Артем Лоскутов о чувствах верующих, судебных тяжбах и либертарном коммунизме

Современное искусство все чаще становится предметом особого интереса прокуратуры и Следственного комитета. С завидной регулярностью в России проходят громкие процессы над художниками, кураторами выставок и другими творческими людьми. Новосибирский художник Артем Лоскутов, автор знаменитой «Монстрации», акционист и режиссер, имеет очень богатый опыт взаимодействия с властями. Чаще всего предметом разговора художника и государства становится оскорбительное содержание работ и несогласованность, потенциальная опасность акций Лоскутова. Недавно Артема Лоскутова оправдали по обвинению в оскорблении чувств верующих. Художник поделился с «РР» своими ощущениями от бесконечной битвы с правоохранительными органами и рассказал, зачем все это нужно.

Сколько у вас уже было судов и уголовных дел по мотивам вашей творческой деятельности?

Уголовных дел два  – 228 ст. в 2009 году, когда траву эшники подбрасывали (меня же всё равно виновным суд признал – не сажать же эшников, хоть и наказали минимально). И через полгода после вступления приговора в силу завели вот это дело по 319 ст. с пятью получившими тяжкие словесные повреждения ментами. Ну, административки я не считал, они с 2004 года периодически возникали, до последнего времени это были 20.2 – митинговая статья, когда какие-то акции наши, которые можно было дотянуть до «несанкционированного митинга», шествия или чего-то ещё, описанного в законе, признавали таковыми. Один раз штраф не оплатил вовремя – вот ещё дело. До тюрьмы я их вообще не платил. А потом со всем этим вниманием стало понятно, что нельзя повода давать прикрыть себя на 15 суток, потому что им воспользуются обязательно. Вот в 2010 году я такую оплату пропустил, потому что обжаловал сначала штраф в следующую инстанцию, а меня туда не позвали, прислали уже готовое решение – мол, мы тебя звали, ты на суд не явился, получай оставление в силе. Мне это не понравилось, враки эти с «приглашениями» и неявкой. Я решил дальше обжаловать в областной, но грамотности на то, что штраф уже пора платить, тогда пока не хватало. В итоге меня полковник Музалёв за неоплату отправил в ИВС (Изолятор временного содержания – «РР»), хотя оснований не имел, сказал: «Ну, вы же, Артём Александрович, издеваетесь над нами». Вот и мы, мол, будем. Потом в блоге kissmybabushka.com появился про эту отправку и про этого полковника и его метаморфозы текст. А потом у меня с обыском изъяли в доме всю технику, чтобы доказать, что текст я публиковал – полковник якобы обиделся на слова  «подлое ментовское мозгоё…» и картинку, где он «в костюме оборотня».

А сейчас как?

Сейчас тренд другой – заводить несколько дел за одно и то же. В прошлом году начали судить по ч. 2 ст. 5.26  «Оскорбление религиозных чувств». Всего за год было пять дел таких, причём первые три завели за «Иконы PussyRiot» –  их три штуки в разных районах появилось, три суда было в один день, одновременно почти. Издевательство какое-то… Я не во все успел попасть физически. По двум осудили, по третьему, куда я успел защитника подключить, – оправдали. Сначала вообще была проверка по 213 УК РФ, как у девок (PussyRiot – «РР»), до семи лет. Три раза отказывали следаки, а прокуратура возвращала и требовала перепроверить.

Потом с этими иконами мы майки напечатали – менять на деньги для передачек в тюрьму. Менты «контрольную закупку» провели и возбудили четыре дела административных – за незаконное предпринимательство, за торговлю в неустановленном месте (типа договорились у метро встретиться, и я им конверт передал) и два по ч. 2 ст. 5.26 – две же майки я им отдал, значит, они два раза оскорблены оказались. Из этой серии мы с адвокатом Демиденко, на которого у меня абонемент уже с дела «про траву», выиграли два дела, и два на стадии обжалования пока.

Вы удивлены тем, что суд признал вас невиновным и оправдал «Иконы Pussy Riot»? Какого решения вы ожидали?

Конечно, я удивлён – ведь за десять дней до этого по такому же точно делу суд меня оштрафовал на максимально предусмотренные кодексом 1000 рублей. Прокуратура разделила переданный оперативникам пакет с двумя «грешноватыми» футболками на два абсолютно одинаковых дела об оскорблении религиозных чувств, аналогично тому, как прошлой весной за три плаката с той же самой картинкой были возбуждены три идентичных дела. Тогда решения судов, кстати, тоже были разные – один меня оправдал, а два других оштрафовали.

Удивлён я ещё и сопоставлению своей статистики оправдательных решений (уже два подряд – на прошлой неделе сняты обвинения в незаконном предпринимательстве) с известными 0,5% в среднем по России. Конечно, учитывая такую статистику, на оправдание рассчитывать не приходится вообще никогда, ни в каком деле. Как мне рассказала дознаватель Лебедева, когда-то отправившая меня под арест за подброшенную Центром «Э» траву, правоохранительным органам всё равно, совершал человек преступление или нет – важна только доказанность его вины. Я не думаю, что кто-то на самом деле был оскорблён этими картинками, кроме профессиональных оскорблённых: раньше они писали жалобы на так сильно бросающиеся в их глаза секс-шопы, потом на «порнографическую» выставку офортов Пикассо, теперь вот на меня –  работа у людей такая.

Большую часть времени вы живете в Новосибирске? А там ваше искусство кому-то интересно? Не думали перебраться в столицу, где протест как-то живее?

