Беларусь: статьи политзаключенного анархиста Александра Францкевича о молодежи и анархизме

Публикуем 2 статьи, написанные полизаключенным анархистом Александром Францкевичем в разное время, обе касаются вопроса вовлечения молодежи в анархистское движение.

Анархизм как политическая философия и идеология существенно контрастирует среди даже своих левых соседей, не говоря уж об иных политических течениях. Методы, которые анархизм применяет согласно целям, исключают существование какого-либо центрального руководства, перепоручения выбора взамен на стабильность и безопасность и отрицает поддержку политических интриг.

При этом большинство современных и имеющих вес оппозиционных движений и организаций свою работу с населением строят на этих трех китах, вне зависимости от своей радикальности и идеологии. В соответствии с этим и строится их политика в отношении различных социальных групп. Но антиавторитарные коммунисты и антиавторитарии в принципе лишены возможности предлагать людям программу, которую им просто нужно поддержать на выборах, не могут они и привлечь каких-либо серьезных спонсоров, нет смысла им и входить в блоки и фронты.

Идеология анархизма не позволяет быстро поглощать и проникать в существующие институты – как минимум по причине невозможности иерархии и приказов. Автономность групп и личностей отвергает всякую возможность распределять информацию и права по пирамидальной схеме. Всякий же кто это отвергает на словах или на деле не является анархистом.

Но при этом анархизм не является течением, полагающимся на меньшинство. Во всех трактовках и направлениях он опирается на большинство: на трудящихся, молодежь, интеллигенцию и маргинальные классы людей. Нет анархизма с революцией сверху, с переворотом одиночек, нет анархизма для богатых. В связи с тем, что социальные группы грубо определены выше, анархистам, с учетом местной специфики, необходимо разграничить и определить методы и технику агитации и пропаганды среди этих слоев с последующим привлечением в движение.

На основании хаотической работы и случайностей по привлечению людей, при всем желании, либертарная идеология так и останется уделом маргинальных и малочисленных групп. Выработка стратегии является важным даже принципиальным моментом в жизни движения, не смотря на то, что полностью всеми его участниками она принята не будет. В этой статье я попытаюсь сделать краткий обзор социальных слоев и классов, единых в общих чертах для России, Беларуси и Украины за редким исключением, и, вместе с тем, выработать стратегию по привлечению их в социально-революционную деятельность.

Начну я с самой близкой радикальным философиям категории – это молодежь. Максимализм, бунтарство, романтика, все это пронизывает жизнь молодых людей во все времена. Однако всегда нужно помнить и обратную сторону медали – инфантильность, капризность, непостоянство. Привлечь молодых проще, проще и потерять. Условно можно разделить эту социальную группу по эстетическим пристрастиям – ведь именно это в молодом возрасте и определяет вектор по которому направится юноша или девушка. Всего таких условных подгрупп будет три: молодежь уличная, комнатная (интеллигенствующая) и неформальная. Еще раз повторю – деление исключительно условно и проведено лишь для упрощения подходов в целом.

Уличная молодежь это, по сути своей, около 90% всех молодых людей. И, к сожалению, практически не охваченная нашей пропагандой и агитацией (в отличии от ультраправой). Основные господствующие тут эстетические ориентиры – насилие, авторитет (чаще всего личный), красивая жизнь, слава. Сразу необходимо прояснить, что уличная молодежь серьезно разделяется по своему образу жизни на гендерной основе.

Парни тянутся к насилию, авторитету, своеобразной романтике, девушки же ищут славы и денег. Для первых больше свойственно трата всех своих средств на утехи, вторые же нацелены на материальные ценности (хотя и среди парней потребительство распространено, но не в таком объеме). Пьянство и наркомания – бич улицы, не дающий многим оценить свои перспективы, которые сильно расходятся с целью «красивой жизни». Из позитивных, на мой взгляд, тенденций, есть ненависть к репрессивному аппарату, классовая неприязнь ко всем вышестоящим. 

Чаще всего уличная молодежь в будущем становится пролетариатом, на момент своей молодости учась в ПТУ, поэтому так же есть и неприязнь к интеллигенции. В связи с расцветом криминального мира в 90-ые сильна в этом слое и воровская романтика, и, как следствие, этический кодекс. Однако, последнее характерно где-то в большей, где-то в меньшей степени.

В Беларуси государство поставило своей целью уничтожение воровской идеи, и этический кодекс лагерей разделяется лишь узким кругом сидевших и редкими провинциальными городами. Расизм, предрассудки – тут они серьезно укоренились. Основными медиа, влияющими на эту часть молодежи остаются фильмы, музыка и телевидение (но уже в меньшей степени). Для улицы характерны стаи, группировки – коллективный образ жизни и, главное, мышления. Вкупе с отсутствием критического мышления это делает их чрезвычайно уязвимыми к демагогам и популистской пропаганде. Так же парней в этой условной группе притягивают организации с жесткой дисциплиной и регламентом, начиная от армии и заканчивая бандами. Чаще всего это происходит из желания «быть как все», т.е. конформизма.

