Швеция: интервью с политзаключенным антифашистом Джоэлом

В декабре 2013года произошло  нападение нацистов из Шведского движения сопротивления (Svensk motståndrörelsen – SMR) на антифашистскую демонстрацию в “Kärrtorp” (пригород Стокгольма). Около 30 нацистов, вооружённых палками, ножами, бутылками и фаерами атаковали толпу, в которой находились как и семьи с маленькими детьми, так и пожилые люди. Благодаря присутствию леворадикальных активистов от нападения удалось отбиться. Спустя неделю после столкновения один из защищавшихся - Йоэль (Joel) был арестован около своего дома и был обвинён в попытке убийства одного из нацистов. То, что Йоэль защищал себя, а также других участников демонстрации, судом во внимание принято не было, и сейчас активист отбывает срок в 6,5 лет.

Вашему вниманию предлагается перевод интервью, взятого у Йоэля спустя год после событий (оригинал в его группе поддержки на фейсбуке - )

1. Как ты смотришь на события, произошедшие в Kärrtorp, сегодня?

-Нам не нужно снова переживать то, что произошло в Kärrtorp'е, чтобы увидеть, насколько близко фашизм к нам и как он продолжает расти. Но кажется спустя год после произошедших событий все об этом забыли.

Я не изменил свою точку зрения на то, что произошло в тот день. Мне не нужны похожие события, чтобы напомнить, как важно вести борьбу на улицах. Я наблюдаю атаки нацистов на демонстрации, антирасистские концерты и профсоюзные объединения всю свою жизнь. Не нужно много ума, чтобы понимать, что антифашизм - это самозащита.

2. Как ты смотришь на свой суд, приговор и внимание со стороны СМИ?

-Немного что можно об этом сказать.Я и мой адвокат считали, что всё идёт неплохо, но, видимо это не так. Я надеялся, что судья увидит ситуацию такой, какой она была на самом деле, что это была самозащита. С другой стороны я был готов к более серьёзному наказанию, чем получил. Конечно я бы хотел быть оправдан, но нужно быть реалистом и я не хочу сидеть здесь ещё 4 года и мучиться.

Внимание со стороны СМИ было гигантским. Они опубликовали статьи обо мне с моими личными фотографиями и данными. Но они ничего не написали о нацистах, которые кидали бутылки и фаеры в пожилых людей и детей. Автор одной из статей даже сказал на телевидении, что не нужно публично раскрывать их имена. Я не убил и не изнасиловал кого-то, я защищал согласованную демонстрацию, когда полиция была не в состоянии это сделать. Jimmy Åkesson (лидер шведской расистской партии) получает торт в лицо и говорит, что это угроза демократии, а когда нацисты нападают на демонстрацию то это драка между экстремистами.

3. Чем является антифашизм для тебя?

-Я думаю, что антифашизм в Швеции находится в упадке. Всё делалось по шаблонам, и я считаю, что сейчас антифашистские группы в Швеции должны сесть и оценить последние 5-10 лет. Кроме того я думаю мы должны прилагать больше усилий, чтобы сделать левых более независимыми и меньше заниматься преследованием нацистов.

Антифашизм для меня это путь от слов к действиям. Большинство адекватных людей могут понять, что мы не хотим видеть марширующих нацистов на улицах, однако это не делает всех их антифашистами.

4. Чувствуешь ли ты большую поддержку? Если да, то откуда она?

-Я думаю я получил поддержки больше, чем я заслуживаю. Все люди, который вовлечены в компанию проделали очень хорошую работу.

Я получил письма/открытки/поддержку из России, Новой Зеландии, Мехико, Чили, Европы, США и Англии. Я чувствую себя немного избалованным, но по факту, я бесконечно благодарен всем тем, с кем я на связи. Время не шло бы так быстро, если бы не было всех этих писем, особенно когда ты в заключении. Думаю, для кого-то трудно представить себя в тюрьме. Быть изолированным 24 часа в день, зная что возможно тебя ждёт большой срок - испытание не из лёгких.

