RSS АД в Facebook АД в Vkontakte АД в Twitter

Майдан в Харькове: интервью с анархистом

После посещения украинской столицы собкоры сайта avtonom.org направились в Харьков, где также наблюдается некоторая протестная активность. О том, что же из себя представляет харьковское протестное движение, корреспонденты сайта побеседовали с активистом Автономного союза трудящихся Максимом.

AVTONOM.ORG: Привет, Максим. Что из себя представляет местный Майдан?

Максим: Приветствую читателей avtonom.org. Местный Майдан — это название большого количества инициатив, которые возникли и продолжают действовать вокруг протеста жителей города против отказа подписания президентом договора об ассоциации с ЕС и дальнейших действий правительства. Сейчас Майдан — это место на котором ежедневно в одно и тоже время собираются жители Харькова и проводят митинги. Митинг проходит в саду им. Шевченко. В отличие от Киева харьковский Майдан не находится на площади 24 часа, а ограничивается несколькими часами.

Деятельность участников местных протестов выходит за рамки митингов и включает в себя также проведение выездных мероприятий, агитацию в районах, пикеты и шествия. Культурные мероприятия проводятся как на самом Майдане, так и на других площадках города. Майдан не ограничен от внешнего мира какими-либо баррикадами, постами, отсутствует комендатура и парамилитаристские структуры.

A: В Киеве у анархистов нет консенсуса по поводу самой необходимости участия и формы участия в протестах. Есть ли какая-то общая позиция у анархистов Харькова по этому вопросу?

М: Ситуация в чём-то похожа на Киев. Наше местное анархистское сообщество так же разошлось во мнении по поводу необходимости участия в протестах. В начале протестов движение разделилось примерно пополам, сейчас, однако, большая часть анархистов принимает самое активное участие в организации харьковского Майдана. У нас нет каких-то серьёзных разногласий внутри движения и эти разногласия не принимают такие резкие формы как в Киеве.

A: Ультраправые очень сильно усложнили и сделали практически невозможной левацкую агитацию в Киеве, чего только стоит один случай с «Чёрной гвардией». Как обстоят дела на этом фронте в Харькове?

М: В Харькове также присутствует сопротивление ультраправых нашей деятельности, однако нам удалось успешно противостоять этому. Конечно же, это вызвано меньшими масштабами ультраправого движения, нежели чем в Киеве и тем, что некоторые из них боятся скомпрометировать себя в глазах мирных протестующих. Не последнюю роль тут сыграла целенаправленная силовая подготовка активистов нашего движения.

A: В целом бунт носит сильно антикоммунистический посыл по своей форме, сторонников Партии Регионов часто называют «коммуняками». Удаётся ли вам как-то вносить лево-либертарную повестку, к примеру, идеи самоорганизации или социальной справедливости, и как это происходит?

М: Несмотря на формальное наличие антикоммунистических лозунгов, участники протестов воспринимают лево-либертарную повестку, особенно те пункты, которые созвучны с либеральными требованиями минимизации государственного влияния в различные сферы жизни общества и идеями построения сильного гражданского общества. В Харькове антикоммунизм ограничивается чисто антисоветскими настроениями.

Лёгкость с которой про-демократически протестующие идут на сотрудничество с ультраправыми объясняется в первую очередь отсутствием у них объективного понимания того, чем является фашизм и коммунизм в их истинном содержании Здесь проблема в банальной низкой политической культуре участников протеста. Но посредством разных форм агитации – семинаров, инфошопа, личного общения, кинопоказов — мы доносим до протестующих суть либертарных идей. Многие действительно соглашаются с нашими требованиями и воплощают их в своей практики.

A: И каким образом это происходит?

М: Прежде всего это касается студенческого движения, которое в данный момент полностью отказалось от иерархичной лидерской структуры в сторону горизонтальной структуры (общие собрания, консенсус, прямое делигирование). Как не странно преимущество этой системы оценили люди более старшего поколения, которые воплощают её сейчас в рамках проекта «Форум Евромайдана».

В ходе живого общения с либертарными активистами протестующая молодёжь приходит к идее о том, что можно быть активным участником происходящих событий не будучи при этом зигующим (вскидывающим руку в нацистском приветствии – прим. ред.) мудаком.

A: Как я понял харьковский Майдан — это целая сеть различных инициатив. Выделяете ли вы для себя в настоящий момент какие-то приоритетные направления деятельности?

М: Да, выделяем, в первую очередь это студенческое движение, многие из нас относятся к этой категории. Потом, это просветительская работа, мы являемся организаторами еженедельного киноклуба, так же мы распространяем агитационные материалы на мероприятиях, сопряжённых с харьковским Евромайданом. Мы проводим семинары. В планах проведение презентаций левой периодики и изданий. Например, из ближайших событий – презентация журнала «Спільне». А вообще, я бы сравнил нашу деятельность с растянувшимся по времени оккупаем, но без постоянного оккупирования городского пространства.

Также мы продолжаем работать над коллективной групповой безопастностью нашего движения и всего Майдана. Мы пытаемся создать альтернативу ультраправым активистам, которые традиционно превосходят либертариев в этой сфере. Практически сформирован «Чёрный десяток», организовано собственное дежурство во время акций.

A: Есть ли какие-то первые успехи на твой взгляд в деятельности анархистов на Майдане в Харькове?

М: Да, есть. Из краткосрочных результатов мы видим снижение доверия людей к политической оппозиции и возрастание критики ультраправых активистов, осуществляющих провокативные действия. Протест отторгает «партийное» руководство. На лицо снижение уровня ксенофобии протеста. Антикоммунистические кричалки являются редким исключением и исходят в основном от малочисленных групп ультраправого толка. Большим успехом для нас является то, что мы смогли сформировать общую активистскую команду со студентами и молодёжью харьковского майдана, которые оказались восприимчивыми к анархистским принципам.

A: Ну и напоследок планы на будущее.

М: Планов много и весьма разнообразных. Мы не собираемся бросать действующие проекты. Рассчитываем на потепление, что может привести к росту присутствия на площадях. Мы не строим грандиозных планов, но стараемся качественно выполнить то, что уже запланировано.

Соб. кор.



Ваша оценка: Пусто Средняя: 4 (5 votes)