томске уже был профсоюз „Студзащита“. Профсоюз пошумел, добился отмены самых вопиющих положений, но его деятельность быстро прекратилась. Его лидера просто выслали из страны (он был гражданином Казахстана). Сначала ему не дали закрыть сессию, а потом в один прекрасный день к нему просто постучали в дверь сотрудники миграционной службы, сказали, что у него просрочена регистрация и после отправили домой. У „Студзащиты“ была даже юридическая регистрация. Мы хотели ее восстановить, но из-за того, что документы были в Казахстане, это провалилось. Поэтому на какое-то время идея забылась. А с подъемом протестов весной, поняли, что есть социальная основа для деятельности. Мы начали мониторить общероссийское пространство на предмет наличия в нем независимых профсоюзов. Так мы вышли на „Дискурс“. „Дискурс“ — это добровольное общественное объединение, созданное с целью представительства и защиты прав и интересов обучающихся. Изначально он был организован в Белгороде, потом отделения появились в Петербурге, Москве, ну и сейчас, благодаря нам, он есть в Томске.

—Мы считаем, — подхватывает Леонид, — что в России давно назрела необходимость создания по-настоящему независимого профсоюза студентов. Действующие профсоюзы, которые стыдно даже называть таковыми, находятся под полным контролем администрации учебных заведений. Их деятельность сводится к организации досуга и официальных мероприятий: они проводят праздники, конкурсы самодеятельности, спортивные соревнования, обеспечивают явку на патриотические митинги – все, кроме их главной задачи — защиты прав студентов. Когда ты, например, спрашиваешь у профорга, что такое права студентов — он смотрит на тебя с каким-то непониманием, будто впервые слышит это словосочетание. При отсутствии силы, которая бы выражала интересы учащихся и преподавателей, правительство провело ряд реформ, превративших и без того упадочное российское образование в коммерческую структуру, где вопросы обучения и науки отошли на второй план. Сокращение финансирования привело к тому, что количество бюджетных мест постоянно уменьшается, а плата за обучение постоянно растет. Мест в общежитиях не хватает, поэтому многим студентам приходится снимать квартиры. Из-за этого они вынуждены работать, так как стипендия не может покрыть даже базовых нужд, а у большинства стипендии просто нет.

Под диктатом рейтинговой системы ректорат стремится не к реальному улучшению качества и условий образования, а к поддержанию бренда. Ему выгодна пассивность и разобщенность студентов — это способствует сокращению издержек. Подкормленные профсоюзы не могут следить за соблюдением студенческих прав, а зачастую сами участвуют в их нарушении. Тем не менее, они собирают членские взносы и контролируют распределение материальной помощи, которая не всегда достается нуждающимся. Для того, чтобы изменить сложившуюся ситуацию, мы и зарегистрировали томское отделение „Дискурса“. В связи с тем, что наше отделение существует только с весны, у нас еще нет каких-то весомых достижений. В марте мы выходили на антикоррупционные митинги, раздавали свои листовки, и это даже нашло кое-какой отклик, но ощутимых плодов не принесло. После митингов была ситуация, когда один из преподавателей ТГУ начал оскорблять людей, вышедших на митинги, стал называть их пятой колонной, устроил вместо своей пары лекцию о том, что митинговать плохо и т.д. Нам удалось встретиться с человеком, который записал это и выложил видео в сеть. Мы с ним поговорили о том, что в случае давления он может рассчитывать на нашу помощь, так как ректорат ТГУ сильно расстроился, когда узнал об этой истории. Но, в конце концов, все закончилось примирением сторон — студент извинился за то, что выложил без разрешения видеозапись, а преподаватель извинился за свои оскорбления.

—Буквально недавно у нас прошло собрание, на котором мы уже выработали стратегию действий. И здесь нужно обратиться к социальной стороне вопроса. В связи с тем, что мы с Леней являемся социалистами (он анархист, я марксист), то нас больше интересуют не либеральные ценности, типа свободы слова и прочего, а социальные права. Мы начали выяснять, какие здесь существуют проблемы, на которые мы могли бы повлиять, и оказалось, что в Томске есть некоторые трудности с социальным обеспечением студентов. Несмотря на то, что наш город декларируется как студенческий, льгот и вспоможений для обучающихся здесь не достаточно. Так уж случилось, что практически все общежития находятся на довольно большом расстоянии от корпусов университетов. Если каждый день тратить, пускай и небольшие, деньги на проезд, то к концу месяца выходит сумма равная примерно половине стипендии, которая и без того мизерная. Подобные расходы существенно бьют по карману студента. Поэтому мы хотим добиться того, чтобы на это выделялись какие-то финансы, чтобы учащиеся хотя бы не уходили в минус, тратя деньги на дорогу до университета.