Как следствие из гендерного разделения, тут следуют и разные подходы. Из имеющихся эстетически близких к уличным пацанам и при этом занимаемыми анархистами начинаниях можно перечислить футбольный хулиганизм и антифашизм. Это связано, в первую очередь, с ориентацией на насилие и жесткую организацию. Поэтому чрезвычайно важно не потерять эти платформы, развивать их и не допустить отделения того же антифашизма от анархистской пропаганды. По поводу хулиганизма вопрос во многом в РФ, РБ и Украине связан с антифашизмом, ведь аполитичных фанатских группировок сейчас действительно мало.

Необходимо уяснить – троцкист антифа, либерал антифа или принципиально аполитичный антифашист это либо люди в т.н. переходном состоянии, где они уже отчасти ассоциируют себя с идеей безвластия, либо наш идеологический противник, продвигающий враждебные нам идеи. В данном контексте я веду разговор именно о боевом антифашизме, но замечание о противниках можно расширить на все косвенно анархистские инициативы – ЕВБ, зоозащита, синдикализм и т.д. Продолжая тему близких к уличным парням начинаниям необходимо отметить, что анархистам не хватает чисто либертарного движения, связанного с насилием и жесткой организацией. Позитивной считаю попытку создания платформы милитант-анархизма, однако ей не хватало эстетических признаков (одежды, стиля) и реальных дел, известных вне уютных блогов. Отличным примером можно сделать бойцовские клубы, если бы эта тема не была бы в наших странах узурпирована ультраправыми.

Сильный толчок в виде фильма (в котором, кстати, явно подаются левые идеи, а иерархия в клубе сугубо неформальная, держащаяся на авторитете) дал начало копированию, однако без революционной составляющей. Можно попробовать «ввязаться» и туда, но серьезного эффекта уже не достигнуть – потеряна самобытность. При контактах и агитации уличных пацанов нужно помнить – интернет это площадка совершенно для этого неподходящая, как и любые опосредственные методы пропаганды: листовки, брошюры и т.д. Литература вообще в этих кругах не пользуется спросом. Какой-то минимальный эффект можно достигнуть через граффити и стикеры, т.е. кратким и красочным посланием. Однако это не сравнить с личным общением, музыкой и кино.   

Личное общение вопрос довольно тонкий и обширный, но если с большего…т.к. вся молодость проходит в борьбе за личный авторитет, то чтобы серьезно воспринимать слова говорящего, говорящий должен уметь должным образом реагировать на нападки с чужой стороны, не быть исключительно навязчивым, и уметь говорить простым и понятным языком. Большим плюсом будет при этом физическая сила, отсутствие какой-либо субкультурной атрибутики и, естественно, аккуратный подход к общим принципам компании. Коммуникабельность у пацанов на уровне, поэтому харизматичному человеку можно стать своим практически в любой уличной компании, соблюдая эти общие принципы.

Так же нужно понимать, что в массе своей лидерам никакая пропаганда ни к чему, т.к. их интересы непосредственно личная власть и любые попытки потерять «паству» они будут воспринимать враждебно. Музыка, близкая по духу уличной молодежи (тут она едина для обоих полов) уже осваивается либертариями, будь то хип-хоп или акустика, однако не хватает ресурса для распространения и качества. В любом случае прямая пропаганда не подходит, а полустеб (Политзек) остается лишь уделом действующих анархо-активистов. Из школы я запомнил время, когда Коловрат «Герои РОА» была на половине мобильников в моем классе, это результат к которому надо стремиться и нам. Фильмы…есть конечно блокбастеры несущие близкие нам идеи, но общество спектакля не создает чего-либо действительно опасного для него самого.

А анархисты зациклены на заунывных документальных и глубокоосмысленных философских лентах. Огромным шагом вперед было бы создание фильма о революции, восстании с акцентом на действие (как это было примерно сделано в «V значит вендетта»), однако тут с нашими ресурсами можем лишь поспособствовать его созданию через сценарий или комикс (как в случае с вышеупомянутым фильмом). В любом случае подборка существующих фильмов на похожую тематику не помешает.

Касаемо женской части уличной молодежи, то к ним подход несколько иного рода. В связи с меньшей тягой к насилию, личной зависимостью от своего возлюбленного (как модели поведения) большим интересом к интернету и ярко выраженной тягой к модничеству, можно сказать, что девушек привлечь в существующее анархо-движение значительно проще. ЕВБ, зоозащита, благотворительные акции соответствуют эстетическим пристрастиям прекрасной половины молодых людей с улицы, однако, в этом направлении необходимо работать, чтобы завлечь их туда хоть единожды.

