Махайский и махаевщина

Ян Вацлав Махайский родился 15 декабря 1866 г.  в той части Польши, которая тогда входила в Российскую империю. Его отец, Константин Махайский вскоре умер, оставив семью в нищете. Матери пришлось открыть семейный пансион, сын помогал ей. Тогда он познакомился с будущим польским писателем Стефаном Жеромским и стал прототипом героев его произведений. По воспоминаниям Жеромского, в молодости Махайский мечтал стать актером. Но он не предвидел, что «придется ему сыграть «великую роль» на сцене в сто тысяч раз больше, чем рисовало его юношеское воображение, на огромной сцене Сибири, России, Франции». Не предвидел, что «это он станет общественным еретиком, вождем толпы, кровавым мастером в деле создания пролетарской революции, и что огромные отряды нищих, бродяг, жуликов без крова и имущества будут идти за ним в огонь и воду, слепо веря в его дикую «махаевщину».

Блестяще окончив гимназию, он поступил в Варшавский университет, где изучал естественные науки, а затем медицину. Политическая борьба интересовала его больше, чем учеба и в 1891 г. он подвергся первому аресту в Галиции за подпольный ввоз литературы.

После четырехмесячного пребывания в краковской тюрьме Махайский получил разрешение уехать в Цюрих. Там он понял, что польские социалисты ведут борьбу не за освобождение рабочего класса, а лишь за создание независимого польского государства, в котором сохраниться эксплуатация. Он переходит на позиции радикального интернационализма, становиться марксистом и бросает университет. В 1892 его вновь арестовала царская полиция за попытку ввоза на территорию империи тиража обращения к участникам забастовки. Он провел три года в тюрьме, а затем получил пять лет ссылки в Вилюйск в Якутии.

У одного из его товарищей по ссылке оказалась богатая библиотека по социализму и Махайский активно занялся самообразованием.

В 1898 году Махайский распечатал на гектографе плод своих размышлений – брошюру «Эволюция социал-демократии», посвященную критике реформизма и оппортунизма немецкой социал-демократии. Два главных положения марксисткой теории – обобществление средств производства как цель и классовая борьба как средство сведены немецкой социал-демократией к использованию права голоса и к лояльному участию в существующих буржуазных учреждениях.

После того, как его первая работа была хорошо принята ссыльными, он издает в 1899 г. вторую и третью брошюры, в которых обрушивается на Маркса и социализм вообще. В этих брошюрах Махайский утверждает, что враги пролетариата – это не только капиталисты, но и новый слой интеллектуалов - квалифицированных работников, которые участвуют в эксплуатации благодаря своему монопольному праву на получение образования. Хотя этот новый класс участвует в капиталистической эксплуатации, он остается зависимым от произвола плутократов и обнаруживает тенденцию к сближению с пролетариатом. Наиболее подходящим политическим выражением для этого класса является социализм, который «в своих нападениях на промышленника никак не затрагивает гонорары директора и инженера, считая их зарплатой работников умственного труда, и который объявляет интеллигенцию незаинтересованной и непричастной к капиталистической эксплуатации. Государственный социализм предоставляет этому новому классу не только преимущество контролировать принятие решений, но и право пользоваться производственным аппаратом, прибыль от которого он коллективно присваивает в форме высоких доходов и различных материальных преимуществ.

Лучше всего государственный социализм обосновывает марксизм. Марксизм привлекает класс интеллектуалов культом интенсивного развития производственных сил, которое подчиняется законам «не зависящим от воли людей» и отождествляется с прогрессом общества.

Внимательно изучив «Капитал», Махайский нашел в нем отрывки, в которых Маркс отдает преимущество в вознаграждении сложному труду перед простым: «Труд, который имеет значение более …сложного труда по сравнению со средним общественным трудом, есть проявление такой рабочей силы, образование которой требует большего рабочего времени и которая поэтому имеет более высокую стоимость…».

Стоимость лет, потраченных на подготовку «сложной рабочей силы», соответствует накоплению «знания», которое является капиталом, который должен быть рентабельным и оплачиваться дивидендами в форме высоких доходов.

Махайский обнаруживает социальный антагонизм, более глубокий, чем тот, который основывается на производственных отношениях – общественное разделение труда между функциями руководства и задачами исполнения. Высшее вознаграждение за исполнительный труд взимается с исполнительского труда и является соствной частью прибавочной стоимости. Русская интеллигенция в массе своей пришла к марксизму, когда увидела, какие преимущества он ей предоставляет.

