Германия: Вагенбурги - коммуны на колесах

Для многих немецких автономов сквоты — это уже вче­рашний день. Они селятся в вагенбургах— городках из стро­ительных вагончиков, возникающих тут и там на пусты­рях, городских площадях и вообще в любых свободных и кле­вых местах страны.   

Представьте себе — выходите вы утром на улицу, и видите на пустыре перед своим домом, между старыми гаражами и транс­форматорной будкой, несколько строитель­ных вогончиков. Но они не похожи на обыч­ные, в которых живут строители или солда­ты. В окнах — цветные стекла, на стенках — красочные граффити, а на одном из вагонов висит огромный плакат: "Мы — первый мос­ковский вагенбург'". Представляете? Не очень? Да, в Москве ничего подобного пока нет. Зато есть в Германии.  

Вагенбурги — идея и реализация

Идея вагенбургов — это прежде всего идея коммуны. Вагенбург (Wagsnburg) — это так называемый "жилищный проект" (Wohn-ensproekt). To есть проект, основная идея ко­торого — альтернативное устройство дома, быта и вообще совместной жизни группы лю­дей. В нашей стране проекты, которые ста­вили основной своей целью просто совмест­ную жизнь, хронически не выживали. Сооб­щества, у которых, помимо этой, была еще какая-то идея, смогли просуществовать не­сколько дольше. Обычно это была идея со­вместного художественного творчества. Но и их счастливая лодка разбивалась о быт. Насколько я знаю, два года можно считать чуть ли ни рекордом Гиннеса.  

Счастливой идее, выгнавшей юных и не очень немцев из домов и загнавшей в стро­ительные вагоны, уже больше десяти лет. И очень часто эта идея — именно совместная жизнь. 

Прямыми предшественниками вагенбур­гов, несомненно, являются сквоты. Не все из них, конечно, имеют в наличии вообще какую-либо идею, но некоторые все-же на­зывают себя коммунами. В основе же ваген­бургов лежит не только и не столько способ решения квартирного вопроса, а чисто анар­хическая идея независимости не только от места прописки, но и от какого-либо места вообще. "Государство не должно за меня решать, где мне жить! Я могу выбрать лю­бое место, которое мне понравится и где по­местится мой вагон вместе с вагонами моих друзей".

Но, конечно же, немецкое государство не всегда соглашается мириться с от­странением себя от своих прямых обязанностей, и тогда в вагонный городок является полиция и требует "очистить помещение". И они прицепляют свои вагончики к тракторам и везут их в другое, заранее подмеченное место. Удачным вариантом бывает догово­риться с неким владельцем частной терри­тории о возможности расположиться на ней. Вагенбурги существуют сейчас практически во всех крупных городах объединившейся Германии, а также в огромном количестве мелких и в вообще никому не известных точ­ках, не обозначенных на карте. Как же они живут?  

Присутствуют все основные атрибуты ком­муны — совместный быт, совместный досуг, полное и абсолютное равенство всех участ­ников. Совместный быт — это прежде всего общая касса. Существует обычно две кассы — кухонная и отдельно для всех остальных нужд. Все совместно вычисляют, сколько де­нег должен вносить туда ежедневно каждый для того, чтобы сообщество могло продол­жать свое счастливое и, по возможности, не очень голодное существование. Касса пред­ставляет из себя банку, банка для кухонных денег ставится на столе на кухне (в кухон­ном вагоне). И все. И никто ни за кем не сле­дит. Сколько ты туда положил, когда, поче­му? Не взял ли чего оттуда? А ведь на кухне всегда бывает еще и огромное количество гостей, многих из которых хозяева видят в первый и последний раз. Но и они оттуда ничего не берут, а только кладут. Это как бы само собой, так же как и то, что все участни­ки такого проекта имеют какую-либо статью доходов. Нет, вовсе не потому, что иначе тебя оставят без еды, но ведь в таком слу­чае за тебя будут платить другие. А это не­корректно. Настолько, представьте себе, некорректно, что так никто не поступает. 

Не осталась без внимания и проблема со­вместного досуга. Party по поводу дней рож­дений, а иногда и просто без повода, много музыки, факела и бенгальские огни. Практи­чески в каждом вагенбурге вечером откры­вается собственный маленький бар, в кото­ром все желающие могут купить пиво, чипсы и прочую подобную ерунду по закупочной (причем оптовой) цене.   

Сделай сам 

Вагон — это обычный деревянный стро­ительный вагончик на четырех колесах. Он подлежит как минимум — капитальному утеплению, как максимум — полной пере­стройке. Капитальное утепление — вещь со­вершенно необходимая, так как лето имеет особенность сменяться осенью, а потом и зимой. Кстати, одной из причин отсутствия вагенбургов в России немецкие вагонные жители считают русские морозы. Средняя зимняя температура в Германии — 10-12, и -25 для любого немца бедствие, сравнимое с наступлением ледникового периода. 

