Илья Шакурский: «Пытки — это норма для всей страны»

Илья Шакурский

Илья Шакурский обвиняемый и заявивший о пытках со стороны сотрудников ФСБ и ФСИН в декабре написал письмо из следственного изолятора в Пензе. С согласия матери молодого человека публикуем его полностью: 

«Кажется, в России серьезно заговорили о пытках в тюрьмах. Поводом для этого стало видео, на котором запечатлены пытки заключенного в ярославской колонии.

Возникает вопрос: что было бы, если данное видео так и не попало бы в руки правозащитников? 

Ответ: ничего, как и в большинстве случаев пыток сотрудниками органов.  Стоит обратить внимание, что данное видео ранее побывало в руках следователя, который не заметил ничего противозаконного в действиях сотрудников УФСИН.  Я нахожусь в заключении больше года. И, узнав, что пытавшие заключенного уфсиновцы задержаны, конечно, был рад восстановившейся справедливости. Чуть позже я поделился своей радостью с местным „вертухаем“ [охранник, надзиратель в местах заключения] и решил узнать его мнение.

Для того, чтобы вы имели представление коллег задержанных об отношении к этому делу, делюсь с вами состоявшимся диалогом:

— Про ярославских коллег слышали уже?

— Да, идиоты (с недовольным лицом).

— Конечно, идиоты. Нормальные людей пытать не будут.

— Да нет. Идиоты — что регистратор не выключили.

Данный разговор демонстрирует, что пытки стали нормой не только в Ярославле, Омске и Керчи. Пытки — это норма для всей страны. Но где-то просто выключают регистраторы.  Оправдание пыток заключается в том, что это преступники и с ними по-другому нельзя. Действительно, некоторые заключенные ведут себя крайне вызывающе, а наказание в виде карцера не пугает их. Но ведь даже такое поведение не позволяет людям в форме пытать и унижать человека. 

У заключенных есть свои понятия и взгляды на жизнь. А работа УФСИН заключается не только в соблюдении правил порядка, но и в умении вести диалог с заключенными. Бунты в тюрьмах начинаются не на пустом месте. Это случается, когда пропадает диалог и начинается конфликт. А там, где конфликт, там и беспредел. 

Если тюрьма полностью подпадает под контроль „звезд“ (сотрудников УФСИН), начинают создаваться пресс-хаты, пыточные камеры, зэки теряют право на свое мнение, начинаются унижения и вымогательства. Такие тюрьмы называются «красными», и, по словам второходов (заключенных, отбывающих не первый срок), таких тюрем в России становится больше. 

Но и сами зэки в основном относятся к явлению пыток спокойно, в то же время вздыхая, что им повезло не оказаться на месте заключенного из Ярославля.  Повезло! А ведь может не повезти. У каждого подозреваемого и осужденного есть вероятность стать жертвой насилия. 

Илья Шакурский„Всегда пытали, и пострашнее случаи есть, — говорит один из сокамерников, выражая мнение большинства. — Только вот ничего не докажешь. Бесполезно это“.

В основном все рассказывают об избиениях и пытках при задержании.  В УФСИН приходят работать люди, которые являются сослуживцами, одноклассниками и земляками заключенных. Но чувство превосходства и наличие власти сильно меняет человека. Данный факт точно продемонстрирован в эксперименте 1971 года, который провел Филипп Зимбардо, американский ученый.  Жизнь в тюрьме делится на „мы“ и „они“. Трудно представить тюрьму, где все зэки уважительно относятся к уфсиновцам. Но, пытая заключенных, они вряд ли заставляют уважать себя. Да и трудно заставить арестанта бояться, ведь главные слова, которые помогают в тюрьме, — не верь, не бойся, не проси. 

Остается лишь надеяться, что в дальнейшем уголовные дела по пыткам со стороны сотрудников УФСИН, МВД, ФСБ будут возбуждать не только после того, как правозащитники продемонстрируют на всю страну чудом попавшее к ним видео. Но это произойдет, лишь когда следователи будут заинтересованы в своей работе и перестанут заниматься покрывательством».

