Экономический строй СССР и России

Небольшое вступление

Многие, пытаясь определить экономическую формацию СССР, да и сегодняшней России, делают одну и ту же ошибку – пытаются увидеть какой-то экономический строй в чистом виде. Между тем, в чистом виде какой-либо экономический строй вообще имеет место не так часто.  Например, как мезозой был не эпохой одних только рептилий, а эпохой господства рептилий, во время которой жили и другие представители животного мира, включая млекопитающих, так, допустим, средневековье для Европы было эпохой господства феодального строя, однако, даже в раннем средневековье были купцы и ростовщики, а в позднем вообще устанавливается не то симбиоз, не то неустойчивое равновесие между феодальными и капиталистическими отношениями – именно это сочетание и породило европейские абсолютные монархии.  Это не говоря уже о том, что непонятно, считать ли уклад вольных городов (а также вольных кантонов Швейцарии, казацких поселений восточной Европы) частью позднефеодального уклада или вообще самостоятельным. Как бы то ни было, он тоже был вписан в общую экономику.

В те же средние века на значительной части земного шара был распространен так называемый азиатский деспотизм, который многие объединяют с феодализмом. Изначально разница невелика – в азиатско-деспотическом обществе население разделено на неграмотных трудящихся – в основном крестьян и образованных чиновников, которые управляют в силу своей образованности; по сути дела азиатский деспотизм это правление специалистов. Феодализм – это правление военных специалистов – профессиональных воинов, которые в азиатско-деспотическом обществе составляют лишь часть правящего класса. По сути дела феодализм можно считать частным случаем азиатского деспотизма. Однако, этот «частный случай» развивается совсем иначе, феодальное общество динамично и, в конце концов, превращается в капиталистическое. Обычное же азиатско-деспотическое общество циклично: разложение верхов в этом обществе приводит к развалу хозяйства, голоду и восстанию низов, после победы которого на престол восходит «крестьянский император», набирающий новых чиновников, как правило, из среды восставших или, во всяком случае, из еще неразложившейся части чиновничества, затем. В течение одного-двух поколений общество живет хорошо, затем начинается новое разложение и все повторяется по-новой. Но интересно не только это. В истории были общества, имевшие элементы как феодализма, так и азиатской деспотии. Одним из таких обществ была Московия. При Петре I Российская империя на короткий срок превратилось в почти чистое азиатско-деспотическое общество, а затем, при Екатерине II установился некий своеобразный синтез феодального общества с азиатско-деспотическим.

Как видим, «чистый» или даже хотя бы абсолютно преобладающий уклад – если не редкое, то, по крайней мере, не настолько частое явление, чтобы ориентироваться исключительно на него. Поняв это, можно перейти к анализу «советского» строя.

СССР

Как уже говорилось, азиатско-деспотическое общество циклично, оно не идет к капитализму, не порождает его. Для развития капитализма нужны мощные ресурсы, нужно первоначальное накопление и в феодальных странах, странах войны это самое первоначальное накопление осуществляется прежде всего за счет грабежа, за счет всевозможных Крестовых походов,  Drang nach Oesten, грабежа индейских государств, сгона с земли индейцев, австралийцев и айнов, вывоза из Африки «живого товара» и прочих «прелестей», которых азиатско-деспотические общества не осуществляли (не в силу своей гуманности – там были свои мерзости, а в силу иной организации общества, в жизни которого война играла гораздо меньшую роль, чем в жизни феодального). К азиатско-деспотическим странам примыкают те страны, в которых феодализм развился позже, чем в Европе или Японии. Они не могли увеличить свои ресурсы за счет грабежа, потому что, отстав от стран Первого мира, сами оказались в роли жертв грабежа. А лишившись первоначального накопления, они лишились возможности породить капитализм. Не породил капитализм и синтез, установившийся в Российской империи.  Почему – вопрос отдельный, мы его тут рассматривать не будем. Видимо, завоевания Сибири оказалось слишком мало для этого – нефть тогда не добывали, золото нашли позже, земля там была бедна, а сил не удержание тратилось много. Как бы то ни было, но Россия оказалась в одной группе не с Англией Францией, Японией, США, а в одной группе с Китаем, Индией, Ираном, Османской империей. Не то, чтобы в ней совсем не было капиталистического уклада – он был, однако был крайне слаб и не имел сил побороть докапиталистический.