Но в большинстве случаев вагоны не толь­ко утепляются, но и практически полностью перестраиваются. У них появляются вторые этажи, мансарды, окна причудливой формы, а у одного на крыше обнаружилась даже лу­жайка из настоящей зеленой травки. 

Внутри вагоны напоминают обыкновенные наши с вами комнаты в однокомнатных квар­тирах — не очень много места, но вполне достаточно для жизни одного или двух чело­век. Кровать (обычно очень широкая), стол, книжные полки, гитара, барабаны. Ну, сами понимаете, это напрямую зависит от вкусов и увлечений хозяев. Интерьер отличается авангардной экзотичностью. На стенах, окнах и потолке можно встретить самые неожиданные предметы. Электричества в вагончиках нет и это вов­се не от лени, это — принцип, связанный с экологи­ческим мировоззрением. Электроэнергия является обычно результатом деятельности атомных станций, а это вагенбуржцев совершенно не устраивает. Они предпочитают жить при свечах. Для приготовления пищи используется газ или костер, там, где есть воз­можность его развести. Плитка, а также весь осталь­ной кухонный инвентарь находятся обычно в общем кухонном вагончике. Большинство вагонных жителей — веганцы. Это такие вегетарианцы, которые не едят не только мясо, но также яйца, молоко, сыр и даже рыбу. То есть абсолютно все, что как-либо связано с животным миром. 

Paradies Bolten—Hagen 

Вагенбурги можно разделить на два типа: времен­ные и те, которые уже нашли себе постоянное мес­то. Один из таких, существующий уже около трех лет (совсем недавно, как говорят его обитатели), и соби­рающийся оставаться там и далее — это вагенбург прямо на берегу Балтийского моря, в трех километ­рах от маленького курортного городка Болтен-Хагена. Помимо примерно 15 вагонов эта коммуна имеет в собственности еще и очень большой дом. В былые времена совсем рядом с этим местом проходила гра­ница между Германиями и этот дом, так же как и не­сколько вышек, принадлежал людям, бдительно эти границу охранявшим. Теперь границы нет, люди куда-то ушли, а дом, вышки и само это место оказались никому не нужны.

К великой радости вагенбуржцев, которые, обсудив этот вопрос с местными властями и не встретив никаких препятствий, поставили здесь свои вагоны, в доме устроили кухню, холл и очень уютные комнатки для гостей. С вышки открывается потрясающий вид на море и там тоже есть малень­кая комнатка, в которой так чудесно проводить теп­лые летние ночи. Черное небо вокруг, яркие звезды и где-то внизу, под ногами, шум деревьев и прибоя. Болтен-Хагенский вагенбург — это художествен­ный проект. Выставки, перформансы, театральные представления и концерты, которые рождаются здесь, в райском уголке на берегу моря, можно уви­деть потом в различных городах Германии. Вообще, здесь уделяют много внимания "культуре вагенбургов". Практически каждый месяц в одном из них проходит "день города". Съезжаются гости из дру­гих вагонных городков и начинается веселый празд­ник, который длится три-четыре дня, и запоминается надолго. 

Не в деньгах счастье

Сами жители домов на колесах считают, что ва­генбурги — это уже вполне сложившееся культурное и социальное явление. Они, несомненно, восприни­мают себя единым целым, помогают друг другу в "за­хвате" новых мест и обустройстве на них, а в мирное время постоянно ездят друг к другу в гости, обмени­ваются опытом и новыми, идеями, да и просто так, ведь что может быть интересней, чем новые друзья, чей образ жизни и взгляд на мир совпадает с твоим.  

Кто они? В основном молодые люди и девушки 17-30 лет. Не стоит считать их без­дельниками, вся жизнь которых проходит в праздниках, концертах и разъездах. Жизнь в вагоне — это вам не жизнь в теп­лой, сухой и благоустроенной квартире. Очень много времени здесь уходит на ра­боту по хозяйству и кухне, на благоустрой­ство и утепление вагонов, ремонт машин. Многие, как было сказано выше, работа­ют. Германия немного отличается от Рос­сии, и там, владея прикладной специаль­ностью, достаточно работать 3-4 месяца в году, чтобы все остальное время жить на эти деньги. Достаточно, конечно, тоже не каждому, все зависит от того, как к этим деньгам относиться и на что их тратить.

Если огромная часть денег нормальных не­мецких бюргеров уходит на плату за дом или многокомнатную квартиру, на покупку автомобиля каждому члену семьи или оп­лату безумно дорогого в Германии транс­порта, то здесь отсутствует проблема оп­латы коммунальных платежей, машины по­купаются подержанные, а самый популяр­ный вид транспорта, несомненно, автостоп. Жители вагенбургов не считают, что они в чем-то себя ограничивают. Просто у них другие интересы и другие потребности. К тому же много удается сэкономить за счет общей кассы и оптовой закупки продуктов. Здесь можно встретить также студентов и некоторое количество безработных, вре­менно живущих на социальную помощь.  

"Лучше быть активным сегодня, чем радиоактивным завтра!" 

