Мексика: возрождение оглушительного молчания

Сапатисты — некогда законодатели сопротивленческой моды, к которым в непролазные мексиканские джунгли рвались леваки всего мира за вдохновением и рекомендациями. Им же в ответ — советы: «научитесь, прежде всего, слушать» пополам с индейскими сказками. В новом столетии герои 90-ых годов как-то отошли в сторону, поток революционных туристов ослаб, эйфория прошла… Однако легендарный штат Чьяпас, к удивлению многих, так и остался вне досягаемости официального Мехико. В тот момент, когда уже и думать забыли про индейцев в вязанных масках, с деревянными автоматами наперевес, они вновь вышли на сцену. Поводом для этого послужила смена эпох согласно календарю Майя, которые глупые западные белые жители приняли за очередной Конец света, но у потомков строителей пирамид свой взгляд на летосчисление.

Лишь резонирующее эхо дождя было слышно на мощеных улицах колониального Чьяпаса, когда туристы со всего мира, рьяно ожидавшие конца света в самом центре цивилизации майя, вдруг неожиданно увидели молчаливый марш сапатистов. Более 40 000 человек в масках, скрывающих лицо, спустились с гор, истолковав таким образом календарь своих предков. В бесконечных колоннах повстанцев время от времени слышен лишь слабый плач ребенка, пробивающийся из-под дождевиков сапатистов, которые спокойно собрались в это пасмурный день. Обутые в сапоги или совсем босые, они идут по мостовым в тех же городах, где 19 лет назад, удивив весь мир, прокричали свое первое “Ya Basta!” — “ХВАТИТ”, в новогоднюю ночь!

Их оружие отличается от того, каким они обладали во время вооруженного восстания в 1994 году. Теперь это сапатистская тишина и заслуженный моральный авторитет, фактически эхо единой и оглушительной тишины, что вновь кричит во всю глотку: “Хватит это терпеть!”. Молчание, которое, учитывая массовое присутствие сапатистов в Сан-Кристобаль-де-лас-Касас, Окосинго, Альтамирано, Лас Маргаритам и Паленке, кричит без слов о том, что новая эпоха майа наконец-то началась и бойцы EZLN уже готовы ее представить. Тишина, которая была призвана напомнить Мексике, недавно избравшей президента Энрике Пенья Ньето, о том, что нынешние причины сапатисткой борьбы сегодня все те же, что и 19 лет назад. Отсутствие медицинского обслуживания, образования, жилья, земли, продуктов питания, прав у коренных народов, прав женщин, прав геев, достоинства и справедливости — с тех пор ничего не изменилось! Наступившее молчание призвано напомнить возвратившейся к браздам правления некогда всевластной Институционно-революционной партии о том, что Мексика — это не просто так, Мексика готова послать куда подальше, Мексика голодна, Мексика готова к бою и к борьбе. Сапатистской армии национального освобождения не нужно говорить сегодня какие-либо слова, их действия и молчание уже сказали достаточно: “Aqui Estamos! А вот и мы!”

Уже в 4 часа утра коренные народы Цетлалес, Цоцили, Тохобалес, Чолес, Соке и Мамес начали мобилизацию в своих 5 культурных центрах сопротивления, известных публике больше как «Улитки». Они вышли из джунглей, пропитанных горными дождями Лакандонской долины, затем спокойно двигались по горным проселочным дорогам в направлении тех же городов (вдобавок Паленке), с которых они начали свое босоногое восстание 1 января 1994 года. В тот самый день, когда Североамериканское соглашение о свободной торговле вступило в свою силу.

Нынешний марш Национально-освободительной армии коренных народов Мексики был их первой мобилизацией за долгое время. Последний раз они собирались 7 мая 2011 года с требованием прекратить распространение насилия и безнаказанности в Мексике. Их возмущение поддержало движение поэта Хавьера Сицилия, которое так же требует конца войны, развязанной президентом Филиппом Кальдерона и его Народной партией, при поддержке США. Эта война, целью которой, по словам зачинщиков, является борьба с наркотиками, за последние шесть лет унесла уже более 80 000 жизней. Кальдерон, который оставил Мексику в крови, последует по стопам Эрнесто Седильо, своего предшественника нашедшего убежище в академических кругах США и вхожего в университет Гарварда. Сейчас он проживает в Кембридже. Это город, в котором, по иронии судьбы, один из самых низких показателей по количеству убийств на душу населения. И это в то время, когда Мексика попала в десятку стран с самым большим количеством насильственных смертей.

Сапатистский марш, как объясняет титулованный мексиканский журналист Хосе Жил Олмосу, отмечает символический момент бытия. Эта дата, 21 декабря по григорианскому календарю или, если угодно, 13-ый Бактун по летоисчислению Майа, молчаливо сообщает о начале нового календаря, новой эпохи, которую повстанцы приветствуют следующими словами: «Само присутствие сапатистов так же, как приход к власти нового правительства Энрике Пенья Ньето и возвращения ИРП, —это сообщение уже само по себе. САНО существует, здесь и сейчас. САНО — это социальная и политическая сила, которая напоминает правящей партии, что далеко не все так хорошо. Голос глухой и безликий говорит им: “Слушайте! Существует забытая всеми Мексика, которая голодает и разрознена. И наш марш, марш молчания, уже сам по себе является одним из символических сообщений!».

На марше не видно никаких командиров, не произносятся слова, не звучат песни, не развернуты баннеры. Только два флага сопровождают тысячи повстанцев майя — это сапатистская пятиконечная красная звезда на черном фоне и мексиканский флаг. Аналогичный сценарий можно было увидеть в каждом из пяти городов, в которых прошли сапатисты, несмотря на необычные для этого сезона дожди. Прибыв в города, сапатисты двинулись на городские площади. Здесь тысячи человек в шеренге по четверо поднимались на самодельные трибуны и вздергивали вверх кулаки под сенью своих флагов. Затем они также же быстро и тихо, как прибыли, вновь скрылись в тумане, который замаскировал их неожиданное прибытие. Позднее в тот же день послание, подписанное лидером повстанцев Субкоманданте Маркосом, словно вирус стало распространяться по Интернету. В коммюнике можно найти следующее стихотворение:

Вы слышали?

Это звук разлома вашего мира.

Это звук нашего возрождения.

В тот день, в тот день, была ночь.

И ночью будет тот день, когда будет день.

Демократия!

Свобода!

Справедливость!

 

Источник

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Michael Shraibman

Почему в некоторых странах так усилилась леволиберальная пропаганда, направленная на защиту безопасности? Даже на уровне речи требуется исключить любые признаки агрессии, не говоря об отношениях. Может быть, они хотят полностью лишить общество агрессии, чтобы лучше им управлять? Это хорошо...

4 дня назад
14
Michael Shraibman

Эта тема практически неизвестна в России. В сотнях преимущественно арабских городов и сел Сирии, где нет правительства, работала годами система Местных Советов (МС), преимущественно беспартийных, которые обеспечивали коммунальные услуги и поддерживали порядок на местах в отсутствие...

5 дней назад
4

Свободные новости