Капитализм убивает: природа прибрежных районов Китая заплатила за «промышленный рывок» страны

Экологи оценили последствия для природы ускоренного развития промышленности Китая в последние 40 лет и пришли к выводу, что за успехи Поднебесной в экономике расплатились ее прибрежные районы, в почвы и воды которых попадают все стоки удобрений, пестицидов и других загрязнителей. В результате популяция кораллов в прибрежных морях сократилась на 85%, а их воды все чаще зарастают красными одноклеточными водорослями, которые лишают других обитателей моря кислорода и вырабатывают токсины. Обо всем этом ученые рассказывают в статье, опубликованной в журнале Scientific Reports.

«В 70-х годах власти Китая, образно говоря, включили рубильник модернизации, что позволило нам сравнить данные за два исторических периода и понять, что произошло. Наше исследование четко обозначило проблему и буквальным образом кричит о том, что с ней нужно незамедлительно бороться. Все эти изменения произошли за то время, которого едва хватит на смену одного поколения людей», — рассказывает Марк Бертнесс из Брауновского университета в Провиденсе (США).

Бертнесс и его коллеги из различных исследовательских центров на территории США и Китая обратили внимание на «темную сторону» китайского экономического чуда, о котором правительство Поднебесной крайне не любит говорить. Только в марте этого года Пекин признал, как сообщало информационное агентство Bloomberg, что ускоренное развитие промышленности и сельского хозяйства могло нанести непоправимый ущерб экологии страны, и объявил «войну» смогу и другим загрязнениям.

До смерти Мао Цзедуна в 1976 году, Китай оставался во многом аграрной страной с архаичным укладом экономики, серьезно уступающей в своей мощи всем мировым лидерам того времени. Скромные успехи в развитии промышленности и сельского хозяйства, достигнутые в начале 50-х годов прошлого века, были перечеркнуты «великим скачком» Мао, который боялся реставрации капитализма. После его смерти бразды правления на себя взял его главный оппонент внутри КПК — Дэн Сяопин, запустивший масштабные реформы в 1978 году, которые впоследствии стали основой современного экономического чуда в Китае.

Как отмечают Бертнесс и его коллеги, столь четкая граница между эрами «экономики Мао» и «экономики Сяопина» позволила им проследить за тем, как природа реагировала на смену промышленных укладов в разных провинциях Китая. Для этого авторы статьи проанализировали всю открытую статистику по росту численности населения в КНР, темпам ее промышленного роста. Эти данные по демографическим и экономическим изменениям они сопоставили с тем, как быстро росло загрязнение и разрушение экосистем в морях, омывающих Поднебесную, и на ее суше.

Красный прилив в Бохайском заливе.

Кропотливая работа с государственными и частными экологическими архивами и отчетами помогла экологам проследить сразу за 15 негативными факторами, влиявшими на состояние морей, рек, почвы и других уголков дикой и покоренной человеком природы. В их число входил объем выбросов удобрений и пестицидов в пресные водоемы и в глубины мирового океана, распространение пятен нефти по водам морей, объемы вылавливаемой рыбы и уровень шума и прочие факторы.

В первую очередь, авторов статьи интересовал ответ на вопрос, поставленный еще в 50 годах прошлого века американским экономистом Семеном Кузнецом, лауреатом Нобелевской премии по экономике 1971 года. Изучая историю промышленного развития США и других стран первого мира, он заметил, что неравенство в уровне доходов между жителями городов и деревень во время индустриализации сначала растет, пока экономика не достигает определенной планки, а затем падает благодаря проникновению достижений НТР в глубинку. В приложении к экологии эта закономерность, которую ученые часто называют экологической кривой Кузнеца, означает, что на первых этапах индустриализации «вклад» каждого жителя страны в разрушение ее экологии будет расти. Когда рост ВВП страны достигнет так называемой точки перегиба, действия каждого человека начнут приносить все меньше ущерба природе по мере дальнейшего экономического развития.

