Мао Цзедун: крестьянская классовая война или этническая резня?

Мао Цзедун

В сети доступна написанная превосходным языком биография Мао Цзедуна. Ее автор - российско-американский историк Александр Панцов. После распада Советского Союза, он одним из первых получил доступ к документам Коминтерна. Основываясь на них, он написал несколько работ, посвящённых вопросам становления рабочего движения в Китае, формирования идеологии Компартии Китая (КПК). В 1994 г ученый эмигрировал в США, где по настоящее время занимается научной и преподавательской деятельностью. Во время работы в архивах Коминтерна Панцовым было обнаружено 15 томов материалов, собранных КГБ на Мао Цзэдуна. Материал проливал свет на роль Мао Цзэдуна в истории КПК, на его взаимоотношения с Коминтерном и лидерами Советского Союза и на причины советского-китайского раскола. Англоязычное издание было выпущено в 2012 году, в 2014 году книга увидела свет в Германии, а в 2015 году на Тайване был выпущен китайский перевод. Данная заметка является фрагментом развернутой рецензии на книгу. Также, заметка является первой частью публикаций о марксизме и Востоке в связи с 200-летием Карла Маркса.

....Меня всегда интересовали причины крестьянской войны в Китае и то, на какие силы сделала ставку КПК во главе с Мао в ходе гражданской войны и противостояния с правящей партией Гоминьдан. Да, среди крестьян были бедные и богатые, но большинство были обычными бедными земледельцами. Каждое село было одной семьей или скорее кланом, племенем, где все - родственники. Поэтому более зажиточные крестьяне помогали бедным членам своего клана и это смягчало социальное напряжение. Крупных помещиков было немного. Так как же КПК удалось развязать крестьянскую войну? И против кого она была направлена?

Дело в том, что в южном Китае, где активно действовала компартия, имелись две категории крестьянства, напоминавшие казаков и иногородних Дона. Местное крестьянство, биньду, более многочисленное и более зажиточное, и пришлые переселенцы с севера, хакка, часто безземельные и малоземельные, напоминавшее иногородних. Между первыми и вторыми (как и на Дону) существовала вражда. Из примерно 400 млн китайцев, абсолютное большинство которых были крестьянами, хакка составляли 30 млн (надо прибавить, что в общей сложности 50 млн крестьян были нищими люмпенами), но на Юге, где жили хакка, их удельный вес был намного больше. Они говорили на другом диалекте и местные ненавидели их за то, что они оставили свои земли и предков, что считалось неуважением к традициям и предательством (в Китае процветал культ умерших родственников). Хакка вели свое хозяйство на плохих землях, причем значительная часть становилась люмпенами, безземельными батраками или разбойниками. (Впрочем, было и не очень большое число богатых хакка, к которым, например, принадлежал отец Дэн Сяопина).

Поскольку в Китае каждая деревня - клан родственников, то между ними существовала сильная взаимопомощь, в большой мере сглаживавшая социальные противоречия. Более того. В каждой деревне существовали легальные отряды самообороны (миньтуани). Их целью было поддержание порядка и удержание контроля над землей в борьбе с отрядами люмпенов-хакка. В свою очередь, хакка создавали боевые тайные общества. Достаточно было искры, чтобы началась межклановая война ибо соперничество биньду и хакка насчитывало несколько столетий и между этими кланами и этносами существовала долгая кровавая вражда.

Партия Гоминьдан, установившая власть над Китаем во второй половине 1920-х гг, сделал ставку на биньду и минтуаней, КПК - на хакка и их тайные общества. В таком решении Компартии с практической точки зрения были плюсы и минусы. Плюс заключался в том, что тайные общества хакка в отличие от оседлых практичных и в сущности мирных крестьян, были неплохим боевым материалом. Пусть и слабо дисциплинированные, они привыкли к насилию и вооруженной борьбе, привыкли жить сегодняшним днем, жизнями своими не дорожили и дрались отчаянно. Терять им было абсолютно нечего.

