О массовых протестах в Хабаровске - из Хабаровска

Я Xadad. Анархист из Хабаровского края и . Родился и вырос я в деревне далеко от города. Все нулевые, более 10 лет, учился и работал в Комсомольске-на-Амуре, там у меня формировались политические взгляды. Специфика активизма в Комсомольске того времени была связана с участием в своего рода широкой около-левой оппозиции и перманентное противостояние уличному криминалу - мне довелось повидать несколько разгромов центром "Э" лимоновцев и СКМ, посмотреть изнутри на местное КПРФ и белоленточные протесты, заценить различные субкультурные панковские, хардкорные движухи, в крае мы пытались организовать ячейку Пиратской партии и прочее. Почти шесть лет назад я переехал в Хабаровск и теперь рисую здесь на стенах, стараясь в более лаконичной творческой форме выражать свои взгляды. Итак, что происходит сейчас в Хабаровске?

О протестах 18 июля

Сегодня (18 июля) Хабаровск не ударил в грязь лицом. Людей было много, называют от 10 до 80 тысяч, разброс совсем не дает определиться. Митинг прошел без каких-то жестких стычек. С Комсомольска и районов приехало на акцию около 80 машин, их по дороге в деревнях приветствовали с флагами и прочим. Люди с позором прогнали с площади министра здравоохранения, который вышел и стал рассказывать про коронавирус. Люди скандировали "Хватит врать!". У чувака, который ездит на Фургаломобиле, менты отобрали права, он пришел  и пожаловался толпе, толпа пошла отбивать машину, вроде ничего не добилась, но потом он вернулся и сказал что права ему вернули, всех благодарил.  В общем, было массово, народ от анти-путинских лозунгов не отказался хотя и мало их юзал.

Очень мешала жара , просто адская, мы купили воды несколько стяжек и раздали ее тем кто шел в колонне. Потом мы увидели что так же делали другие, раздавали воду и даже мороженое.

Что будет дальше, сильно зависит от ситуации и поддержки в других регионах. Если везде будет тихо , то они все же могут решиться привезти сюда ОМОН с запада, и тогда по всякому может развернуться ситуация. Но более вероятно что они рассчитывают взять измором, Надеются что протест выдохнется. А пока не принимать решений.

Выдохнется ли протест, зависит от многих факторов. Люди, конечно, устают , это неизбежно, но пока что справляются. Пока разочарования нет, мораль на высоком уровне. Во время протеста люди общаются между собой, обмениваются своими историями и наболевшим, стараются оказать помощь друг другу и предотвратить какие либо ситуации потенциально не благоприятные. Сегодня была поддержка края, и эти автомобилисты приехавшие, в Комсомольске, в Ванино, в Заветах Ильича, в поселке Маяк, во Владивостоке прошли акции крупные - это все хорошая поддержка. Все дружно и с отвращением относятся к высказываниям Соловьева, Киселева, Эрнста, местного мэра Кравчука - его сегодня звали выйти к людям на площадь, так он сразу стал отказываться от своих слов, к людям не выходит, боится.

Сейчас заявили, что Фургала будут держать до сентября, это порядочный срок, нет прецедентов, чтобы люди устраивали такие ежедневные протесты полтора месяца. Люди устанут и перестанут этим заниматься, помогло бы изменение формы протеста, но пока признаков этого нет, пока все продолжается по примерно одной схеме. В любом случае, край останется протестным как минимум в вопросах голосования. Через какое-то время назовут заместителя , временно исполняющего и вряд ли найдется такой, кого люди поддержат. Эти акции не только помогли людям справиться с шоком и восстановиться , но и добавили огромную долю солидарности и гордости за край и друг за друга.

О протестах в предыдущую неделю

10 июля

Ситуация вокруг ареста Фургала - это только формально дело о бандитских разборках ("90-е" в Комсомольске-на-Амуре продолжались все 2000е, так называемая путинская стабильность промелькнула там в 2007-08 годах , быстро сменившись новым периодом экономического кризиса). В первую же очередь этот арест - нападение на жителей Хабаровского края, посмевших третий год подряд электорально успешно реализовывать тактику протестного голосования.

