Две смерти в двух странах

Никого не будут судить за смерть Александра Долматова в Нидерландах.

Я не помню, чтобы я когда-нибудь читал что-нибудь настолько отвратительное и ужасающее, как отчет нидерландской "Инспекции по Безопасности и Правосудию" по поводу смерти Александра Долматова.

Отвратительно читать о людях, которые убивают и насилуют своих близких. Но такие люди больные, так или иначе. Их можно лечить или нет, но, по крайнее мере, в их деятельности нет ничего систематического. Индивидуалы никогда не совершают акты самого голого и экстремального зла, к этому способны только системы, которые государства создали путем политических решений. Такие, как голландская система предоставления политического убежища, которая в случае с Долматовым совершила последовательность действий, среди которых некоторые формально ошибочные, но которые являлись совершенно закономерной частью цепи событий, которые погубили человека.

И, возможно, еще более отвратительным является нидерландский рапорт о тех действиях государственного секретаря Теевена, которые были предприняты впоследствии с  рапортом "Инспекции по Безопасности и
Правосудию"
. Согласно рапорту, нашли крайних - двух медсестер центра содержания (detention center), которые после попытки самоубийства отправили Долматова в камеру без вызова врача.

Это, вообще говоря, полностью совпадает с позицией России касательно смерти Сергея Магнитского в Бутырке в ноябре 2009 года. Согласно официальной позиции, виновным в смерти Магнитского может являться
только медицинский персонал
, например главврач Бутырки Лариса Литвинова. Однако, расследование против неё прекратили год назад, и сейчас сроки давности уже истекли по тем статьям, по которым её могли бы привлечь.

То есть, и в России, и в Нидерландах "нашли" только самую последнюю цепочку длинной цепи, цепочку, которая очевидно меньше всего виновна. Возможно, в случае с Долматовым эта цепочка была менее спланирована чем в случае с Магнитским, но результаты в этих двух случаях совпадают.

В Нидерландах, кроме медицинского персонала, виновными являются как минимум чиновники, которые в самом начале дали отрицательное решение по заявке Долматова об убежище, адвокат, который после получения отрицательного решения вообще не общался с клиентом и отправил ему письмо с предложением встретиться 3 недели спустя, проектировщик ПО, который создал систему, делающую возможной депортацию, даже когда решение первой инстанции оспорили вовремя, персонал центра содержания, который не позволял Долматову никому позвонить, новый государственный адвокат которого Долматову назначили полицейские и который ничего не сделал чтобы ему помочь, и охрана которая не следила за Долматовым
после попытки самоубийства. И этот список далеко не исчерпывающий.

Разумеется, есть разница между делами Магнитского и Долматова в том, что Долматов совершил  самоубийство, а Магнитский умер либо вследствие болезни, которую могли бы вылечить, либо вообще вследствие пыток. Но решение Долматова совершить самоубийство было рациональным - как бывшего
сотрудника оборонного сектора, его на родине осудили бы на 15 лет заключения, и подвергли бы публичной порке.

В большинстве западных стран (или вообще во всех) отсутствует юридическое понятие "доведение до самоубийства", и Нидерланды тут не исключение.

То есть, как я и предсказывал в январе, никого не будут судить за смерть Долматова.

Вот такое бюрократическое зло, которое над любыми наказаниями, на мой взгляд, есть самая высшая, самая экстремальная форма зла.



 

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Славой Жижек
Michael Shraibman

Мне совершенно не нравится Славой Жижек. Он - ленинист, враг прямой трудовой демократии, автономии, и сам ранее заявлял об этом. Этот человек отвергает идеи полноценной власти общественных собраний работников или жителей в ходе трудовых или экологических конфликтов. Он - сторонник "правильно...

2 недели назад
3
Michael Shraibman

Коммунизм рабочих Советов - это массовое движение работников Германии 1918-1923 гг. Общее число участников этого движения составляло 200 - 300 тысяч человек. Они принимали участие в забастовках и восстаниях. Красная Армия Рура, состоявшая наполовину из коммунистов Советов и анархистов, насчитывала...

3 недели назад
4

Свободные новости