В таких странах капитализм мог развиться двумя путями. Либо, он заносился извне завоевателями, превращающими страну в колонию, разрушающими местное хозяйство и заменяющими его своим (как, например, в Индии). Либо, он искусственно создается сверху революционной бюрократией для того, чтобы усилить экономическую мощь страны, «догнать и перегнать Америку», что при феодальном или азиатско-деспотическом укладе невозможно. Заметим, что подобное участие бюрократии в развитии капиталистического хозяйства в той или иной степени имело место едва ли не во всех капиталистических странах, за исключением разве что самых передовых, которым совсем уж некого было догонять. Впервые это явление описал Маркс в «18 брюмера Луи-Бонопарта».  Однако для Франции эпоха Наполеона III была лишь кратким и незначительным эпизодом, тогда как для Германии или Италии период фашизма был краток, но гораздо более значителен, а для «соцстран» период «реального социализма» был и больше по значению, и длительней по времени. Неслучайно, чем более развита в экономическом отношении была «соцстрана», тем более она тяготела к «свободному миру» – сравните Албанию или даже Румынию с Чехией или даже Венгрией! Чехия вообще была инородным телом в «соцлагере», ее держали там отсталая Словакия и геополитика. Этим объясняется и «мирный развод» Словакии с Чехией – последняя просто избавилась от балласта.

Бюрократическая диктатура не просто руководила экономикой, она решала проблему первоначального накопления. Если некого грабить на стороне, значит, надо грабить у себя дома.  Кстати, та же Англия не чуралась этого, огораживание было таким же ограблением крестьян, как и коллективизация. Обзаведясь колониями, Англия перешла к грабежу на стороне. СССР, Китай, или Германия колоний не имели. Кто-то спросит: если Холокост был просто ограблением евреев, то почему под него попали не только хозяева лавочек и парикмахерских, но и обычные рабочие, которых среди евреев тоже хватало? Ответ прост – они были такими же лишними, как жертвы «кровавых законов» в Англии. Капитализм порождает и избыточный пролетариат, который тоже надо «утилизировать» и, если его нельзя отправить в колонии (что делали передовые страны), его надо просто уничтожить. Отсюда и такой «расход» людей в «соцстранах»: лагеря, голодоморы и даже «бабы новых нарожают» – это все «утилизация» «лишнего» населения.  

Все это происходило не только в «соцстранах». Я уже упоминал гитлеровскую Германию и муссолиниевскую Италию. И если бы в Гражданской 1918-1924 победили бы не красные, а белые, они бы скорей всего… делали почти то же самое. Чай Кан-ши на Тайване делал почти то же, что Мао в материковом Китае, только чуть деликатнее. Более того, «белая» модернизация часто оказывалась как менее жестокой, так и более удачной, чем «красная», ибо, хотя топором можно выполнить работу быстрей, чем ножом, но и качество ее будет топорное. «Социалистическое» хозяйство можно сравнить с немецким «Тигром» – тот был почти неуязвим для врага и все крушил на своем пути, однако, его изготовление было уж больно тяжелым и в итоге его победили более слабые, но и более дешевые (и более неприхотливые) «тридцатьчетверки» и «Шерманы». Впрочем, это верно лишь на уровне тенденции, в частных случаях все могло быть по-разному. «Красная» модернизация в СССР в период НЭПа как по «тонкости», так и по эффективности больше походила на «белую», чем на «красные» в других соцстранах (то же относится и к современным Китаю и Вьетнаму, где фактически перешли к «белой» тактике), а модернизация Гитлера по жестокости не уступала «красной» (превосходя, однако ее в эффективности).

Революционная бюрократия, независимо от того, что она сама говорила или даже от того, что она сама думала, создавала именно капиталистический уклад, основанный на купле-продаже рабочей силы, на наемном труде и рыночном хозяйстве. Это не мешало ей пользоваться докапиталистическими формами эксплуатации, принудительным трудом, включая обычное рабство. Не надо, однако, удивляться – это характерно для капитализма, именно развитие капитализма в Западной Европе и Северной Америке породило и вторичное закрепощение крестьян к востоку от Эльбы, и рабство в Америке и России (крепостное право само по себе подразумевает запрет на переезд, но не предусматривает лишение крепостного юридических прав и превращение его в объект купли продажи, в России крепостные были именно рабами), и колониальные безобразия в Африке, Азии и Океании… Разница лишь в том, что тогда это было разнесено в пространстве: капиталистический уклад развивался в метрополиях, в странах «центра», а докапиталистические формы эксплуатации усиливались «на периферии» в колониях и полуколониях. Тот же рабовладельческий юг США в хозяйственном отношении был не частью единого «штатовского» рынка, а сырьевым придатком Англии и Гражданская война была именно войной за единую экономику США. В «соцстранах» же все это оказалось перемешанным – и заводы наемными рабочими, и лагеря с рабами, и совхозы с наемными сельхозработниками, и колхозы с уже не «вторичными», а «третичными» крепостными, и «длинный рубль» на БАМе или «на северах»,  и институт «прописки». В Британской Империи ХIХ в. мы видим то же самое: и капиталистические фабрики в Британии, и фактически рабский труд в Африке или Океании. Только от Британии до Океании, Индии или даже Африки надо было ехать и ехать, а от колхоза до совхоза или завода – рукой подать.