Давление на край началось еще с первого года, с неожиданной победы Фургала, даже при том, что он выступал как довольно лояльный федеральному правительству политик. Все мы наблюдали как еще ЕдиноРосовская тогда дума саботировала чисто хозяйственные инициативы нового губернатора, стала сразу же ограничивать его полномочия, тем же занимались единоросовские чиновники в правительстве края и мэриях Хабаровска и Комсомольска. Тогда же с первых дней в СМИ началась откровенно очерняющая информационная компания, продолжающаяся до сих пор. Перенос столицы ДВ во Владивосток (замечу, что эта попытка метрополии разобщить жителей Приморского - также голосовавшего протестно - и Хабаровского края не дала ожидаемого результата), рейдерский захват завода "Амурсталь" и само это уголовное дело - все выше перечисленное звенья одной цепи, цель которой - принуждение жителей протестного края к полной иррациональной самоубийственной покорности.

Даже те кто не голосовал за Фургала и ЛДПР, не поддерживал его открыто и вообще относился к нему скептически, критиковал - ощутили некоторое чувство гордости за обновление политической жизни края, с уважением отнеслись к тем, кто сделал такой выбор. У людей нет сомнений, что Фургал это человек за которого правда проголосовали , а не нарисовали ему результат, более того это первый губернатор, который всерьёз отнесся к возложенным на него полномочиям, воспринимал их именно как ответственность перед своими избирателями, как право хозяйствовать, делегированное снизу, а не как к пожалованной сверху барской вотчине. Поэтому даже они (люди, критически относящиеся к ЛДПР) ощущают сегодняшнюю ситуацию как попрание демократических прав жителей края.

Фургала посадят вне зависимости от степени его виновности или невиновности, и это не только унижение прав Хабаровского края, но и сигнал всем регионам в связи с предстоящими осенними выборами. Это публичная порка с целью запугать оппозиционных кандидатов по всей стране и деморализовать избирателей.

Что будет дальше? Выйдут ли жители на очевидно несанкционированный протест? ОМОН уже перебросили с других регионов? Будет ли винтилово и рандомные уголовные дела о стаканчиках и урнах?

14 июля

Новость о задержании губернатора широко разлетелась сразу, тем же утром. Это было, с одной стороны, намеренно сделано силовиками, очень картинно проведшими задержание и тут же опубликовавшими видео. Намерение, однако, вызвать шок и оцепенение вылилось другой стороной — люди стали обзванивать друг друга, передавая новость, обсуждая, восстанавливая и налаживая этим социальную связь, атакуемую практикой властей запугивать и унижать.

В соцсетях начали генерироваться идеи, как выразить протест. Тут же воспроизвелась сработавшая в прошлом году с Голуновым модель Я/МЫ. За первые несколько часов набрала за 10 тысяч голосов (через 3 дня там было уже 50 тысяч). Хэштеги #ямыфургал и #свободуфургалу разлетелись по сети. Не то чтобы кто-то верил в эффективность петиций и т.п. (этот формальный механизм коммуникации с властью давно ею же дискредитирован, когда даже петиции, собиравшие по несколько сот тысяч подтвержденных подписей на , игнорировались и высмеивались), здесь скорее оказалась важной возможность солидаризоваться, прощупать наличие поддержки со стороны тех людей с которыми не было прямого контакта.

Конечно в стране куча разных, требующих внимание проблем, куча более этически чистых поводов для протеста. Тема ареста Фургала же чисто технически оказалась очень удобным мобилизующим фактором. Усталость от сидения в карантине в сочетании с моментом, когда все уже к нему привыкли, когда он перестал сдерживать даже на официальном уровне - не помешав провести голосование о поправках. Нет ничего удивительного, что впоследствии попытка властей заблокировать площади под предлогом санобработки оказалась провальной, этот театр уже не воспринимался всерьёз. Об унизительном голосовании, конечно тоже никто не забыл, оно было только что и далее в протестах, в кричалках на шествиях, в речах на митингах тема поправок будет регулярно возникать, как пик дискредитации механизма выборов, напрямую ассоциирующийся с нелегитимностью всей системы нахождения у власти президента и Единой России, построенной на фальсификациях. Это кардинально отличается от отношения людей к губернатору Фургалу. Будучи избранным в ходе протестного голосования и далее закрепленный протестным голосованием за ЛДПР в краевые и городские думы, он оказался абсолютно точно легитимен. А его арест оказался задевающим каждого избирателя или даже просто человека уважающего демократический выбор края (чиновники посаженые на своё место властью с помощью фальсифицированных выборов и этой же властью снятые, например за коррупцию, не будут иметь и доли такой связи с гражданами, будут оставаться им безразличны).