О деле "Сети"

Уголовное дело о «террористическом сообществе "Сеть"» было возбуждено ФСБ в октябре 2017 года. В течение месяца в Пензе задержали Егора Зорина, Илью Шакурского, Василия Куксова, Дмитрия Пчелинцева, Андрея Чернова и Армана Сагынбаева (последнего силовики разыскали в Петербурге и этапировали в Пензу). Двое пензенцев — Максим Иванкин и Михаил Кульков — уехали из России и были объявлены в розыск. В январе в Петербурге по тому же делу были задержаны Виктор Филинков и Игорь Шишкин. 11 апреля обвинения предъявили еще одному петербуржцу — Юлию Бояршинову. 5 июля в Пензе арестовали еще двоих фигурантов дела — Михаила Кулькова и Максима Иванкина. Их обвинили в подготовке к производству или сбыту наркотиков в крупном размере (п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК с применением ч. 3 ст. 30 УК). В июне дело Иванкина и Кулькова к делу организации «Сеть». До этого молодых людей задерживали в марте 2017 года вместе с антифашистом Алексеем Полтавцом и обвиняли в хранении наркотиков. По  Полтавца, после задержания их пытали и били, требуя дать показания на своих друзей из антифашистской среды.

Большинство фигурантов дела — антифашисты и анархисты; многих задержанных объединяет увлечение страйкболом. В ФСБ утверждают, что все арестованные состояли в подпольной организации «Сеть» и намеревались во время президентских выборов и чемпионата мира по футболу с помощью взрывов «раскачать народные массы для дальнейшей дестабилизации политической обстановки в стране» и поднять вооруженный мятеж. Ячейки «Сети» якобы действовали в Москве, Петербурге, Пензе и Белоруссии.

Родные пензенских фигурантов дела рассказывали, что при задержании молодым людям подбросили оружие, а затем пытали. О пытках подробно рассказывали ВикторФилинков, Дмитрий Пчелинцев и Илья Шакурский. О допросе с применением электрошокера говорил и Илья Капустин, которого отпустили в статусе свидетеля — позже он, как и жена Филинкова Александра, уехал в Финляндию, где попросил политического убежища.  Пчелинцев и Шакурский утверждали, что сотрудники ФСБ пытали их током в подвале пензенского СИЗО. Шишкин о пытках не заявлял, однако врачи диагностировали у него перелом нижней стенки глазницы, многочисленные гематомы и ссадины, а посетившие Шишкина в СИЗО члены ОНК зафиксировали на его теле многочисленные следы, похожие на ожоги от электрических проводов.

Ранее СК уже отказался возбуждать уголовные дела о пытках Филинкова и Капустина — следователь решил, что в случе Филинкова применение электрошокера было законным, а следы на теле Капустина остались не от тока, от укусов клопов.  Следственной группой пензенского управления ФСБ, которая работает над делом, руководит Валерий Токарев. В Петербурге расследование ведет следователь ФСБ Геннадий Беляев.

Родственники арестованных объединились в комитет «Родительская сеть».  Часть 2 статьи 205.4 УК (участие в террористическом сообществе), по которой возбуждено и расследуется «пензенское дело», предусматривает от пяти до 10 лет лишения свободы.

Яндекс-кошелек АЧК-Питер - 41001160378989

PayPal  - АЧК Москва (Внутренний курс пейпала - 73 рублей за евро. Поэтому, если у вас есть возможность обменивать рубли на евро по более выгодному курсу перед отправкой, то лучше обменять и отправить евро)

Bitcoin
1EKGZT2iMjNKHz8oVt7svXpUdcPAXkRBAH
Litecoin
LNZK1uyER7Kz9nmiL6mbm9AzDM5Z6CNxVu
Etherium
0x2fc6dC7871c4D828c033f64A815a67Cd8E5434D6
Monero
4BrL51JCc9NGQ71kWhnYoDRffsDZy7m1HUU7MRU4nUMXAHNFBEJhkTZV9HdaL4gfuNBxLPc3BeMkLGaPbF5vWtANQn4wNWChXhQ8vao8MA
Zcash
t1dX9Rpupi77erqEbdef3T353pvfTp9SAt1

Анархический Черный Крест Москва

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Michael Shraibman

Почему в некоторых странах так усилилась леволиберальная пропаганда, направленная на защиту безопасности? Даже на уровне речи требуется исключить любые признаки агрессии, не говоря об отношениях. Может быть, они хотят полностью лишить общество агрессии, чтобы лучше им управлять? Это хорошо...

2 дня назад
12
Michael Shraibman

Эта тема практически неизвестна в России. В сотнях преимущественно арабских городов и сел Сирии, где нет правительства, работала годами система Местных Советов (МС), преимущественно беспартийных, которые обеспечивали коммунальные услуги и поддерживали порядок на местах в отсутствие...

3 дня назад
4

Свободные новости