Дело "химкинских заложников" в суде: подставной свидетель путается в показаниях

23 марта в Химкинском городском суде состоялось второе заседание по обвинению антифашистов Алексея Гаскарова и Максима Солопова в организации нападения на городскую администрацию Химок 28 июля 2010 года. Напомним, тогда более 300 антифашистов провели несанкционированное шествие по Химкам в знак протеста против планов властей вырубить Химкинский лес для строительства платной трассы "Москва-  Санкт-Петербург" и репрессий против участников лагеря протеста защитников леса. Акция закончилась нанесением граффити на здание администрации и, разбитием 4 стекол и стрельбой в воздух. В организации акции были обвинены известные антифашисты Алексей Гаскаров и Максим Солопов, которым грозит до 7 лет лишения свободы по статье 213 ч.2 УК РФ "Хулиганство". На прошлое судебное заседание 14 марта большинство свидетелей обвинения не явились, так что судья Зепалова даже вынуждена была издать постановление об их принудительном приводе.

Согласно рапортам судебных приставов, 2 свидетелей обвинения им дома застать не удалось, но судья все же надеется увидеть их на следующем заседании.

23 марта судье удалось допросить одного из главных свидетелей обвинения, жителя подмосковного Менделеева Алексея Пителя. 28 июля этот молодой человек  вместе со своим приятелем Максимом Храмовым, также свидетелем обвинения, якобы случайно оказался в Химках, приехав из центра Москвы на машине с едва знакомыми девушками. Девушки, если верить свидетелям, их "продинамили", зато на пути искателей приключений попалась колонна антифашистов, идущая громить химкинскую администрацию. Ни имен девушек, ни их примерного возраста, ни примет машины, на которой они с Храмовым приехали в Химки, на суде Питель вспомнить не смог, зато он точно запомнил лицо Алексея Гаскарова, который якобы кидал фаер (или дымовую шашку?) в администрацию, а потом, проходя мимо них с приятелем, вдруг снял с лица маску.

Когда по ходатайству гособвинителя были зачитаны показания Пителя, данные им во время допроса на предварительном следствии, опознании и очных ставках с Алексеем Гаскаровым и Максимом Солоповым, то выяснилось, что тогда Питель запомнил Гаскарова в лицо, т.к. "во время совершения противоправных действий" тот был без маски, но опознал его "по особенностям телосложения". Про одежду Гаскарова что на следствии, что на суде Питель только мог сказать "в соответствии с данным временем года".

Зато Питель признал своей подпись в протоколах опознания и очной ставки с Солоповым, где свидетель утверждал, что опознал Солопова потому, что тот, проходя мимо него после "совершения противоправных действий", "снял маску и вытер лицо". Во время суда Питель Солопова не узнал, а на вопрос судьи о том, кто же из обвиняемых все-таки снял при нем маску, ответил стандартное "не помню". Сам Максим Солопов заявил на суде, что впервые видит данного свидетеля, а очная ставка и опознание проводились с другим человеком.

Также из допроса Пителя во время судебного заседания выянилось, что на учете у невролога из-за плохой памяти он не состоит, зато несколько лет назад был судим за кражу. На вопрос об оказании услуг правоохранительным органам ответил, однако, отрицательно.

После перерыва в судебном заседании Питель даже обвинил одного из слушателей процесса в том, что тот якобы ему угрожал. Судья посоветовала свидетелю обратиться в милицию.

Двое других свидетелей обвинения, журналисты, общественные активисты и супруги Сергей Смирнов и Анастасия Кривошанова, на суде изменили показания, данные ими во время предварительного следствия. Они объяснили это тем, что следователи оказывали на них давление: их допрашивали в химкинском ОВД в течение 10 часов, не разъяснив их статус (свидетели они или подозреваемые) и не допустив к ним адвоката, угрожая сделать их обвиняемыми по данному делу, как Гаскарова и Солопова. "Это дело на таком уровне, что мы им нашли 3 свидетелей, и вам найдем", - говорили следователи. Кроме того, допрашиваемым напомнили о печальной судьбе искалеченного защитника Химкинского леса Михаила Бекетова. В  квартире Сергея и Анастасии тем временем проводился обыск.

Таким образом Смирнова и Кривошанову заставили показать, что они якобы видели, как Максим и Денис Солопов что-то кидали в администрацию и стреляли из пистолета, а некто Пит с мегафоном в руках руководил толпой. Также их заставили оговорить участника зоозащитного и экологического движений Романа Белоусова: якобы именно он сообщил им об антифашистском концерте на Трубной площади в Москве  в защиту Химкинского леса и попросил пригласить для его освещения знакомых журналистов.

На самом деле Сергей и Анастасия знали о планировавшемся концерте только из интернета, но 28 июля их заинтересовало не это мероприятие, а встреча в Химках представителей властей, строителей платной трассы "Москва - Санкт-Петербург" и защитников Химкинского леса. Обещанная властями встреча сторон не состоялась, но по телефону от знакомых журналистов Смирнов и Кривошанова, уже приехав в Химки, узнали о том, что антифашисты, собравшиеся на Трубной площади, вероятно, тоже едут в Химки.

Журналисты дождались толпу антифашистов, и Анастасия сделала фоторепортаж их акции в Химках. Алексея Гаскарова, прибышего освещать акцию в качестве корреспондента Интитута "Коллективное Действие", она  и ее муж видели только около станции "Химки" без маски. Максима и Дениса Солопова они видели в толпе (масок они также не надевали,) но  с уверенностью заявили, что их не было среди тех молодых людей в масках, которые разрисовывали и закидывали здание администрации: в это время Максим и Денис стояли "за банером" "Очистим лес от фашистской оккупации", и на фотографиях Анастасии их не видно среди "погромщиков".  Пит с мегафоном так же не давал никаких команд толпе.

Кроме того, по утверждениям Смирнова и Кривошановой, следователи сначала пытались заставить их дать показания против лидера Движения в защиту Химкинского леса Евгении Чириковой и известного антифашиста Алексея Олесинова, но позже перестали упоминать об этих людях.

О давлении, оказанном на них во время предварительного следствия, Сергей и Анастасия написали заявление в прокуратуру, но та отказалась возбуждать против следователей уголовное дело.

Еще один свидетель обвинения, журналист телекомпании "Дождь" Илья Васюнин, рассказал в суде, что не видел, чтобы кто-либо из обвиняемых что-либо кидал в администрацию или стрелял из пистолета.

Следующее заседание Химкинского суда, на котором планируется допросить оставшихся свидетелей обвинения и начать допрос свидетелей защиты, назначено на 14 апреля, на 10 часов. Адрес: Московская область, г. Химки, Ленинградское шоссе, д.16, проезд из Москвы от м. "Речной вокзал" авт. 851, от м. "Планерная" авт. 817, 905 до ост. "Ул. Маяковского".

Соб.кор

Подробнее на эту тему: «Химкинские заложники» и Химкинский лес: беззакония продолжаются

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Michael Shraibman

Социальные революционеры с начала XX столетия противостояли не только царизму, но и либеральным партиям, которые они критиковали. Например, в отличие от либералов, анархисты и эсеры-максималисты отделяли борьбу за свободу слова от борьбы за выборы в органы государства, так как последние работникам...

1 неделя назад
4
Николай Дедок

3 августа в Москве прошла одна из крупнейших акций протеста с массовым хапуном. Оценки количества участников разнятся от 1 500 до 10 000. Задержанных — 1001 человек. Учитывая, что Беларусь и Россия всё время обмениваются опытом по подавлению протестов, и, как настоящие автократии, вкидывают в...

2 недели назад

Свободные новости