Но благодаря письмам, что я получил, я держал себя в руках. Видимо такая обширная поддержка спровоцировала Kriminalvården (шведская тюрьма и служба пробации). Многие письма были остановлены, также они пытаются скрыть адреса некоторых отправителей. Они запретили мне свидания без контроля, чтобы ограничить мои контакты. Результатом этого стало то, что я не мог видеться со своим сыном в течении 17 недель и кажется теперь мы тоже не сможем видеться, пока я в заключении. Всё, что мне разрешено, это один час свиданий под контролем и мой сын не смог приехать на одно из них. Сейчас сделан запрос в Kumla(другая тюрьма), так как меня хотят перевести в тюрьму с более высоким уровнем охраны.

Но в тоже время хочу заметить что такой подход и отсутствие контакта с моим сыном не является чем-то уникальным. Многим заключённым отказано в контакте со своими детьми и они переведены в тюрьмы далеко от своих семей.

Я немного ушёл от сути вопроса, поддержка была от совершенно разных людей. Неожиданно большая поддержка была от хардкор сцены, что порадовало меня, так как я довольно политизирован.

5. Что для тебя хорошая поддержка в заключении?

-Поддержка в заключении состоит из многих вещей, упомяну о некоторых из них:

- Одна вещь, о которой часто забывают, семья заключённого тоже с ним "в тюрьме". Всё внимание сосредоточено на подсудимом/заключённом, однако члены его семьи тоже страдают.

- Наличие хорошей связи с адвокатом очень помогает.

- Деньги имеют больше значения за пределами тюрьмы.Конечно здесь вам тоже нужны деньги, но гораздо более важно, чтобы семья получала помощь для оплаты счетов и деньги, чтобы они могли посещать заключённого.

Поддержка заключённых не сделает больше, чем активизм на улицах, однако это не менее важно, к сожалению.

6. Теперь ты занимаешься поддержкой заключённых изнутри, также, как ты делал это и на свободе. Можешь рассказать об этом читателям поподробней?

-Не считая писем другим товарищам, находящимся в заключении, мы начали делать газету для всех антифашистов, находящихся сейчас в тюрьме. Идея газеты состоит в том, чтобы создать внутренний форум для обсуждений. Мы находимся в разных тюрьмах, а через газету можно создать чувство единения. Также газета даёт нам новости, которые нечасто публикуются в СМИ, придерживающихся правых взглядов. Это могут быть новости о забастовках и демонстрациях, но также интервью и репортажи.

В конце концов, мы могли бы например читать о том, что Ирландия планирует взимать плату за пресную воду. Мы, те кто занимается газетой, делаем интервью с товарищами в тюрьмах во всём мире. Что ещё? Мы собираемся начать компанию для нашего товарища Джока по сбору подписей о переводе его в тюрьму в Австралии. Также у нас есть мысли о том как мы можем собирать деньги на поддержку заключённых.

Мы хотим использовать публичность, которую получила компания "Free Joel", чтобы рассказать людям о заключённых, ситуации которых гораздо хуже, чем у меня.

7. В заключении у тебя много времени для размышлений. Существует ли само понятие "время" в тюрьме и дало ли заключении тебе что-то позитивное?

-Не очень, если быть честным. Но связь с другими товарищами в тюрьме даёт мне какие-то перспективы и тут уже моя ситуация не кажется такой плохой.

8. Какие-нибудь заключительные слова?

-Не забывайте улицы. Не забывайте борьбу.

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Michael Shraibman

Российские демократы-либералы образца 90-х часто называют всех, кто не принадлежит к их кругу, "шариковыми" в честь героя повести Михаила Булгакова "Собачье Сердце". Особенно часто они используют это выражение в отношении сторонников социального равенства и братского труда....

1 неделя назад
5
Michael Shraibman

Одна из проблем - банки, сердце системы. Когда вы с этим сталкиваетесь, это перестает быть поводом для шуток. Пример 1 - Сбербанк. При оформлении карточки подсунули мне на подпись бумажку о переводе части моей будущей пенсии (ее накопительной части) в их банк. Мошеннический способ, которым это...

2 недели назад
6

Свободные новости