Почему люди покидают анархистские движения?

Недавно мы и задались вопросом, где же все эти люди сейчас? Мы выявили несколько причин, из-за которых активист_ки покидают коллективы.

 

 

 

 

 

 

 

 

Иркутские анархист_ки у памятника борцам революции, 2009г.
Иркутские анархист_ки у памятника борцам революции, 2009г.

Для кого-то участие в сообществе было просто тусовкой, которая со временем просто перестала интересовать

Анархистские группы со стороны могут выглядеть субкультурно, что может привлечь определенных людей в движение. В процессе некоторые действительно проникаются идеями и вливаются в активную работу, кто-то - нет. Сейчас таких "тусовщиков" становится меньше, потому что репрессии становятся все более частым явлением, и участие в таком сообществе уже не кажется чем-то пустяковым и веселым.

Реальная угроза репрессий

В 2017 году в Иркутске произошла серия обысков у анархистов, связанная с делом Дмитрия Литвина, обвиненного в оскорблении чувств верующих. Обыски были проведены накануне "Совета несогласных", на котором планировалось обсуждать актуальные проблемы города и страны и протесты, координируемые штабами Навального. После этих событий многие приняли решение покинуть движение, опасаясь дальнейших репрессий.


Дмитрий Литвин, фигурант

И таких событий множество. Репресии демотивируют, устрашают, но - сплочают и солидаризируют тех, кто решаются остаться.

Из интервью иркутского анархиста, живущего в Чехии, "Автоному":


Игорь Шевцов, иркутский анархист,

"Я считаю, что очень важно поддерживать всех, на чьи плечи свалились тюремные сроки. Нужно заботиться друг о друге. Встречи с адвокатами, повестки на допросы, обыски, журналисты, суды... Всё это может быть очень нелегко для тех, кому приходится это переживать. Думаю, это и есть одно из самых ярких впечатлений, которые мне оставили последние три года репрессий – эмоциональная тяжесть, связанная с похождением всех этих кругов ада правосудия, а также полной потерей анонимности, а зачастую и личного пространства.

Я слышал мнение одной анархистки, которая сказала, что в анархистской среде часто возникает нечто вроде мачо-позиции по отношению к собственным эмоциям или к тому, как мы переживаем репрессии и боремся против них. Я думаю, что она имела ввиду это отношение в стиле «ха, да что они могут, я ничего не боюсь, мне всё по плечу». Такое отношение иногда возникает под давлением внешнего окружения, по отношению к которому мы можем чувствовать необходимость так себя вести и так говорить. Это может вести к абсолютному разочарованию и выгоранию. Неспособность признаться самому себе или своим товарищам, что ты чувствуешь себя очень плохо, что печаль одолевает и всё задолбало, что не хочется выходить из дома, и что ты боишься, может очень сильно навредить и ослабить целый коллектив и движение, в частности.

Когда репрессии не имеют конца, менты дышат тебе в затылок, и ты осознаешь, что завтра тебя могут арестовать и посадить в тюрьму, но сохраняешь бодрость духа, продолжаешь борьбу и не унываешь - это просто отлично, и ты можешь быть вдохновением и примером остальным. Но помни, что другие люди, с которыми ты стоишь на одной стороне баррикад, могут чувствовать себя по-другому, и могут ощущать давление репрессий намного сильнее. Я думаю, что самое лучшее, что мы можем делать друг для друга во времена репрессий (и всегда), это иметь такие вещи ввиду, проявлять взаимную заботу, и не ждать, что другие выдержат всё так же стойко, как и ты, а вместо этого оказать поддержку тем, кому тяжелее. Я думаю, это был мой урок, который я вынес из репрессий."

Также приводим хороший отрывок из "Анархистской борьбы" ( - это объединение анархистов-добровольцев из разных стран мира, которые участвуют в революции в Рожаве с оружием в руках.)