Формально бюрократы были не хозяевами своих предприятий, а просто управленцами. Но и в капиталистических фирмах, наряду с хозяевами есть управляющие, манагеры. Они тоже зачастую не являются хозяевами фирм, однако их все равно относят к одному классу с хозяевами.

Сходство будет еще больше, если вспомнить, что в сталинское время во «враги народа» можно было попасть не только за реальные действия или «для отчета», но и за недостаточно эффективную работу. Опоздал не работу – суд. Не выполнил норму – саботаж. Авария на заводе? Вредительство. В нормальном капиталистическом обществе хозяин фабрики, плохо ведущий свое дело, разорялся. Плохого манагера просто выгоняли из фирмы. В СССР директор фабрики в такой ситуации объявлялся вредителем, саботажником, иностранным шпионом или кем еще и отправлялся в лагерь. Хрущев, отказавшись от репрессий, пытался заменить их ротацией, его ротировали самого, после чего наступил застой. Застой сопровождался установлением социального государство, однако, это не является особенностью «соцстран» – в развитых «капстранах» социальное государство появилось раньше, а во многих «соцстранах» не появилось совсем. Наконец, в эпоху застоя расцвел «теневой рынок» – классическое капиталистическое производство, бывшее, однако, подпольным. Подпольность не означала отсутствия контакта с «законной» экономикой, напротив, часто невозможно было определить, где заканчивается «свет» и где начинается «тень». В работе «теневого рынка» участвовала и бюрократия, причем, часто самого высокого уровня. Однако, что очень важно, участвовала она не в роли заменителя буржуазии, а в роли сборщика дани, «крыши», пользуясь современной терминологией. Впрочем, подобное «крышевание» имело место и в странах классического капитализма – этим там занимались мафиозные структуры. Учитывая, что мафиозные структуры возникли в феодальную эпоху и организовывались по образцу тогдашних структур, можно считать их пережитком феодализма. Но не стоит забывать о том, что говорилось выше на счет капитализма и докапиталистических форм эксплуатации. По сути дела, «советская» экономика являла собой ложный переход от докапиталистической к капиталистической формации, в ней все более развивался капиталистический уклад, вытесняя докапиталистичекий, при этом часто перемешиваясь с последним.

Россия

В свое время, задолго до нашего и даже до «советского» времени развитие того, что многие называют «античным капитализмом», развитие товарного производства привело к еще большему развитию рабства и рабовладельческих хозяйств. Но в итоге повсеместное развитие рабства не дало «античному капитализму» превратиться в настоящий капитализм, основанный на наемном труде и свободном рынке рабочей силы, да и вообще затормозило развитие экономики, привело к кризису и в конечном итоге к гибели античного мира. В новое и новейшее время это противоречие разрешалось в пользу капиталистического уклада. Докапиталистический, как мавр, сделав свое дело, мог уходить и уходил – рабство в США, а потом и во всей Америке исчезло. Всевозможные Козы ностры и Якудзы стали слабеть. Колонии получили независимость и начали либо «белую» либо «красную» модернизацию. Однако эта модернизация не сделала их подобием того, чем были метрополии двести лет назад. И Россия, завершив этап модернизации и став вроде бы нормальной капиталистической страной, сперва промотала все или почти все, созданное в эпоху модернизации (включая накопленные знания), а затем начала превращаться из страны дельцов в страну чиновников. Причем, если революционная бюрократия как-никак была заменителем буржуазии, совокупным капиталистом и хорошо или плохо, но выполняла те же функции, что обычные капиталистические манагеры и хозяева компаний, то современные чиновники просто собирают дань со всей страны, как когда-то в Империи. Однако в Российской Империи существовал мощный докапиталистический уклад, именно за счет него в первую очередь жила бюрократия, эксплуатируя прежде всего общинное крестьянство. В современной России общинного крестьянства нет или почти нет, а чиновники обирают всех подряд, включая и капиталистов. Правда, в первую очередь мелких – крупные часто, напротив, срастаются с чиновничеством. Впрочем, зависимость бизнеса от власти в России была всегда и в лихие 90-е она тоже никуда не девалась, просто тогда мелкий бизнес при этом худо-бедно развивался, а счас – чахнет.