Практически все вагенбуржцы считают себя авто­номами. Точно объяснить это понятие довольно труд­но. Зато можно перечислить обязательные признаки автонома. Автоном без­условно причисляет себя к левой части поли­тического спектра. Он или анархист, или про­сто точно неопределив­шийся "левак", который ненавидит фашизм и во­обще любые формы на­силия (но вполне может оказать реальное сопро­тивление — такое часто случается на демонстра­циях или при встрече с фашистами в городе), он экологист, активно уча­ствующий в радикаль­ных акциях, противник атомной энергии, вегета­рианец или даже вега-нец, он ненавидит ра­сизм и поддерживает национально-освободительную борьбу народов третьего мира (в послед­нее время особенно по­пулярны курды и мекси­канские партизаны-са-патисты).

Среди автоно­мов, как женского, так и мужского пола, очень сильны феминистские идеи. Автономам чужды буржуазные ценности. Само слово "автоном" происходит от понятия автономности, самосто­ятельности, независи­мости. Самостоятель­ности и независимости во всем — в образе жиз­ни, образе мыслей, об­разе восприятия мира. Автономы широко распространены по всей Германии, живут в сквотах и вагенбургах. Насчитывается их (дер­житесь за стул, русские радикалы!) несколько десят­ков тысяч человек. 

Двадцатипятилетней Дагмар из Бремена:  

"Вагонное движение — это довольно-таки новая форма сопротивления. Ее начало относится к 80-м го­дам. В Германии более ста таких вагонных городков и только в Берлине в вагонах живут более 800 чело­век. С каждым годом их становится все больше. Цель вагенбургов аналогична цели сквотов — стать живым примером того, как можно сделать свои мечты реаль­ностью, самостоятельно творить пространство своей жизни, работы и деятельности, развитие субкультуры.

Ежедневно происходят тысячи интересных событий. Каждый день — это новые открытия, новый жизнен­ный опыт. Для меня такая форма жизни особенно ин­тересна и потому, что именно так можно жить рядом с очень многими людьми (вагенбурги насчитывают от10 до 200 человек), и потому, что существует постоянное общение с природой. Кроме того, ты можешь выби­рать между разными вагонными городками. В послед­ние годы появились также караваны, которые путе­шествуют от одного вагенбурга к другому. Все это доставляет мне кучу приятных эмоций, а также показыва­ет "нормальному населению", что можно жить и по-другому".   

Жить своей жизнью  

Не надо за­бывать, что вагенбург — это прежде всего "жилищный проект". Так по­чему все же проекты с по­добной идеей в Германии вы­живают и, ска­жу вам как оче­видец, пре­красно живут и цветут всеми цветами раду­ги, а у нас вянут за год-другой? Не потому ли, что они каким-то чудесным образом умуд­рились вру­биться, что та­кое для них это самое "собст­венное жизнен­ное простран­ство" и чем оно отличается от других, чужих пространств. Они действи­тельно нашли его, это про­странство, в ко­тором люди живут вместе и не устают друг от друга, никто не пытается по­жить за чужой счет, а банка с деньгами не пропадает из кухни, личные амбиции не удовлетворяются за счет других, а все вопросы действительно решаются сооб­ща, нет потребности искать крайних или выбирать глав­ных.

Вы скажете — фигня это все, так и должно быть само собой, это не самый главный вопрос. Да, не са­мый главный, когда он уже решен, когда найдено та­кое пространство и встретились люди, для которых уже действительно нет этих вопросов, а соответственно не возникает таких проблем, и можно заниматься осу­ществлением тех проектов, которые в кайф тебе и тво­им друзьям: анархизмом, экологией, искусством, ор­ганизацией выставок и фестивалей, акций, лагерей протеста. То есть жить той жизнью, которая тебе дей­ствительно нравится. Которую можно создать само­му, например, уйдя из тесной квартиры-клетки, от мрач­ных соседей и занятых своими проблемами прияте­лей в коммуну на колесах. Они такой мир создали. И в этом мире удивительно чистый воздух и над ним каж­дое утро встает солнце.  

Алиса Никулина 

Впервые опубликовано в газете  экоанархистского движения  "Хранители Радуги" в середине 90-х годов 20 века.

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Пьер-Жозеф Прудон
Michael Shraibman

Я не согласен по очень многим вопросам с Александром Шубиным, но тут емко и по делу излагается им мысль Прудона: "В XIX веке уже было признано, что плохо, когда вами правит абсолютный монарх. Абсолютизм - это плохо. Это французы уже поняли. Эту утопию мудрого правителя они уже реализовали и...

1 неделя назад
Michael Shraibman

Год назад в мире поднялась новая волна протестов. Впрочем, в тот момент никто этого не осознавал. Когда «Желтые жилеты» во Франции подняли бунт против нового налога на топливо, никто и не думал, что это превратится в глобальный кризис. 2019 год изменил ситуацию. Социально-экономические...

2 недели назад

Свободные новости