Не бывает революции без репрессий

Для того чтобы посадить человека, государству не требуется, чтобы он совершил противозаконное действие! Чем опасней деятельность для государства, тем сильней оно кусается в ответ. Но репрессии и вооруженное насилие над людьми никогда не останавливали атаки на государство и желание его разрушить. Оно никогда сразу не пасует, сопротивляется, чтобы противника загнать в ловушку. В далекой Англии в далекие времена государство не могло своей вооруженной силой, насилием и казнями остановить пиратство. Тогда оно прибегло к другой уловке, оно легализовало пиратство.

В далекой России в далекие времена империя не могла своей вооруженной силой и казнями подавить вольность казаков. Тогда она не просто легализовала казачество, она начала его финансировать. В далекой Европе в далекие времена буржуазия не могла всеми насильственными действиями, репрессиями и тюрьмами подавить боевые рабочие профсоюзы. Тогда она их легализовала. И что случилось с пиратством, казаками и профсоюзами?

Чтобы обезоружить повстанцев, власть имущих легализовало борьбу против государства с капиталом. Мало того, оно предоставляет свой закон для разрушения государства, кабинеты судей для казни правосудия и обеспечение безопасности на мероприятиях, которые хотят уничтожить такую систему безопасности. А капитал не прочь создать фонды для поддержки революционной и радикальной борьбы, финансировать анархию и оказать безвозмездную денежную помощь для разрушения финансовой системы капитализма.

Государство и капитал победили – они легализовали революцию!

Они раскололи атакующих на тех, кто защищает мнимые завоевания свободы – легальную борьбу, и повстанцев, которых первые обвиняют в том, что они только все портят, от их действий нет пользы, кроме репрессий и усложнения легальной борьбы. Государство с капиталом боится нелегалов, боится, что революция станет неподконтрольной, непредсказуемой и выйдет из их политических планов. Чтобы поддерживать иллюзию борьбы у революционеров, власть прибегает к тактике ужесточения легальной борьбы, чтобы множество революционеров тут же мобилизовали все свои силы, отстаивать легальный способ борьбы. Именно это и требуется власти имущих, чтобы боролись не против них, а за разрешение на уничтожение государства и капитала.

Не быть революции без репрессий!

Если вы, боевые товарищи, не хотите репрессий, то разрушайте тюрьмы! А не обвиняйте своих друзей, которые уже действуют в том, что из-за этого вас репрессируют. Если уж быть репрессированным, то лучше за дело революции, чем безобидной овечкой. И помните, проще репрессировать безоружных и тех, кто не будет в ответ кусаться. Не повстанцы подставляют вас под удары государства, а вы сами себя подставляете под репрессии.

Когда человека садят не за дело, по фабрикации, то правильно делают, пусть в следующий раз что-то делает против государства и его разрушает. И пусть все знают, что если вы не разрушаете государство, вы все равно будете сидеть в тюрьме. Но именно таких узников совести возвели в ранг революционеров, отводя на задний план тех, кто сидит за дело революции. Дело революции всегда было, будет и остается вне закона.

Наши действия выглядят хулиганскими, потому что вы предпочитаете сидеть дома и вести боевые действия в интернете. Когда один человек или группа в каком-нибудь городе подожжет центр Э – это хулиганство, которое не так уж заметно и безобидно. Но когда тысячи людей независимо друг от друга в десятках крупных и некрупных городах поджигают центр Э, то это уже не выглядит хулиганской выходкой – это уже пламя революции.

Когда один человек или группа в каком-нибудь городе поджигает банк, то это не такой уж и большой ущерб. Но когда тысячи людей независимо друг от друга в десятках крупных и некрупных городах поджигают банки, то это уже серьезный ущерб капиталу. И мало того, когда это происходит регулярно – то никакая страховая компания такой ущерб покрывать не станет, она или обанкротится, или создаст астрономические суммы за страхование.

И только вы, как крепостные, будете продолжать платить налог, покрывая весь ущерб от повстанческого разрушения, вместо того, чтобы восстать и присоединиться к повстанческой борьбе. Вы до сих пор думаете, что налог – кража государством, будет тратиться на тех, с кого сдирается. Грабят не для того, чтобы потом вернуть.

Можете продолжать все громче и громче кричать о революции, о несправедливости государства и капитала, о жестокости полиции, можете увеличивать количество глоток, которые это будут кричать, но когда вы надоедите своими криками власти, то вас посадят, а вы ничего не сможете сделать против этого, кроме как продолжать кричать и надрывать горло.

Мы не говорим, что вам стоит делать, мы не призываем вас это делать, мы вам говорим о том, что уже делается.

коллектив Анонимусы

Комментарии

«Ответное насилие должно превратиться в такое насилие, которое соразмерно полицейскому насилию, в такое насилие, в котором продуманный расчет заменит бессильную ярость, такое насилие, которое на использование полиции в качестве вооруженной, военной силы тоже ответит вооруженными, военными силами. … Шутки кончились». no comment...
Голосов пока нет

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Пьер-Жозеф Прудон
Michael Shraibman

Я не согласен по очень многим вопросам с Александром Шубиным, но тут емко и по делу излагается им мысль Прудона: "В XIX веке уже было признано, что плохо, когда вами правит абсолютный монарх. Абсолютизм - это плохо. Это французы уже поняли. Эту утопию мудрого правителя они уже реализовали и...

1 неделя назад
Michael Shraibman

Год назад в мире поднялась новая волна протестов. Впрочем, в тот момент никто этого не осознавал. Когда «Желтые жилеты» во Франции подняли бунт против нового налога на топливо, никто и не думал, что это превратится в глобальный кризис. 2019 год изменил ситуацию. Социально-экономические...

2 недели назад

Свободные новости