"...не следует тешиться иллюзиями, будто бы мы можем избежать репрессий от российского или другого государства, если будем «хорошо себя вести» с их точки зрения, «не поступать плохо», чтобы нас не посадили в тюрьму. Что бы мы ни делали, товарищи, мы не будем хорошими для российского или какого-то другого государства. И это не то, к чему нам следует стремиться. Нам следует отказаться от категорий и дихотомий легальности и нелегальности, установленных законодательством. В ходе всех процессов в последние годы, да и в повседневной жизни люди России сталкивались с несправедливостью со стороны коррумпированной правовой системы. Вместо легальности им гораздо больше стоит ориентироваться на глубинное чувство легитимности. Многие наши товарищи могут очень хорошо понять это после дела «Сети». Коль скоро мы боремся за перемены в стране, этот путь потребует много жертв и преданности делу в столкновении с полицейским государством в России. И это значит, что ещё больше товарищей попадут в тюрьмы и перед нами будет возникать ещё больше противоречий и вызовов. Мы должны быть готовы к ним и суметь преодолеть проблемы, подобные тем, что мы видели в деле «Сети», встретившись с ними лицом к лицу, и не позволить им внести разлад между нашими товарищами и подорвать наши культуру и солидарность."


Отряд "Анархистская борьба"

Движению нечего предложить

Если движению нечего предложить людям в плане удовлетворения их базовых потребностей и достижения жизненных ориентиров, то останутся немногие, большинство людей не задержатся. Особенно если отношения в сообществе не самые лучшие.

Мы поговорили с одним из бывших участников иркутского анархистского сообщества:

"Действительно, в движе не так много людей задерживаются, если мы предлагаем что-то одно, например, только ходить на пикеты или только бить бонов (наци-скинхеды, позже просто русские националисты, до недавнего времени присутствовавшие в относительно большом количестве в России. От англ. bonehead - " костяная голова".). Сложно заниматься одной и той же деятельностью, например, только стоять в пикетах и всю свою деятельность сводить только к этому. У нас, к сожалению, очень часто так происходит, что анархизм - это ты стоишь в пикетах. Или анархизм - это ты бездомных кормишь. И такие вещи не очень понятны.

Насчет необходимости удовлетворения потребностей я согласен. Тут можно привести пример из мира НКО. Я знаю много всякой молодежи, которые работают за небольшие деньги по многу лет, но им это нравится, это классная работа, общение с людьми и ты создаешь что-то позитивное или полезное. Или ты реализуешь себя, что важно. Если бы в анархистском движении было больше таких проектов, было бы круче. Вот, например, "Черный Квадрат" (Открытое пространство в Иркутске ), мне кажется, это классный проект в этом плане, потому что группа людей, пусть небольшая, но они могут реализовывать себя как организаторы, как волонтеры, они могут заниматься этой деятельностью. Это более серьезная деятельность, чем, допустим, собираться в кафе, тусить и вести бесконечные разговоры.

Другой момент, что в радикально настроенных сообществах часто бывает непринятие другой точки зрения. Вроде того, что мы настолько радикальны, что мы и друг с другом радикально общаемся. Все эти конфликты, которые по прошествию лет мне кажутся пустяковыми и никчемными, тогда казались очень серьезными. И все это не помогает конструктивному ведению диалога. Кому надо сидеть с кучкой людей, которые ссорятся по пустякам? Это просто отталкивает, к сожалению.

Другой момент, в коммерческом плане. Сколько ты будешь бороться за идею без хлеба? Все равно ты должен чем-то зарабатывать на жизнь. Это достаточно сложно. Если движение или вещи вокруг движения не предлагают таких возможностей, то ты быстро уйдешь оттуда. Хорошо, когда тебе 18 лет и о тебе мама с папой заботятся. Но когда тебе 25 или 30, что ты будешь делать? И вот опять же пример "Квадрата". Классно, что ребята не хотят заниматься коммерческими вещами, но я думаю, что если бы был какой-то коммерческий проект в рамках "Квадрата", то он помогал бы ребятам чуть-чуть зарабатывать, обеспечивать свои потребности, потребности участников этого проекта, то было бы круто. Им не надо было бы устраиваться на какие-то стремные работы."