Ну, я до вчерашнего дня вроде как обязан был здесь находиться из-за суда, хотя иногда и уезжал. Один раз меня из-за этого даже в розыск объявили и постановили поместить в СИЗО. Я потом СИЗО оспорил без попадания туда, но выезжать как-то стало нервозней.

Про интерес: мне здесь интересно делать что-нибудь, а в Москве – не знаю, почти не пробовал. Москва и так в себя всасывает всё, что может всосать. Мне такая ситуация не нравится. На монстрацию здесь приходят по четыре-пять тысяч участников, а в Москве монстрация не прижилась – приходили 100-200 человек, и то перестали.

Скажите, как на вас и ваше творчество влияют постоянные атаки оскорбленных и т.д.? 

С одной стороны, они берут на себя роль условно бесплатных продюсеров. Без них вы бы вряд ли со мной разговаривали, проблемы с законом для медиа интересней художественных метафор. С другой – из-за оскорбившихся ещё в 2010-м милиционеров, я третий год под уголовным судом, из-за чего не могу, например, загранпаспорт получить, ну и внутри страны тоже передвижение ограничено, соответственно, я могу работать только в Новосибирске, вынужден отказываться от некоторых предложений из-за пределов города и страны.

Но это естественное последствие того, что ваше творчество очень актуализированное что ли и политическое. Вы не чувствуете себя в ловушке политики? Ведь вас знают именно как художника с политической позицией, а если вы, например, решите, отойти немного от политики, чтобы верующие и полицейские отстали, ваши зрители этого не поймут.

Я не то что бы себя чувствую в ловушке политики, я чувствую, что мы все давно в этой ловушке, и чем дальше – тем больше. Об этом и творчество. Медиаканалы так заточены, что задержания, суды, в целом насилие – оно для эфира интереснее. Поэтому вот вы знаете меня как художника с политической позицией, которая в современной России неизбежно сопряжена с арестами, обысками, штрафами и очередью из оскорблённых ментов и подментованных активистов. А про что-нибудь другое, скорее всего, не знаете. 

Похоже, что не знаю. Мне казалось, что творческий цикл современного политического художника включает не только создание произведения, но и последствия, реакцию полиции, верующих и всю медиаволну, словно суды и гонения – это тоже часть произведения. Расскажите, что упускают медиа, заточенные на насилие и суды?

Я постоянно что-то пишу в твиттер, фотографирую в инстаграм (как и миллионы других людей), и дела заводятся далеко не после каждой публикации. Отнюдь не всё там про политику, про милиционеров или попов. Однако у политиков, милиционеров и попов есть доступ к репрессивному инструменту, через который они демонстрируют свою реакцию.  Что мы знаем о восприятии, например, «Монстрации» простыми, не обременёнными властью зрителями? Испытывают ли они катарсис; если да – то почему, как, в какой момент? Кто возьмётся об этом рассуждать? Зато с реакцией представителей власти всё просто и понятно: не согласовывают, разгоняют, задерживают, арестовывают – это можно глазами увидеть и словами назвать. 

Какие бы темы вас интересовали, если бы не было политических преследований и Путина? 

Меня вовсе не Путин интересует, а преодоление капитализма, выстраивание иных моделей общественных взаимоотношений, самоуправление, либертарный коммунизм – вот это всё. Конечно, в эту область интересов попадают и препятствия различные, с которыми приходится сталкиваться, репрессии и противодействие им в том числе.

Если победит либертарный коммунизм, что будет стимулировать к творчеству (особенно такому, которым занимаетесь вы) в утопической идиллии? Там ведь не будет поводов бороться, наверное. А это скучно. Или нет?

Ну, вы так легко приравниваете искусство и «борьбу», это всё-таки разные вещи совершенно, просто иногда они соприкасаются. Я ж не называю себя профессиональным революционером или кем-то вроде. Да даже внутрихудожественных вопросов нерешенных столько, хотя бы пресловутая граница искусства/неискусства, что хоть всю жизнь им посвяти, а тема не иссякнет. Просто на фоне того, что вокруг происходит сейчас, они на первый план не могут выйти, это стремный какой-то эскапизм будет, признание самому себе в бессильности, а у меня  мнение другое, что человек может всё.

А вы не боитесь, что когда победит либертарный коммунизм, акционизм и политическое искусство будут не востребованы?

Это вообще последнее, чего стоило бы бояться. Думаете, сейчас в Новосибирске акционизм и политическое искусство сильно востребованы? Востребованы здесь менеджеры по продажам всякой х…ни. Я занимаюсь тем, что востребовано мной, никого не эксплуатирую, никого не обманываю, считаю, что действую во благо человечеству, а не во вред, и такой востребованности мне достаточно.

Ваше творчество приносит вам деньги?

Мое творчество абсолютно лишено капиталистических оснований. Но, знаете, если рассуждать о символическом капитале, который так или иначе иногда конвертируется в несимволический, то на этом пути деньги возникнут, но я же не к ним иду, не ради денег всё это.

Источник

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Нет вобле
Владимир Платоненко

Об истории с воблой не слыхал уже, наверное, только глухой. Да и тот читал. На всякий случай напомню: в Тюмени суд согласился с доводами обвиняемой, что фраза "Нет в***е!" означала "Нет вобле!" - к коей рыбе обвиняемая испытывает отвращение, и снял с неё обвинение в дискредитации армии....

1 месяц назад
4
Россия
lesa

Сегодня руководители проектов команды Навального Леонид Волков и Иван Жданов объявили о создании сети "полуподпольных" штабов по всей России. Желающие стать создателями могут заполнить их анкету.  Как всем известно, после 24 февраля и особенно после 21 сентября в России резко возросло число...

1 месяц назад
2

Свободные новости