Победа в Нижнем Новгороде

"Дело нижегородских антифашистов вернули следователям" - С таким скромным заголовком на Avtonom.org  была опубликована новость быть может о самой сладкой нашей победе в 2012 году: Дело о том, теперь уже очень маловероятно, что дело снова окажется в суде. Как это обычно бывает, у суда не хватало храбрости для того, чтобы прямо указать на преступность действий оперативников и следователей. Поэтому суд просто спустил это дело на тормозах, чтобы никто в итоге не понес ответственности за полтора года того муторного ада, в котором оказались обвиняемые, и за то состояние неопределенности, в котором они вынуждены жить до сих пор -- особенно те двое, кто был вынужден покинуть родные края.

Но несмотря на эти недостатки, эта победа мне очень сладка. Дело в том, что как-то мобилизировать общественность на это дело оказалось почти невозможно. Одно дело -- химкинские заложники или преследование всем давно известного антифашиста типа Олесинова. Совершенно другое -- когда под пресс попадают почти никому не известные люди в провинции, которых преследуют не за участие в значительных общественных движениях, а только потому что власть хочет подавить даже малейшие появления оппозиции.

Нельзя сказать, что движение за химкинских заложников было массовым, но, тем не менее, это движение было, и тогда не оставалось ощущения, что это никому не нужное и гиблое дело. Но ради ребят в Нижнем даже в Москве наше шествие смогло собрать не более полутора десятка человек Уже в осеню 2011-го года стало очевидно, что нет никакого смысла заявлять об очередных "днях действия", и мы были вынуждены сосредоточиться на распространении информации и сборе денег.

В течение всей девятилетней истории Московского Анархического Черного Креста, <<Нижегорское дело>> оказалось самым затратным. Даже либеральным правозащитникам была очевидна откровенная фальсификация дела, но в тот момент, когда нужно было нанять адвоката, "Агора" не выделила нам
адвоката --причины этого известны только им, но я думаю, что у них просто не хватало средств. Сбережения
местных активистов закончились в течение первого полугода следствия, но какие-то гроши им удавалось время от времени зарабатывать. Что похвально - некоторые во времени следствия и суда находятся в полной апатии. В итоге, когда деньги совсем кончились, на билеты и проживание адвоката выделяли средства
"Союз политзаключенных", "Мемориал" и "Агора". Но больше всего денег на всеэти мероприятия
тратил именно АЧК-Москва. Мы передавали деньги напрямую из нашего фонда, либо от групп, которые организовали бенефиты за рубежом -- к примеру, в Брюсселе и в Лондоне.

Это был первой случай за всю историю группы, когда на наших плечах лежала такая ответственность. Раньше мы всегда предпочитали помогать скорее "многим, но мало", чем "немногим, но много". Пять лет назад мы, как правило, передавали 100 евро на одно дело. Во всех делах, которыми мы занимались до этого, деньги собирали в основном сами обвиняемые, их родственники и друзья - мы могли только чуток помогать.

Мы приняли решение оплатить Дмитрия Динзе для Павела Кривоносова, поскольку он с самого начала оказался под экстремисткой статьей и, в отличие от Быстрова, у которого был "семейный" адвокат, у Кривоносова в течение первого полугода был только государственный адвокат Остальные два фигуранта
дела, которые остались в Нижнем Новгороде и дали показания, были в некоторой мере морально
подавлены, и мы сосредоточились на поддержке Кривоносова и Быстрова.

Решение обратиться к Динзе было сложным - расценки у него не такие, как у провинциальных адвокатов, его метод требует множества экспертиз, и каждая поездка в Нижний стоит приличные деньги (в итоги очень много денег ушло именно на третий пункт). И было понятно, что если мы выбираем Динзе для Кривоносова, у нас не хватит денег, чтобы заменить адвоката Быстрову, если это потребуется. Но в итоге адвокат Быстрова оказался гораздо более толковым, чем обычно бывают семейные адвокаты. И решение нанять Динзе оказалось верным -- я думаю, во многом благодаря именно ему это дело развалилось.

В итоге, через какое-то время Артем Быстров решил сбежать сбежать из-под домашнего ареста. Адвокатам это сильно не понравилось. Судить его не могу, все-таки исход суда был непредсказуемым. Такие решения каждый должен принимать только сам.

 Понятное дело, что Нижний -- не Москва и не Питер, и мы очень боялись, что это -- настоящая провинция, в которой суд полностью подконтролен операм и следователям, а вся гнойная система работает безотказно, чтобы похоронить на зоне всех "кого надо". Но всё-таки нет, оказалось, что полный беспредел
в Нижнем не проходит, по крайней мере не всегда.

Часто меня печалит, что так многие в России верят в чудотворную силу адвокатов, надеются полностью на них и слепо верят всему, что они говорят, даже когда неадекватность их советов  (например, "не поднимать
шума" в случае откровенно политических дел) очевидна. Но дело в Нижнем показывает, что хороший адвокат может сделать очень много, когда у нас нет сил, чтобы создать достаточно сильное общественное или
международное давление вокруг политического дела. Конечно, приятнее побеждать путем массового движения и давления общественности, но хорошо, что победили хоть так.

Антти Раутиайнен
 

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Владимир Платоненко

В интернете появились сообщения о том, что восстание «желтых жилетов» – дело рук ФСБ. появилась даже фотка с двумя какими-то хмырями в желтых жилетах с... ДНРовским флагом в руках. Демонстративно позирующим на фоне Парижа. В то, что само восстание – следствие заговора, я...

1 неделя назад
желтые жилеты
Michael Shraibman

У меня было желание написать о событиях во Франции. Но за это время появилось интервью с Ксенией Ермошиной, непосредственной свидетельницей протестов. Она куда лучше информирована об этих событиях, чем любой из граждан РФ. Все это еще и происходит на фоне обмена любезностями между державами:...

1 неделя назад

Свободные новости