Однако, у такого решения были и минусы. Домоседы биньду были плохими воинами. Китайская поговорка гласит: "Из хорошего железа не делают гвоздей, хороший человек не идет в солдаты". Но биньду было намного больше. К тому же, значительная часть хакка вовсе не хотели владеть землей. Непривычные к труду, они хотели лишь грабить, насиловать и убивать врагов. Это была ужасная человеческая саранча, с искалеченными жизнью и психикой - искалеченными всей предшествующей китайской историей. Они шли по стране, уничтожая целые семьи, грабили, убивали и насиловали, чуждые какой-либо созидательной деятельности. А это вело к подрыву сельского хозяйства и экономики страны. В первый же регион, где победило воинство Мао и его союзники, сразу пришел голод - вечный спутник большевизма...

Секретарь военного комитета ЦК КПК Чжоу Эньлай писал: "Войска Мао - это те же бандиты, вечно шатающиеся то туда, то сюда". С ним соглашался и хунаньский комитет партии, утверждавший, что армия Мао "состоит целиком из бездомных пролетариев [то есть пауперов и люмпенов]".

Панцов отмечает : "Вместе с войсками Чжу Дэ в Цзинган пришли и многочисленные отряды хунаньских пауперов и люмпенов. Они были союзниками коммунистов и вместе с ними в течение нескольких месяцев занимались грабежами и убийствами в южной Хунани. В результате их революционной деятельности экономика этого района была полностью разорена — настолько, что прибывшие в южную Хунань войска Чжу Дэ могли прокормиться, только выращивая и продавая опиум! Конечно, коммунисты понимали, что торговать наркотиками нехорошо, но другого выхода у них просто не было. А потому, продолжая бороться за права трудового народа, они сами же нещадно травили этот народ! Кстати, именно из-за экономических трудностей Чжу Дэ вынужден был в конце концов увести свои войска из южной Хунани в Цзинган."

Война в Китае не просто расколола сельское население. Учитывая, что каждое село - это род или племя, война приобрела с обеих сторон характер геноцида, кланы вырезали друг друга. Миньтуани (отряды биньду), побеждая, тоже уничтожали противника целыми селами. Масштабы насилия просто поражают, но связаны они с древней враждой и, фактически, с этно-племенной войной. Хакка считали армию, созданную компартией, "своим народом". Биньду надевали белые повязки и помогали Гоминьдану (по крайней мере, на раннем этапе крестьянской войны) . Это была не столько классовая война, сколько колоссальных масштабов этнический погром с элементами классового противостояния.

Возникает вопрос, а стоит ли винить в этой катастрофе только Компартию? Проблемы безземельной униженной массы хакка требовалось решать мирными методами, а отсутствие решения привело к таким вот последствиям. Компартия (КПК) есть компартия, с ними все понятно, а что можно сказать о тех, кто правил Китаем до КПК, включая Гоминьдан, который не собирался решать эту проблему? Чем они лучше? Отсутствие своевременных решений - умных, гуманных и при этом радикальных, ведет к закономерным мрачным последствиям. 

***

P.S. Весьма любопытно, что до своего увлечения марксизмом-ленинизмом и вступления в Компартию, Мао в какой-то мере сочувствовал идеям анархизма. Он в ту пору полагал, что производство надо передать в руки рабочих профессиональных союзов в ходе всеобщей стачки. В селе же следовало, по его мнению, организовать кооперативы из семейных объединений, увеличив таким образом количество произведенного продукта, из полученных средств финансировать школы и закупку новых орудий труда, поспособствовав современному обустройству и модернизации деревни. Может быть, такие проекты решили бы и проблемы биньду, и проблемы, по крайней мере, части хакка. Но вместо этого человек захотел развязать кровавый этнический конфликт, который позволил компартии усилить свое влияние.

Комментарии

Хуже советского тоталитаризма был китайский, а то что происходило в Корее, было слишком круто для китайцев.

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Michael Shraibman

Появится ли в Германии в обозримом будущем Четвертый рейх, управляемый ультраправыми из партии АдГ (Альтернатива для Германии)? Популярность этой партии, пропагандирующей ксенофобию, враждебность к мигрантам, независимую от Евросоюза и США политику, выход из ЕС и сотрудничество с РФ, растет....

2 дня назад
3
Michael Shraibman

Когда общество испытывает серьезные социальные проблемы, миллионы людей могут голосовать за ультраправых, фашистов или ультранационалистов. Происходит это по той причине, что ультранационалистические силы предлагают простые социальные решения: отобрать имущество (деньги, пособия) у одной, якобы...

5 дней назад
3

Свободные новости