Пока акции подобного рода существуют в основном для и за счет субкультурной молодежи. Возможно, имеет смысл создать инициативы сходные по содержанию, но с иным обликом, с акцентом на помощь нуждающимся. И с меньшим количеством субкультурщиков в рядах. Из подобных акций еще можно вспомнить попытки наладить ярмарку взаимопомощи в некоторых городах Беларуси (свободное дарение вещей, оказавшихся ненужными и соответственно агитация принести свои ненужные вещи), электронные вечеринки с политическим подтекстом (но не нападающих прямо с флаеров и рекламы).

Кроме трех китов воздействия на юношей (личного общения, музыки, кино) можно еще, при пропаганде женской аудитории, использовать интернет и социальные сети (более восприимчивы), различную одежду с символикой или подтекстами (хотя это больше к субкультурной молодежи подходит, но я не раз и не два видел, как обычные девушки изрывали дистро на концертах, при полном равнодушии к музыке), ну и еще можно заметить, что чаще всего девушки такого типа перенимает все и вся от парня, будь то идеи или предрассудки.  

Движение, вовлекая в себя молодежь с улиц, должно заботиться и об их «ассимиляции». Если их предрассудки, буржуазные представления и устремления превзойдут определенную критическую массу, то это приведет к тому, что движение само изменится, перестанет быть революционным, и войдет в обычную обывательскую жизнь.

Поэтому очень важно поднимать среди них уровень самостоятельного мышления, умения критически мыслить и ставить иногда даже самое очевидное под сомнение, преодолевать собственные предрассудки. Так же самим нам нужно постоянно критиковать ту иллюзорную красивую жизнь и неуемное потребительство, которые им предлагает капитализм. Делать это лучше не на теоретических построениях, а на живых примерах из жизни, простых и близких. Ассимиляция процесс более трудоемкий, чем вовлечение, и его усложняет тот факт, что по итогу 80% не примут идеи движения и рано или поздно уйдут из него. Однако оставшиеся укрепят и обогатят опытом нас и анархистскую традицию в общем. 

Эту статью политзаключенного анархиста Александра Францкевича прислали нам на почту.

Молодёжь – бульдозер Революции

Вдовесок к недавно опубликованной статье политзаключённого анархиста Александра Францкевича предлагаем ознакомится с ещё одной аналитической статьёй в которой делается упор на потенциал молодёжи в революционном деле.    

Побудительным мотивом в написании данной статьи стало наблюдение за протестами молодежи во Франции а также размышления на тему весны-2006 в Беларуси.   

Не раз и не два в теоретических дискуссиях неавторитарных левых поднимался вопрос о том, какой класс или группа населения хранят в себе наибольший революционный потенциал. Большинство марксистов, ленинцы и троцкисты упорно продолжают считать, что единственный “истинно революционный” класс – это промышленный пролетариат. Именно он, по их мнению, станет авангардом революции, поведет за собой все неэксплуататорские слои общества. Все общемировые знаковые события и массовые протесты конца ХХ начала ХХI века показали ошибочность этого мнения, по крайней мере, в отношении государств “развитого капитализма” (государства западной Европы, США, некоторые страны Южной Америки).  

Промышленный пролетариат, наоборот, показал себя как один из самых несознательных и консервативных слоев населения. Для примера можно взять хотя бы события во Франции начала 2006 года. Промышленные пролетарии, заводские рабочие тогда поднялись едва ли не в последнюю очередь. То же самое можно наблюдать в аналогичных ситуациях в Беларуси, в России. Традиционно самой сильной группой населения в плане революционного потенциала являются самые угнетенные, самые подавленные и самые бесправные. Кто же сегодня является этой группой населения? Кто восстанет первым и поведет за собой остальных?  

На мой взгляд, это молодежь.  

Молодежь, безусловно, не является классом. И это не статичный слой общества, а переходный. Но именно на молодежь, как правило, приходится первое слово во всех серьезных бунтах, волнениях, восстаниях и революциях.