Сопоставляя скорость экономического роста Китая и разрушения его природы, Бертнесс и его коллеги пытались понять, в какой области кривой Кузнеца находится КНР и достигла ли она точки перегиба. Ответ на этот вопрос крайне важен как для самих экологов, так и для политиков: если Китай находится на правом «склоне» кривой, то пик ущерба окружающей среде уже пройден, а если нет, то жителям Поднебесной еще предстоит пережить его.

Расчеты авторов статьи показали, что Китай еще находится на восходящей стороне экологической параболы — он достигнет ее пика совсем не скоро, через несколько десятилетий. Поэтому можно говорить о том, что темпы разрушения природы КНР будут расти в ближайшие годы, что требует, как подчеркивают экологи, скорейшего принятия руководством КНР систематических мер по защите экосистем страны.

По словам Бертнесса и его коллег, экологические последствия от индустриализации Китая распределены по его территории крайне неравномерно — по сути, за технологический рывок Поднебесной платят ее прибрежные провинции. В них сосредоточено менее половины населения страны, но при этом на их долю приходится свыше 60% экономического роста и выбросов различных загрязнителей. 

После реформ Дэна Сяопина в этих регионах начался лавинообразный рост выбросов удобрений, пестицидов, а также резко снизились средние размеры рыб и их видовое разнообразие. Что интересно, аналогичные процессы или не происходили в других регионах Китая, расположенных в глубине континента, или же шли заметно медленнее, несмотря на более высокие темпы роста населения.

«Если смотреть на все моря Китая, видовое разнообразие и среднестатистические размеры тела рыб практически не менялись до 1978 года, но оба показателя стабильно идут вниз начиная с этой отметки. Потенциально опасные для всего живого пятна цветущих водорослей стали гораздо чаще встречаться и их площадь заметно увеличилась, начиная с 1980 годов. К примеру, «красные приливы» (гигантские колонии красных водорослей. — РП) раньше возникали в их водах меньше 10 раз в год, а с 2000 года подобные пятна встречаются как минимум по 70–120 раз. В Южно-Китайском море ареал обитания многих видов кораллов сократился до 15% от дореформенных уровней», — пишут экологи.

Что интересно, относительная доля населения в этих провинциях Китая (по сравнению с другими регионами страны) не менялась на протяжении последних 2030 лет. Это означает,  что масштаб и темпы экологических разрушений зависят практически полностью от степени развития экономики, а не от демографических или иных факторов, как считали некоторые другие экологи. Как считают авторы статьи, данный факт позволяет говорить о том, что экологическая кривая Кузнеца справедлива не только для развитых, но и развивающихся стран.

«Нам удалось показать, что в стране с относительно постоянной скоростью роста населения, темпы экономического развития, а не демография, являются главным фактором в деградации прибрежных районов. Данное открытие демонстрирует то, что предыдущие исследования в этой области шли неправильным путем — их авторы пытались показать, как рост численности населения влияет на разрушение берегов и морей. Если говорить о Китае, то полученные нами выводы свидетельствуют об экстренной необходимости в более строгих, систематических мерах по защите прибрежных экосистем, без чего будет невозможно дальнейшее социальное, экономическое и экологическое развитие КНР», — заключает другой автор статьи, Цян Хэ из Пекинского педагогического университета (Китай)

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Michael Shraibman

Ирак - страна бунтов. В прошлом там не раз вспыхивали крупные социальные протесты. К ним относится и восстание против Саддама Хусейна, устроенное многонациональными органами самоуправления – Рабочими Советами на курдско-арабском, преимущественно суннитском севере страны и похожее движение на...

1 неделя назад
Владимир Платоненко

Шрайбман, много внимания уделяющий рассмотрению жизни мегаполисов и в частности столичных мегаполисов, в которых живет большая или даже большая часть населения той или иной страны (назовем такие мегаполисы шрайбмановскими), так вот, Шрайбман сделал по поводу таких мегаполисов два утверждения....

2 недели назад

Свободные новости