Громкое, агрессивное задержание, с увозом в Москву подобным похищению, информация о закрытости будущего судебного разбирательства, античеловечные методы правоохранительных органов (, громкие скандалы насчет пыток в системе ФСИН, практика фабрикации дел - тот же Голунов, дело "Нового величия", непрекращающиеся репрессии против журналистов и активистов, убийства неугодных политиков, блогеров за рубежом и представителей ЛГБТ, прочее) - все это не добавляет доверия обвинению, построенному на показаниях человека, которого более полугода держат в заключении, в условиях информационной закрытости, не допуская к нему даже близких родственников. Все вышесказанное накладываясь, делает в глазах жителей края обвинение Фургала в его бандитском прошлом, не столь существенным по сравнению имиджем остальной системы власти, ощущаемой как актуально преступной. В итоге поддержка Фургала строится не на оправдании его прошлого и убийств, а на полном неверии в способность власти провести справедливое разбирательство.

В первый же день в Комсомольске-на-Амуре была серия одиночных пикетов и небольшой стихийный сход протестующих, на второй день там же сход граждан повторился. В Николаевске-на-Амуре прошла акция автомобилистов. Всем было очевидно, что основной протест будет в субботу, и что он будет не согласован, так как система согласования митингов (превращенная из уведомительной в разрешительную, а точнее, в условиях пандемии, в полностью запретительную) стала нежизнеспособной (даже без ситуации с covid-19, законные сроки подачи уведомления требовали отодвинуть митинг на целых 10 дней, то есть, дальше ближайших выходных) . Это отсутствие легальной возможности собрать митинг и закрывающий право существующих политических объединений стать его организаторами, поставило каждого отдельного гражданина в условия создания своего личного протеста и поиска относительно безопасных, юридически обтекаемых, форм его проведения. Отсюда разнообразие методов протеста в городе, не имеющем долгого опыта крупных оппозиционных выступлений. Люди стали сами в полиграфиях делать себе наклейки на машины, печатать футболки, плакаты, листовки, раскупили флаги Хабаровского края в магазинах - кто что сообразил. Таким же образом стали использоваться свистки, фанатские шумелки, музыкальные инструменты (губные гармошки, гитары), магнитолы в машинах и конечно же автомобильные гудки, оказавшиеся максимально удобным инструментом крика. Сигналящая машина, едет ли она в потоке других машин, медленно ползет в колонне протестующих, или просто стоит на перекрестке - становится существенной формой поддержки протеста.

Вечером пятницы в Хабаровске прошла акция раздачи партии листовок и наклеек, собравшая несколько сот человек. А в Комсомольске прошла небольшая автомобильная акция.

Утром субботы площади Хабаровска (Комсомольская и Ленина), а так же площадь Ленина в Комсомольске-на-Амуре, оказались ограждены под предлогом дезинфекции, на площадях стояли цистерны, рабочие поливали брусчатку из шлангов, трактор с ковшом картинно наматывал круги, создавая видимость деятельности. Вокруг площади тусовались группками по 2-4 человека, люди в штатском, характерной правоохранительной наружности. За зданием правительства расположились несколько автозаков и автобусов с ОМОНом.

Жители города стали потихоньку собираться и курсировать возле площади Ленина, обрывая с ограды листы с предупреждениями о эпидемии, часть ушла на Комсомольскую площадь, где ограждение было более жидким. Проезжающие мимо машины начали сигналить, высказывая возмущение блокированию площади. К 12 часам вокруг площади уже было несколько тысяч человек, собираясь на возвышенности вокруг не огражденного памятника Ленину, они развернули плакаты и стали скандировать. Самым популярным был лозунг "Свободу!". Люди продолжали прибывать в большом количестве, делая крюк по дорожным переходам, так что вокруг памятника становилось уже тесно. Несколько парней перебежали дорогу и начали расшатывать ограду площади, за ними тут же ринулась часть толпы, ограду быстро расцепили и растащили. Народ хлынул на площадь, вновь приходящие уже напрямую шли туда, через какое-то время также убрали заграждение моста пешеходного перехода с другой стороны площади. Несколько сот людей с плакатами остались на памятнике, на площади было около 10 тысяч и народ быстро прибывал.

