Лев Фишелев и "Октябрьская революция": почему анархистам вряд ли стоит праздновать этот день?

Лев Фишелев был одной из крупнейших фигур в русском анархизме начала 20 столетия. Он, как отмечает российский историк Д. Рублев, "может быть по праву отнесён к числу оригинальных теоретиков и основоположников анархосиндикализма в России. Под его влиянием сформировалось мировоззрение лидеров анархо-синдикалистского движения (В. Волина, Е. Ярчука, Г. Максимова), сыгравших серьезную роль в революционных событиях 1917–1921 годов.". «Раевский несомненно незаурядная личность среди деятелей русского анархического движения… Он требовал почти полного отказа от всех главных тактических положений, лежавших в основе деятельности большинства русских анархистов 1905 года», - писал анархо-синдикалист Г. Максимов.

Центральной идеей Фишелева было представление о бесполезности деятельности анархистов в отрыве от массового движения работников, поскольку это не ведет к преобразованию общества. Ведь только само общество способно преобразовать себя, а для того, чтобы это случилось, по мнению Фишелева, в массовом сознании должны закрепиться определенные идеи и практики. Он видел Советы (выбранные от фабрик, заводов и сел комитеты, предназначенные для принятия забастовочных, а затем, по мере развития, политических и хозяйственных решений, комитеты, контролируемые собраниями трудовых коллективов с правом отзыва и замены любого делегата в любой момент) - как основную платформу деятельности анархистов. Саму же работу анархистов в Советах Фишелев видел как форму агитации - агитации словом и делом - направленной против политических партий и на развитие независимости от них общественного движения. В будущем же, как полагал Лев Фишелев, когда и если общество накопит достаточно опыта самоорганизации, Местные Советы могут взять власть на территории и производстве, сконцентрировав ее в руках регионов при слабом центральном управлении, представленном их совместно выбранным (и контролируемом снизу) органом.

Фактически, Фишелев предвосхитил эволюцию взглядов многих российских анархистов 1917-1921 годов в сторону децентрализованной трудовой республики Советов, обладающей некоторыми чертами государства (обязательные для всех решения большинства, жесткое сопротивление противникам данной модели, наличие постоянного центрального органа и т.д.). Впрочем, в этой республике всякое самоуправляющееся предприятие (управляемое трудовым коллективом), и всякий регион, управляемый Местным Советом, обладали бы широчайшей автономией, почти независимостью, опираясь на собственные решения, ополчения, экономические проекты и т.д.

Похожие взгляды высказывали эсеры-максималисты.

Несмотря на свои симпатии к определенной форме системы Советов, Фишелев настороженно или даже негативно относился к идеям Ленина, а так же идее скорого свержения Временного правительства (ВП) в 1917 г. И дело было не в симпатиях к режиму временных.

Фишелев исходит из очевидной идеи - анархист и шире антиавторитарный социалист (сторонник трудового самоуправления, отрицающий бюрократию) не может выступать на стороне государства. Если Вы защищаете на войне одно государство против другого - Вы не анархист и не социалист. Тем более, что такая защита подразумевает отказ от сопротивления государству, которое Вы защищаете, т.е. лояльность к нему и сотрудничество с его силовиками. Фишелев, как и абсолютное большинство анархистов, был "интернационалистом", т.е. негативно относился к Первой мировой войне 1914-1918 годов, считая, что работники по обе стороны фронта должны ей сопротивляться (вместо того, чтобы защищать парламентскую демократию Франции против более авторитарного режима кайзеровской Германии).

Соответственно, Фишелев негативно относился и к Временному правительству. Просто он полагал, что общественное самоуправление в 1917 году (Советы, фабричные и сельские комитеты, кооперативы и т.д.) недостаточно развито (например, фабричные комитеты не охватывали и половины всех заводов). Кроме того, даже эти структуры самоуправления трудовых коллективов сильно зависели от партий (от большевиков, эсеров и меньшевиков). Поэтому само общество, точнее, движение большинства, движение работников, не сможет взять власть. В таких условиях вооруженный переворот станет лишь сменой партий у руля власти. При этом, сильное централизованное правительство Ленина может оказаться даже хуже для общественных движений, чем сравнительно слабое правительство эсера Керенского.

Многие анархисты поддержали октябрьский переворот. Мало кто из них сознавал, с чем страна имеет дело, мало кто послушал предостережения Фишелева и другого видного анархиста, Атабекяна. Впрочем, это относится не только к анархистам: вообще мало кто в России понимал, что за угрозу несут Ленин и его партия. Все небольшевистские силы после октября будут ликвидированы новым государством, они будут ликвидированы силовыми методами в течение нескольких лет. Уже в январе 1918 года, спустя всего два месяца после "октябрьской революции", правящая партия большевиков запретит рабочим колыбели революции, Питера, отзывать большевистских депутатов из Совета. Страна будет загнана под ярмо нового партийного рабства и самоназначеннной партийной диктатуры - "комиссародержавия". Миллионы людей умрут от голода.

Комментарии

Октябрь 1917 был короткой вспышкой, на короткое мгновение осветившей все вокруг после которой Россия погрузилась в непроглядный мрак, в которой сгорели ее организаторы. Все-таки  она что-то изменила, указав путь на построение в будущем бесклассового без государственного  общества дав негативный опыт  показав ошибки,  которые больше повторять нельзя. Уверен больше ничего подобного не произойдет.  

Голосов пока нет

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Пьер-Жозеф Прудон
Michael Shraibman

Я не согласен по очень многим вопросам с Александром Шубиным, но тут емко и по делу излагается им мысль Прудона: "В XIX веке уже было признано, что плохо, когда вами правит абсолютный монарх. Абсолютизм - это плохо. Это французы уже поняли. Эту утопию мудрого правителя они уже реализовали и...

1 неделя назад
Michael Shraibman

Год назад в мире поднялась новая волна протестов. Впрочем, в тот момент никто этого не осознавал. Когда «Желтые жилеты» во Франции подняли бунт против нового налога на топливо, никто и не думал, что это превратится в глобальный кризис. 2019 год изменил ситуацию. Социально-экономические...

2 недели назад

Свободные новости