Вечер написания писем политзаключенным в открытом пространстве "Черный Квадрат" (Иркутск)

Ощущение невозможности достижения целей и идеалов своей деятельности

Стоит учитывать, что многие люди, которые покидают движение, не оставляют свои идеалы позади. Они просто могли ощущать, что они не видят воплощение, достижение этих идеалов в своей деятельности. Может предположить, что тут дело в отсутствии достаточно высокого уровня организации внутри группы, несформулированные цели и пути их достижения. Также, возможно, влияет и недостаток взаимоподдержки в коллективе, и человек не чувствует идейной опоры в своих товарищ_ках.

Взаимодействие в группе не менее важно, чем влияние на внешний мир. Коллектив должен быть поддержкой для каждо_й участни_цы, для этого нужны надежные и доверительные отношения, над которыми нужно работать постоянно и которыми нельзя пренебрегать.

Из того же обращения "Анархистской борьбы":

"Мы должны суметь вести борьбу за реальные перемены в рамках длительного революционного организационного процесса. Его рамки шире, чем протяжённость нашей жизни. Для этого нам нужно найти решения конфликтов, противоречий и расколов, произошедших в течение последних десяти лет в российской, белорусской и украинской анархистской среде.
Эта среда должна меньше быть «сценой» и начать развиваться как движение. Мы уже знаем, что оно не может быть политической партией, но также оно должно прекратить воспроизводить токсичные отношения, присутствующие в капиталистическом обществе. Это движение не может быть авторитарным. В нём должны существовать автономные женские и немужские структуры, которые обеспечат инклюзивность, разнообразие жизненных опытов и выработают решения проблем угнетения, с которым сталкиваются женщины и ЛГБТКИА. Не на либеральном или парламентском, а на социальном, освободительном и радикальном уровне.
Тема патриархата – одна из основных проблем анархистских движений в постсоветских странах и с ней следует разбираться как с фундаментальной проблемой нашего общества."


Отряд "Анархистская Борьба"

В нынешних условиях отток активист_ок ощущается особенно болезненно. Из-за войны, мобилизации, полицейского насилия множество людей уехало из страны или оставили деятельность. То, что они уехали не значит, что они не смелые и не стойкие. Внешний мир влияет на всех нас, человеческие ресурсы ограничены, и уехать, чтобы сохранить свою жизнь, свободу, здоровье - это нормально. Решившиеся на такой шаг не должны подвергаться осуждению со стороны тех, кто остается. Мы должны понимать, что это тоже не простое решение и люди, вынужденно покидающие свой дом, едут не на веселый, легкий отдых.

Сейчас наша сила в солидарности и понимании друг друга.

За свободу для всех и каждо_й, с любовью, ДИАна

Свое мнение на эту тему можете отправить нам в бота @diana_irk_bot

Цитируемые материалы:

Комментарии

Принципиально на легальные мейнстримовые мероприятия не хожу. Потому что я не агент госбезопасности. Легальный значит не безопасный 

Голосов пока нет

Добавлю причины, с которыми столкнулся лично:

1: Невозможность поиска активистов ввиду тотальной цензуры соц.сетей и мессенджеров. Риск нарваться на мусоров в разы вырос в сравнении с концом нулевых. Уютный ВК превратился в рассадник ментов. А где ещё искать людей? Телеграм так себе вариант.

2: Активисты уезжают в столицу и Питер. Ибо в их городах скучно, нет весёлой тусовочки с концертами, веганами и пр. Ещё низкий уровень жизни, нет работы и тд. У меня куча людей уехало и пропали.