Проносящиеся мимо машины продолжали гудеть. Полиция перегородила дорогу, поставив пару своих тачек на переходе, это освободило проезжую часть на которую люди двинулись теперь уже с площади. С этого началось шествие, обогнув площадь колонна устремилась по улице Муравьева-Амурского к Комсомольской площади, где к этому времени уже тоже собрались тысячи. Вся улица от площади до площади была заполнена людьми - в одну сторону колонна людей, в другую стоящие сигналящие в поддержку протеста машины. Число протестующих называется в 40 тысяч, но оценить сложно - колонна протестующих расходилась по разным улицам и сходилась, шли параллельно по Муравьёва и по Уссурийскому, по Шевченко мимо здания управления МВД и по Тургенева, поднялись на площадь Славы, прошли по улице Ленина до площади Блюхера и по Пушкина вернулись на площадь Ленина, где продолжала оставаться часть протестующих никуда не уходивших . Часть колонны двинулась и сделала еще один такой же круг, после снова примкнув к протесту на площади Ленина. Весь центр города оказался охвачен протестом, кипел, кричал лозунгами и сигналами машин.

"Свободу", "Свободу Фургалу", "Я Мы Фургал", "Позор Москве" , "Путин вор", "Верните Фургала". "Фургала домой", "Фургала в Хабаровский край", "Путина в отставку", "Долой царя", "Это наш выбор", "Мы здесь власть", "Пока мы едины, мы непобедимы", "лучшая поправка, Путина отставка" — такие лозунги заряжаясь хаотично в толпе, их скандировали, громко , бодро (без стеснения, присущего акциям протеста в прошлые годы). Когда одна часть скандирующих устав замолкала, лозунг подхватывала другая часть и он не смолкал. Самым востребованным оказался лозунг "Свободу", понимаемый конечно не только узко, как "Свободу Фургалу", но расширительно, как универсальная ценность, как свободу каждому человеку или конкретным заключенным, как свободу от диктатуры и репрессий, как свободу краю и всей стране, как запрос на федерализацию, как свободу слова, свободу выбора, как общий запрос на демократизацию.

Вернувшись на площадь Ленина, люди сдвинулись к зданию правительства, поднялись на ступени, подёргали дверь, но ломиться не стали - развернулись обратно к площади, образовав тем самым что-то вроде трибуны удобной для размещения плакатов, продолжали скандировать. Группа полицейских поднялась туда же встав между дверью и протестующими, но в двери никто не ломился, люди на ступенях обращались к людям на площади, никаких провокаций со стороны протеста или полиции. Конфликта ноль. Аналогично во время шествия, полиция перекрывала дороги, освобождая от машин пути следования людей, как это делают во время парадов, впрочем следующий день показал - и это было не обязательным - демонстрация из людей отлично соседствует с демонстрацией из машин, пропуская в случае надобности друг друга на перекрестках (и акция продолжается, и проехать можно). За отсутствие провокаций и невмешательство протестующие несколько раз заряжали "Спасибо" в благодарность полиции.

Через какое-то время из здания правительства вышли представители пресс службы и аппарата губернатора с мегафонами. Понапрасну перепуганные тем, что протестующие могут начать штурмовать, они пытались уговорить людей разойтись, мотивируя это распространением вируса и необходимостью поддерживать губернатора исключительно в рамках закона - все это тут же отвергалось людьми, отдельные фразы из мегафона напрочь заглушались ответными лозунгами с площади. В итоге пресс-служба предложила вынести столы, где собравшимся можно будет подписать петицию и разойтись. Ответ был в духе: "Что хотите то и делайте, а мы не уйдем". Столы и правда вынесли, петицию подписывали, но далеко не все, мало кому это было интересно, потому что в это время по рукам пошел мегафон пресс-службы. И если ступеньки были превращены в трибуну, то мегафон дал возможность собравшимся говорить уже не отдельными лозунгами, но целые речи. Высказывались все кто хотел, толпа активно поддерживала требования - "Вернуть Фургала в Хабаровский край и проводить открытое расследование, открытый суд, с обеспечением прозрачности состояния свидетелей", высказывалась критика федеральной власти, всего правительства, полпреда и президента, недовольство социальной и экономической политикой центра, коррупцией и фальсификациями, блокированием демократических и федералистских институтов.

