Горячий Баймак 2024: в поисках общего знаменателя

Баймак

В Башкортостане третий день невозможно зайти в телеграмм и ватсап. Все региональные провайдеры заблокировали мессенджеры. Так обычные люди узнали о том, что национальному экоактивисту Фаилю Алсынову дали 4 года общего режима за разжигание национальной розни.

Если раньше мамочки, домовые и рабочие чаты, в которых сидела вся республика, не интересовались политикой, то сейчас вынужденно в курсе вообще все, у кого есть смартфон. Этого ли хотела добиться власть? Не факт.

Так кто же такой Фаиль Алсынов, и почему власть пошла на такие меры, чтобы ограничить распространение информации о нем? Он был одним из организаторов экологических протестов в августе 2020 года на горе Куштау, когда “Башкирская содовая компания” предлагала использовать гору в качестве источника сырья для производства соды. В то время вскрылись и истинные бенефициары прибылей от содовой компании, и факт использования устаревших технологий, и объем экологического ущерба, если отдать дело на откуп капиталистам.

Экологический протест в Башкортостане собрал под своими знаменами довольно разношерстную публику: от анархистов до националистов. Как и любое народное движение он тронул всех. Сохранность земли, природы это "вопрос вечности", как говорили люди на интервью. К слову сказать, гору отстояли.

Многие участники, приехавшие со всех концов республики, получили первый опыт сопротивления. И сразу успешный. Часто оппозиционеры эмоционально выгорают после пары лет хождений впустую, а у народа Башкортостана был такой редкий в современной России опыт бунта, который сразу дал результат.  

Отчасти поэтому после Куштау экологические кампании по республике распространялись со скоростью степного пожара: выступали против золотодобытчиков в Зауралье, проводили акции по защите хребта Ирендык.

Несмотря на то, что в каждой из стычек можно провести параллель противостояния “простой народ (кара халык) — капиталисты”, организаторы все равно используют в риторике вектор “свои —  чужие”, что приводит к националистическим выпадам в адрес аффилированных с правительством республики московских и армянских компаний. Так у лидеров башкирского экологического движения и возникли лозунги о том, что “у русских есть Рязань, у татар есть Казань, а нам, башкирам, уходить с этой земли некуда”.

Ребята, вы бы сместили оптику. Поразительно, что эко-активисты не хотят увидеть, что у Фаиля и Рузиля больше общего с простыми работягами Арменом и Максимом, когда они в одной Пятёрочке ищут товары по акции и переживают, что яйца подорожали.

Совсем другое дело, когда речь заходит о людях, уничтожающих природу ради покупки вилл на юге Франции. И неважно, как их зовут: Хабир, Олег или Нарэк.

Однако, классовая оптика почему-то не очень заходит в существующий протест. Проще на митинге отправить кого-то в Ереван или Рязань (а заодно ещё и женщин на кухню). Да, эта публика довольно патриархальна, и в протестах умалчивают роль женщин, хотя по фото и видео мужчин и женщин примерно поровну. Риторика борцов делает акцент на “батырах, потомках Салавата Юлаева”, и стыдят тех, кто не вышел протестовать словами “даже женщины смелее, чем вы”. 

Хотя стоит сказать, что субъективно призывы протестующих находят отклик в сердце. Чего стоит один завирусившийся ролик с плачущим певцом Алтынаем Валитовым. Он говорит искренне о том, что его волнует. И центральную роль в этом играет "ущемление башкир". Я думаю, это именно тот нерв, который отзывается во многих.

И в корне всего этого несправедливость. Это несправедливость звенит, когда ради наживы отравляют реки. Несправедливость кричит, когда появляются лозунги "езжайте в свою Рязань". От несправедливости приговора собрались около пяти-семи тысяч человек перед баймакским судом. И этот мотив очень понятен. Просто справедливость как тот слон в притче у всех с разных сторон схвачена.

Мне кажется, успехом современного политика было бы обернуть это чувство повсеместной несправедливости в привлекательную для всех оболочку. Гений пропагандистов начала 20 века всё-таки был в том, что они придумали эту простую формулу про землю крестьянам и фабрики рабочим.

Что было бы актуально для многонационального Башкортостана сейчас? Точно не национализм. Стоит отдать должное: государственные пропагандисты успели подсуетиться, и цитата Фаиля Алсынова про Казань и Рязань разлетелась по всем новостным пабликам, и явно не способствует его популярности среди большинства жителей Башкортостана.

Кому хочется присоединяться к протесту, если в тебе кипит кровь татар, русских, марийцев, цыган, казахов, украинцев и тебе тоже, в общем-то, некуда ехать? Таким людям остается смотреть со стороны на выступления в Баймаке и качать головой, не одобряя националистические идеи.

Как завернуть общую тревогу об экологии и боль от несправедливости в удобную и привлекательную для всех оболочку? Как вернуть людям классовый взгляд на проблемы? Чем заместить правые националистические идеи? Как выдвинуть не ре-активную, а про-активную повестку? Как конвертировать позитивный опыт протеста и задор башкортостанских активистов в левую сторону? Пока мы остаемся с этими вопросами наедине.  

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер. Внимание: перед тем, как проходить CAPTCHA, мы рекомендуем выйти из ваших учетных записей в Google, Facebook и прочих крупных компаниях. Так вы усложните построение вашего "сетевого профиля".

Авторские колонки

Баймак
Bathernisa

В Башкортостане третий день невозможно зайти в телеграмм и ватсап. Все региональные провайдеры заблокировали мессенджеры. Так обычные люди узнали о том, что национальному экоактивисту Фаилю Алсынову дали 4 года общего режима за разжигание национальной розни. Если раньше мамочки, домовые и...

1 месяц назад
Востсибов

В свете текущих политических событий много говорится об объединении оппозиционных сил всего политического спектра. Общедемократические ценности признаются у самых крайних и радикальных политических течений. В этом смысле анархистам важно найти точку соприкосновения, не вызывающую отторжения у всех...

1 месяц назад

Свободные новости