Рабочие должны бороться исключительно под экономическими лозунгами и добиться «экспроприации не только капиталистов, но также всего образованного общества, всех тех, чьи доходы превышают заработную плату рабочих». Рабочие создадут одинаковые для всех условия жизненного старта и одинаковый доступ к образованию.

После пяти лет сибирской ссылки Махайский получил разрешение вернуться в европейскую часть России. Во время одной из полицейских проверок его приняли за недавно бежавшего Стеклова. Рукописи, найденные во время обыска стали причиной нового обвинения. После внесения собранного революционерами залога Махайский был освобожден и отправлен на поселение в Иркутск.

Там вокруг него образовался небольшой кружок рабочих активистов, заявивший о себе выпуском листовки к 1 мая 1902 г. Листовка призывал превратить Первомай из политического праздника в день экономической борьбы. Махайский вместе стремя своими сторонниками был вновь арестован и присужден к семи годам административной ссылки в Колыму. При помощи социал-демократа Гарви он сбежал из пересыльной тюрьмы под Иркутском и затем добрался до Швейцарии. В 1905 г. в Швейцарии Махайский издал новое переработанное издание «Умственного рабочего» и две анонимных брошюры: «Банкротство социализма XIX века» и «Буржуазная революция и рабочее дело».

В своих новых работах Махайский повторяет уже сказанное, дополняя свою концепцию новыми доводами. Он упрекает материалистическую концепцию истории за то, что она отождествляет интересы угнетенных с интересами угнетателей, допуская совместные действия рабов и их хозяев. Махайский не приемлет у Маркса его фаталистическую концепцию действующих независимо от воли людей законов истории и отказывается считать прогрессивной деятельность буржуазии. По его мнению, двигателем исторического развития является не диалектическое противоречие между развитием производственных сил и общественных отношений, а отношение между руководителями и исполнителями, элитой и массой.

Февральская революция застала его в Париже, где он занимал должность банковского служащего. Он уезжает в Россию, сказав: «Всегда и повсюду, долой родину!». Махайский одобрительно воспринял переворот октября 1917-го. В июле 1917-го он издает журнал «Рабочая революция». Махайский пишет, что большевики действуют как представители все той же социалистической интеллигенции: «...левые коммунисты до сих пор восхищаются «прекрасным» лозунгом Ленина: «Научить каждую кухарку управлять государством» Но Ленин «красивыми лозунгами вовлекал массы в большевистскую революцию, но еще до октября старательно объяснял, что задачей демократической самодеятельности будет замена старой бюрократии новой, народной и рабочей. Таким образом, он имеет полное право возмущаться «левым ребячеством» своих партийных товарищей...».

В последние годы жизни Махайский работал техническим корректором в журнале «Народная экономика», затем переименованном в «Социалистическую экономику». 19 февраля 1926-го он умер от инфаркта.

Ян Вацлав Махайский был довольно противоречивым мыслителем. Он выступал против социалистов, но его теория – часть истории социалистической мысли. Выступал против интеллектуалов, будучи сам одним из них. Разумеется, не все наемные работники умственного труда стремятся использовать свой «интеллектуальный капитал» для идеологического обслуживания господствующего класса или же для того, чтобы самим стать новым классом эксплуататоров. Считать всех интеллектуалов-социалистов врагами трудящихся, от имени которых они лицемерно выступали – просто абсурдно. Но чтобы понять судьбы социалистической идеи в ХХ веке необходимо вспомнить об идеях это забытого еретика социалистической мысли.

Использованы материалы из книги:

Александр Скрида Социализм интеллектуалов

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Michael Shraibman

Социальные революционеры с начала XX столетия противостояли не только царизму, но и либеральным партиям, которые они критиковали. Например, в отличие от либералов, анархисты и эсеры-максималисты отделяли борьбу за свободу слова от борьбы за выборы в органы государства, так как последние работникам...

1 неделя назад
4
Николай Дедок

3 августа в Москве прошла одна из крупнейших акций протеста с массовым хапуном. Оценки количества участников разнятся от 1 500 до 10 000. Задержанных — 1001 человек. Учитывая, что Беларусь и Россия всё время обмениваются опытом по подавлению протестов, и, как настоящие автократии, вкидывают в...

2 недели назад

Свободные новости