Отдельные представители ЛДПР, присутствовавшие в толпе, не проявляли активности, не брали речь, понимая что они будут лакомой целью для обвинения их в организации митинга. Журналист Романов высказал свою гордость за хабаровчан, показавших пример другим регионам и всей стране. К середине митинга от местного штаба Навального выступил Алексей Ворсин, лозунг "Россия будет свободной" был подхвачен собравшимися. Кто-то вспомнил о ситуации вокруг художницы из Комсомольска Юлии Цветковой, которой шьют отвратительно абсурдные обвинения в порнографии. Большую же часть времени в мегафон высказывались люди заранее не политизированные, искренне выражавшие накопившееся недовольство и боль как по лично сложным обстоятельствам, так и по вопросам касающимся всех граждан.

Митинг продолжался примерно до 16:30 и мирно разошелся. За время проведения этой акции не было никаких намёков на беспорядки, ничего не разбили, не сломали, никто не пытался с кем-то подраться или просто неадекватить. Многие были поражены и восхищены уровнем сознательности (в том числе на контрасте картин из других стран, и репортажей из СМИ, демонизирующих всякий протест), чувствовалось что люди относятся к городу как к своему, хотят жить мирно и спокойно, в условиях свободы и благополучия, в условиях когда их голос значим. Многотысячная стихийная акция охватывающая целый город может быть мирной и ненасильственной. Что для этого нужно? Сознательность граждан и отсутствие провокаций со стороны полиции.

Абсолютно аналогичная акция прошла в Комсомольске, где жители города так же проигнорировали бутафорские работы по дезинфекции, заполнили площадь, прошлись по центральным улицам, митинговали у зданий правительства и на набережной, устраивали автомобильные пробеги. Кроме Хабаровска и Комсомольска, свои акции провели Амурск и Николаевск, Ванино и СовГавань, Охотск, даже совсем небольшие поселки Горин, Хурба, Эльбан, Корфовское и др.

Мирный характер был полностью присущ и воскресенью, что опять же доказывает — протест даже не согласованный и повсеместный может оставаться абсолютно ненасильственным, протест это не беспорядки. За день протестующие так же намотали несколько кругов по Хабаровским улицам и затем вечером, когда стемнело и стало прохладней, дали еще пару кругов. На здании правительства штабом Навального несколько часов велась трансляция митинга. Такой концентрации народа как в субботу уже не было, колонна набирала около 5 тысяч, но в общем за день протест был не меньше, просто люди постоянно сменялись. Зато больше стало протестующих на автомобилях, пробеги были по разным районам, весь город ревел сигналами с обеда, центр города до 12 ночи. За день полиция задержала 4 человека, но судя по всему, характер их задержания был не связан с протестом - отдельные личности на эмоциях перебрали с алкоголем. Полиция зашедшая утром с щитами в здание правительства, больше ими не светила, ОМОН просидел весь день на жарких автозаках и не показывался. Утром субботы в Комсомольске к парню, проводившему одиночный пикет, пожаловала полиция, на что тут же приехали журналисты местного ТВ - претензии полиции исчезли.

В понедельник вечером в Хабаровске, несмотря на усталость после двух длинных дней протеста и конец рабочего дня, на площади собралось за тысячу человек. Схема протеста была та же, шествие по улицам, скандирование у здания правительства, несколько десятков машин кружили с сигналами и флагами по городу (кажется, впервые появились флаг ЛДПР и красный советский флаг). Комсомольск также продолжал протестовать. Приезд полпреда Трутнева в Хабаровск сопровождался слухами, неизвестной степени достоверности, о прилете самолета с Росгвардейцами, что не добавило уважения центральной власти. В этот же день среди протестующих стали появляться первые очевидно засланные провокаторы, разжечь конфликт у них не получилось. Часть провокаторов была распознана протестующими, под давлением общего требования удалиться и пристальным надзором объективов камер, они ретировались. Возможно, допущение существования мирного протеста не укладывается в чьих-то головах, и ситуацию собираются изменить. Однако хабаровчане в очередной раз проявили выдержку и сознательность.

15 июля

Лозунгов про "сжечь Москву" я не слышал совсем, максимум "Позор Москве", и прочие вполне общероссийские лозунги, густо встречающиеся последние годы на митингах оппозиции.

