Активисты арт-группы «Война»: новые политические заключенные?

Война

Пока ведутся споры о том, можно ли считать уличные акции арт-группы "Война" искусством, стало известно, что одна из таких скандально известных петербургских акций выдвинута на государственную премию по визуальному искусству и даже вошла в шорт-лист номинантов.

Между тем, ее авторы - художники-активисты Олег Воротников и Леонид Николаев - уже более трех месяцев находятся в петербургской тюрьме по обвинению в хулиганстве, мотивированном социальной рознью и враждой к милиции, в связи с другой акцией - «Дворцовый переворот», в которой перевернутые милицейские машины были использованы в качестве элементов художественной инсталляции.

В понедельник, 21 февраля 2011 года, в 13:30 в Независимом пресс-центре (Москва, ул. Пречистенка, 17/9) пройдёт пресс-конференция "Что получит арт-группа "Война" – государственную премию или тюремный срок?". В день суда по продлению заключения художников-активистов Леонида Николаева и Олега Воротникова правозащитники и искусствоведы выступают против криминализации творчества и социальной критики.

Следствие по этому делу с самого начала проходит с грубым нарушением прав обвиняемых, суды по избранию меры пресечения носят выраженно политический характер.

На 21 и 22 февраля назначены очередные суды по продлению избранной ранее меры пресечения – содержания под стражей. Предшествующие суды, где в качестве меры избиралось, продлевалось или оставлялось в силе тюремное заключение подследственных, стали ярким примером тенденциозности и политической заданности принимаемых решений. Судебная власть оказывается в полной зависимости от политического заказа – суд становится еще одним звеном в цепи преследований «врагов государства». На суде 14-го января прокурор, требуя продлить содержание под стражей, назвал обвиняемого Николаева «опасным для общества и государства» - подобные оценки звучат абсурдно в отношении человека, преследуемого за социально-политические заявления и творчество (если в акциях «Войны» и имело место нарушение порядка и закона, то никаких реальных опасностей людям они точно не несли).

Вопреки всякой логике суд Московского района Санкт-Петербурга, а позднее и городской суд признал аргументацию прокурора убедительной, то есть согласился с невозможностью освобождения Воротникова и Николаева до окончания следствия даже под очень большой залог (предлагавшийся защитой ). Тем самым художники признаны более «опасными» для общества, чем люди, освобождаемые судами после совершения таких тяжких преступлений, как убийства, насилие, превышение служебных полномочий.

(СМИ сообщают, например, о недавно вышедшем под многомиллионный залог милиционере из станицы Кущевская, где были совершены преступления, которые потрясли страну. Интересно, что вопрос о происхождении денег – колоссальной для простого служащего суммы – не вызвал тогда у суда ни вопросов, ни сомнений, тогда как предлагавшиеся за Воротникова и Николаева 4 миллиона рублей почему-то были восприняты с недоверием – хотя хорошо известно, что деньги был готов передать художник Бэнкси в знак солидарности и поддержки группы «Войны».)

Надо отметить, что и реальных доказательств вины Воротникова и Николаева у следствия почти нет – все обвинение строится на смонтированном видео-ролике из Интернета и показаниях человека, «опознавшего» подозреваемых по фотографиям.

Наиболее одиозная часть обвинения, несомненно, пункт о социальной вражде к группе "милиция". Специалисты по уголовному праву и эксперты в сфере антиэкстремистского законодательства уже не раз обращали внимание на нелепость самой постановки вопроса о признании милиции социальной группой – тем более уязвимой и требующей дополнительной защиты от какой-то розни.

В нарочитой жестокости обращения с подследственными просматривается предвзятость и враждебность карательных органов по отношению к людям, подозреваемым в акциях протеста и социальной критике именно этих структур. Задержание художников сопровождалось насилием и пытками (на головы им были надеты мешки, во время многочасовой перевозки задержанных из Москвы в Петербург их вынудили лежать на полу в наручниках, их, несомненно, избивали – доказательства этого признаны даже прокурорской проверкой).

За время заключения тюремщики не раз «наказывали» Воротникова и Николаева: так, Леонид Николаев был переведен на режим строгой изоляции в спецблок, а Олег Воротников содержался в сырой и холодной камере, что засвидетельствовано представителями Общественной наблюдательной комиссии, лично проверившими условия содержания в СИЗО и сообщившими о том, что «камера была аварийная, Воротникова туда поместили в наказание за жалобы на администрацию тюрьмы».

Все чаще осуждение преступлений и злоупотреблений власти объявляется вне закона. В этом и заключается главная причина жесткого преследования художников - это показательное запугивание общества и криминализация всякой критики, как в художественной, так и в политической форме.

Защита и поддержка политических заключенных важна не только для них, это средство самозащиты самого общества. Каждый человек имеет право на протест. Любой художник имеет право на самовыражение.

Подробности на сайте группы поддержки активистов: http://free-voina.org

источник

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Michael Shraibman

Мы постоянно слышим: "Люди не способны меняться к лучшему, человеческая природа неизменна. В мире всегда или в большинстве случаев торжествует несправедливость и в принципе ничего нельзя исправить". Это мнение - ложь. Мой дед прожил 100 лет. Европейцы три столетия назад жили в том мире...

3 дня назад
2
Владимир Платоненко

Поводом для написания этой статьи послужили арест и освобождение Хаски, однако тогда я не имел доступа к интернету и статью публикую только сейчас. Что, возможно, и к лучшему, ибо те события были лишь поводом, а статья на самом деле совсем о другом. Из творчества Хаски я знаю только одну строку...

6 дней назад

Свободные новости