Вобщем, это уже не синтез азиатского деспотизма с феодализмом и даже не переходное общество от него к капитализму, это какой-то чиновничий капитализм. От свободного капитализма он отличается именно сращиванием капиталистов с бюрократией. Есть промышленный капитал, есть торговый капитал, есть финансовый капитал, а тут вот еще и чиновничий капитал. Считать ли это разновидностью капитализма или выделять в отдельный строй – вопрос целесообразности. Различают же классический феодализм и азиатскую деспотию (хотя, например, Инсаров их объединяет). С другой стороны капиталистическое общество, в котором господствуют банкиры, и капиталистическое общество в котором господствуют промышленники, тоже сильно различаются, во Франции потребовалась Февральская революция 1848 и замена монархии на республику, чтобы перейти от господства банкиров к господству торговцев и промышленников. Однако никто не утверждает, что Франция времен Луи-Филиппа не была капиталистической. Кстати, в современной России верховодят не только чиновники, но и банкиры. Впрочем, засилье финансового капитала это вообще счас мировая проблема. Даже движение  Occupy Wall Street было направлено в первую очередь против засилья банков.

 Надо понимать, что «свободного капитализма» вообще не существует так же как «идеального газа», можно говорить только о степени близости к «идеальному газу» или к «свободному капитализму». А так же то, что первоначальное накопление как было необходимо для развития капитализма, так и осталось необходимым, а осуществлялось оно до сих пор за счет грабежа докапиталистического общества. Но теперь последнее настолько разрушено, что для дальнейшего первоначального накопления его уже не хватает. Поэтому часто уже имеет место экспроприация уже и тех, кто никакого отношения к докапиталистической экономике не имеет, примером такового может служить точечная застройка (имеющая место, кстати, не только в России, но и, к примеру, в Германии), при которой людей лишают жизненного пространства. К чему это приведет дальше, сказать трудно. И не исключено, что это самоедство ослабит капиталистический мир, и он так же не справится с остатками старого мира, как не справился «античный капитализм».  И тогда мы действительно увидим новый феодализм. Симптомы этого есть. Однако, это уже отдельная тема.

Комментарии

Владимир, мне нравиться как вы пишете и по содержанию интересно. Спасибо вам!

И в целом больше авторов на Автономе - это круто)

Голосов пока нет

в целом соглашусь с автором. отдельное ему спасибо за краткое, ёмкое и в тоже время красочное изложение - удобно и приятно читать. однако есть аспект, который вызывает вопрос - приравнивание российских крепостных к рабам. всё-таки не смотря на то, что их продавали, порой разлучая семьи, выменивали на собак и прочие мерзости, у них была условная частная собственность в виде надела земли, орудий труда, скотины, птицы, дома и домашней утвари, они могли вступать в брак и их считали за людей, а не за говорящие орудия труда как в Греции и Риме. 

Голосов пока нет

В брак они могли вступать только с согласия хозяина. Считали ли их за людей это еще вопрос, а кроме того, это не означает, что они не были рабами. Точно так же, как и частная собственность могла быть и у рабов, кстати, у спартанских рабов она была, а уж семьи они могли себе заводить по личному усмотрению. Семьи были и у чернокожих рабов Америки, которые уж точно считались людьми, хоть и людьми второго сорта, "низшей расой". На ближнем востоке в средние века раб мог стать приближенным монарха и даже с большей вероятностью, чем свободный человек - рабу дольше доверяли, ибо он зависел от хозяина. Да и в Риме было много богатых рабов, которые тем не менее были рабами и зависели от своего хозяина. Да, тот мог у них все отобрать в любую минуту, просто ему самому это было невыгодно, собственность раба ничем не защищалась. Но то же относится и к крепостным России - чего стоила собственность мужика на избу и скотину, если его можно было продать без этой избы и скортины? Так что разницы нет.

Голосов пока нет

Вл.Платоненко

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Michael Shraibman

Мы постоянно слышим: "Люди не способны меняться к лучшему, человеческая природа неизменна. В мире всегда или в большинстве случаев торжествует несправедливость и в принципе ничего нельзя исправить". Это мнение - ложь. Мой дед прожил 100 лет. Европейцы три столетия назад жили в том мире...

2 дня назад
1
Владимир Платоненко

Поводом для написания этой статьи послужили арест и освобождение Хаски, однако тогда я не имел доступа к интернету и статью публикую только сейчас. Что, возможно, и к лучшему, ибо те события были лишь поводом, а статья на самом деле совсем о другом. Из творчества Хаски я знаю только одну строку...

6 дней назад

Свободные новости