Запрос на федерализацию конечно есть. Анти-московские настроения, понимаемые главным образом как анти-централистские в сферах политики и экономики, свойственные всем протестам в регионах, включая московскую область. Прошлый год (опыт Шиеса и Ингушетии) показал - власть центра может отступить в том случае, если протест длителен и настойчив (это раз), если такие протесты идут сразу в нескольких регионах (это два). Высоко мотивированных, жирно задобренных силовиков, которых можно прислать из других регионов, может не хватить сразу на несколько точек протеста. Хабаровский край в этом плане неудобен власти, десант везти придется уж слишком издалека, но с другой стороны и народ тут не богат опытом длительного и серьезного противостояния (в случае силового разгона не очевидна его способность дать отпор). В этой ситуации протестующие Хабаровского края, продолжая свои акции, могут надеяться только на возникновение очагов протеста и массовую поддержку в других регионах - чего пока нет (одиночные пикеты и разовые акции солидарности, и даже несколько рабочих погромов, не достаточны). Понятно, что повестка протеста узко связанная с персоной губернатора, во многом непонятна и чужда другим регионам, они смотрят на Хабаровский край, как на протест, поднимающий общероссийские демократические, федералистские и анти репрессивные требования.

В эффективном протесте всегда есть требование близкое, быстрое в осуществлении, конкретное - здесь это требования открытого суда, проведение расследования и суда на территории Хабаровского края или даже снятия обвинений, это требования касающиеся персонально губернатора. Такие требования становятся программой, конкретными уступками на которые может пойти власть здесь и сейчас (скорее частично чем в полной мере), признав победу протеста без сильного ущерба своему имиджу (или даже сохранив его, делая мину законности и непредвзятости), однако с сохранением впоследствии (когда протест стихнет) возможности отыграть назад.

Второй необходимой составляющей протеста, надеющегося победить, являются расширительные требования, в некотором смысле они санкционные по отношению к власти, не идущей на уступки в вопросе первых требований. Такие требования более абстрактные, они остаются на уровне лозунгов, на уровне максимы, и по сути не возможны для выполнения центральной властью без признания поражения (это требования переустройства система, больших реформ, прав, отставки центральных органов власти и т.п). Но именно на эти требования смотрят и именно на них находится отклик у тех, кому не доступна узкая локальная повестка, в силу удаленности и непричастности (требование свободы отдельного человека, например Голунова, мало интересно заранее политически не вовлеченному человеку, если оно не предполагает общего протеста против практики фабрикования дел, против репрессий вообще и в целом свободы слова).

И первый и второй тип требований необходимая часть успеха. Первые концентрируются в виде конкретных резолюций, вторые формируют ореол серьезности намерений. Исключение того или другого губительно. Это либо (если исключается первый узкий вид требований) распылит протест, сделает его не предметным, а при некоторых обстоятельствах движущимся в сторону насилия, либо (если исключаются широкие требования) резко снизит численность поддержки протеста, обескровит его, закроет механизмы солидарности.

Сейчас основные требования протестующих такие. Они оформились из самого протеста, и на нем озвучивались в виде лозунгов:

  1. Перенос судебного заседания из Москвы в Хабаровск

  2. Открытое судебное заседание

  3. Суд присяжных

  4. Владимир Жириновский оказывает юридическое подтверждение озвученных требований.

  5. Сергей Фургал остаётся на должности губернатора до тех пор пока не будет доказана его вина в суде.

На житейском языке все знают поговорку "хочешь получить 100, проси 200", языком классики протеста "Будьте реалистами, требуйте невозможного".

Представители местной ЛДПР уже включили "полицию лозунгов" и она постепенно распространяется в среде стихийного протеста, становится созвучной с запретительной, в плане проведения протестных акций, риторикой других чиновников и полиции. Это потенциально способно расколоть протестующих и погасить протест. Пока он подтачивается, но не стихает и не ведется на провокации.

Xadad, специально для avtonom.org

Комментарии

Очень интересный рассказ. Тем более от нашего человека левых взглядов. Спасибо. 

Рейтинг: 4.2 (5 голоса )

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Michael Shraibman

Я очень сомневаюсь в оценке СССР как государственного капитализма. Возможно, эта точка зрения утвердилась среди части социалистических критиков СССР по причине того, что они забыли или не знали о марксовой идее азиатского способа производства (АСП). Капитализм, если использовать марксистское...

2 недели назад
4
Michael Shraibman

Недавно в ответ на аргументы в духе Коммунизма Рабочих Советов (самоуправление работников на производстве) я услышал такое возражение: "Вот где интересный момент размежевания. По мне, "бессмысленно жертвовать жизнью" за обладание неодушевлёнными предметами (или условными...

3 недели назад
5

Свободные новости