Второй пункт нашей стратегии, связан с тем, что часть студентов — это парни, и им приходится отдавать долг родине. После 4-6 лет учебы уходить в армию и там заниматься непонятно чем — это не самая приятная перспектива. Высшее образование в ТГУ и в ТПУ (Томский политехнический университет) дает шанс пройти военную кафедру, на которой тебе нужно лишь в течение определенного времени посещать военные занятия, потом один раз на месяц съездить на сборы и после этого тебя зачислят в запас. Это очень удобно потому, что получается ты проходишь службу параллельно с учебой в университете. Я сам прошел через это, и мне уже служить не придется. Но кроме этих двух университетов в Томске есть еще много других учебных заведений, где военной кафедры просто нет. Мы хотим добиться того, чтобы студенты всех вузов могли заниматься на военных кафедрах. Здесь нужно, чтобы, либо при каждом университете была такая возможность, либо необходимо создание общетомской военной кафедры.

Это по поводу наших планов на будущее. А если по поводу достижений, — то этим может похвастаться петербургское отделение „Дискурса“. Так, например, ребята принимали активное участие в акциях протеста по защите Издательско-полиграфического техникума от реорганизации. В итоге техникум отстояли, и реорганизация была прекращена. Сейчас эти же люди участвуют в защите Пулковской обсерватории.

—Если говорить о том, как мы будем добиваться своих целей, — добавляет Леонид, — то здесь можно прям по пунктам. Сперва мы начинаем с того, что для привлечения внимания запускаем петицию, к примеру, на Change.org. Дальше собираем реальные подписи, общаемся со студентами, обсуждаем вопрос со СМИ и запускаем дебаты. После этого, с подготовленным общественным мнением идем к социально настроенным депутатам и рассылаем запросы во всевозможные правительственные комитеты. Если не получаем ответной реакции, то уже в ход пойдут митинги и одиночные пикеты. Ну, а вообще, если продолжить тему того, чего мы хотим добиться, то нашей конечной целью является вывод студенчества из пассивного состояния обывательщины и создание студенческого движения, примерно такого, какое существует на западе. Если, например, во Франции проводится реформа, которая не устраивает население, то сразу же на улицы выходят тысячи людей и отстаивают собственные интересы. Я считаю, к такому можно стремиться.

На вопрос о том, ощущают ли ребята давление со стороны администрации, я услышал ответ, что пока ничего не было. Но если что-то случится, то после разговора с представителями ректора, в ход пойдут заявления в прокуратуру и освещение проблемы в лояльных СМИ. Учитывая то, что университет дорожит своей репутацией, это произойдет вряд ли. Разошлись мы уже тогда, когда за мутными стеклами кафе вечерний Томск зажигал свои огни.

Так уж вышло, что менталитет русского человека не строится на принципах гражданственности. Мы привыкли, что в большинстве случаев вопросы, касающиеся социально-политического устройства, решаются властными структурами, и чаще всего не в нашу пользу. Проблема здесь кроется в нежелании и в неумении брать ответственность на себя. Слишком уж равнодушны мы порой к тому, что происходит за пределами собственного подъезда; лишь бы нас ничто не касалось — хата моя, как говорится, с краю. Но глядя на пример ребят из Томска остается надежда, что не все потеряно и когда-нибудь мы придем к тому, что интересы социальные станут для нас выше интересов личных.

Данил Шрейнер

Комментарии

Леонид красава

Ребята молодцы! 

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Michael Shraibman

Анархисты в России в начале 20 века не называли себя левыми, выступали против национализации, а часть из них была не согласна с большевиками в октябре 1917 г. И даже те, кто был согласен, мечтали позднее свергнуть большевиков. У меня тут вышел забавный разговор с одним очень достойным...

1 неделя назад
4
Michael Shraibman

В театре МХАТ им. Горького посмотрели спектакль "Таня" с Кристиной Пробст в главной роли. Увидев на экране или на сцене зловещую цифру 1938, вы можете подумать, что спектакль о репрессиях. И ошибетесь. Пьеса написана в 1938 г в СССР, разумеется, репрессии в ней не упоминают. Стоит...

1 неделя назад
5

Свободные новости