3: Жуткая тосичность ряда участников, которые омерзительно себя вели с людьми. В частности один заводила Прометея, нынче парижский бомж, второй из РД. Это сейчас они прямо добрые и хорошие, жертвы. Да, никто не спорит, репрессии от режима не одобряю. Но сколько было этого скотства и использования людей как ресурсов.

4: Плохая культура безопасности. Все со смартфонами на встречах. Всем нечего скрывать. Многие, особенно те, кто выступает за легалайз наркотиков -- грешат их злоупотреблением (похвалим обнаркотившуюся северную столицу).. Безопасно же, ну. А то, что за это дают сркои, многие забывают.

5: Не желание заниматься рутиной. Ведь на первый взгляд это бесконечные черноблоки, крутые акции, сеюминутный результат. На деле же, унылая рутина в своём городе, где вас три человека и никаких черноблоков не будет.

Респект ребятам из Иркутска!

Рейтинг: 5 (10 голоса )

ну так а чо делать та?

Голосов пока нет

Разрабатывать теорию безопасного взаимодействия 

Рейтинг: 5 (2 голоса )

Да, действительно анархистам надо разрабатывать безопасные способы связи. Цифровые системы, очевидно, не очень безопасны, раз даже спецсубъектов могут обработать такие люди, которые работают под легендой Христо Грозева. Иногда люди говорят, что голубиная почта плохой способ связи, который высмеивается, но ведь смысл не в том что бы передавать информацию с красивого смартфона, а в том что бы передавать информацию. Если фигуранты Грозева не находятся в физической опасности в случае расшифровки, за ними стоит сильная система, то анархисты в случае расшифровки могут быть убиты и никто за нас не вступится. По крайней мере до тех пор, пока анархисты не имеют возможностей наносить значимый урон своим противникам, что бы можно было пренебречь безопасностью ради скорости передачи информации. Поясню, например, рассмотрим случай диверсантов в тылу врага - при коммуникации с Центром стойкость шифра должна обеспечить реализацию информации до ее устаревания, после устаревания государство и на диверсантов, и на переданную информацию может забить. Но и даже в этом случае анархисты не государственники и терять своих не могут. Как показывает практика, даже обычный GSM телефон это огромная дыра в безопасности группы, не говоря уже о смартфоне. Причем доходит до абсурда, когда в обвинение группы физически знакомых друг другу людей с детства строится их переписке друг с другом в смартфоне или на биллингах, но ведь они знали друг друга и могли коммуницировать находясь вообще вне интернета и гражданских средств связи. Могли весь тот "экстремизм" не писать друг другу и показывать на видео, а говорить и показывать вживую. Но это похоже связанно с психологией людей и уже надо жить в реальности когда люди будут компрометировать себя и других используя гражданские средства связи 

Рейтинг: 4.5 (2 голоса )

Например, протестующие в Казахстане не учли возможность использования наземных линий связи в условиях отключения интернета и постановки помех по гражданским диапазонам радиосвязи. Можно было запланировать заранее разбить город на сектора с уловными обозначениями и оборудовать там в квартирах узлы телефонной связи 

Рейтинг: 5 (1 голос )

Рекомендую почитать Р. Бергман - Восстань и убей первым что понять что такое государство и с чем мы вообще имеем дело. Что бы лишней сентиментальности и рефлексии когда их убиваем не было 

Голосов пока нет

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Нет вобле
Владимир Платоненко

Об истории с воблой не слыхал уже, наверное, только глухой. Да и тот читал. На всякий случай напомню: в Тюмени суд согласился с доводами обвиняемой, что фраза "Нет в***е!" означала "Нет вобле!" - к коей рыбе обвиняемая испытывает отвращение, и снял с неё обвинение в дискредитации армии....

1 месяц назад
4
Россия
lesa

Сегодня руководители проектов команды Навального Леонид Волков и Иван Жданов объявили о создании сети "полуподпольных" штабов по всей России. Желающие стать создателями могут заполнить их анкету.  Как всем известно, после 24 февраля и особенно после 21 сентября в России резко возросло число...

2 месяца назад
2