За примерами далеко ходить не надо: все самые ненавистные и преследуемые властью в Беларуси организации – это радикальные молодежные объединения. Молодежь наиболее массово выходила и выходит на протестные шествия и митинги, активнее всего присоединяется к политическим объединениям – как у нас в стране, так и за рубежом. Весной 2006 именно молодежью преимущественно были набиты камеры предварительного заключения в Окрестина и в Жодино. Причины политической и социальной активности молодежи, а также ее революционного потенциала, на мой взгляд, следующие:

1. Молодые люди, подростки – один из самых бесправных слоев населения. До 18 лет в нашей стране нельзя почти ничего – ни водить машину, ни устроиться на сколько-нибудь нормальную работу, ни участвовать в деятельности политических организаций, ни, в конце концов, покупать спиртное. Зато уголовно-правовое и моральное угнетение – на вполне “взрослом” уровне. За большинство тяжких преступлений ответственность наступает уже с 14 лет, а моральное давление в школах и ССУЗах зачастую не меньше чем на работе. Получается – прав меньше, а груз ответственности и гос.угнетения – почти такой же, как у взрослых.

2. Подростки острее других чувствуют несправедливость. В переходном возрасте, когда идет вхождение человека во “взрослую” жизнь, идеалистические представления о жизни и личности разбиваются о суровую реальность. Общество предстает перед молодым человеком во всей своей красе и со всеми своими “прелестями”: корыстолюбием, подхалимством, лицемерием, подлостью – всеми теми качествами, которые от нас требует капитализм. Это вызывает у людей данного возраста разную реакцию. Кто-то начинает жалеть себя и уходит от реальности с помощью алкоголя и наркотиков. Кто-то ограничивается примитивным бунтом в духе говнопанка. А у кого то это противоречие между личностью и окружающим миром, вместе со злобой и желанием что-то менять кристаллизуется во внятную, взвешенную политическую позицию.

3. Молодежь – один из самых социально незащищенных и зависимых слоев
общества. Подавляющее большинство людей в возрасте от 14 до 25 лет материально зависимы от родителей. Не меньшую зависимость влечет за собой обучение в учебном заведении. И если человек с более-менее востребованной специальностью может без проблем уйти со своей работы и найти другую, то уйти из школы для подростка – значит поставить крест на себе. А уйти из ВУЗа – значит попасть в армию и забыть про возможность добиться в обществе хоть сколь-нибудь достойного места (если не считать, конечно, службу в силовых структурах).    

Все это бесправие, угнетенность, униженность, состояние перманентной оскорбленности государством, наложенные на подростковый максимализм, идеализм и обостренное восприятие несправедливости делают из молодых людей наиболее самоотверженных и зачастую даже фанатичных борцов за свободу.

Безусловно, у молодежи есть одно качество, которое не даст ей сказать решающее слово в революции: молодежь ничего не производит. Одна лишь молодежь не сможет изменить социально-экономическую систему, сделать революцию – потому что капиталистическая экономика держится не на молодежи.

По-настоящему изменить мир смогут только трудящиеся, среди которых молодежи меньшинство. Именно трудящиеся, на плечах которых и держится все хозяйство, экономика, все могущество правящих элит, объявив забастовку, и отказавшись удерживать своим трудом капитализм, смогут обрушить эту систему. Молодежь же, сколько бы она не бунтовала, может быть “успокоена” полицией и войсками, и молодежные бунты, хоть и несут известную долю опасности, не фатальны для капитала.

Сама по себе молодежь может выступить лишь катализатором общественного настроения. Она может стать тем “авангардом”, который расшевелит более массовые, консервативные и “тяжеловесные” слои общества, без которых революция невозможна – тех же промышленных пролетариев, трудящихся производственной сферы. Эти слои вступают в битву последними, но без их участия победа невозможна, потому что пока трудящиеся производственной сферы остаются лояльны системе, она будет существовать. Но сами по себе они, как я уже говорил, слишком консервативны и апатичны, чтобы устраивать серьезные волнения самостоятельно.  

Какой из всего этого следует вывод? На мой взгляд, главный вывод для нас должен быть следующий: первоочередная задача для либертарных коммунистов – завоевать симпатии и поддержку политически активной молодежи. Революционные организации должны все свои силы в области пропаганды приложить к привлечению молодежи, подростков. Потому что им, и только им стоять в первых рядах грядущих сражений!  

Март 2007, журнал Свобода или Смерть №5

Источник

 

 

 

Комментарии

Администраторы сайта немного ошиблись. Первую статью действительно написал Александр, а вторая взята из журнала "Свобода или смерть" и к ее авторству он, судя по всему не имеет отношения. Во всяком случае первоисточник - сайт Революционного действия, ничего об этом не сообщает.

Голосов пока нет

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

желтые жилеты
Michael Shraibman

У меня было желание написать о событиях во Франции. Но за это время появилось интервью с Ксенией Ермошиной, непосредственной свидетельницей протестов. Она куда лучше информирована об этих событиях, чем любой из граждан РФ. Все это еще и происходит на фоне обмена любезностями между державами:...

3 дня назад
Michael Shraibman

Мы постоянно слышим: "Люди не способны меняться к лучшему, человеческая природа неизменна. В мире всегда или в большинстве случаев торжествует несправедливость и в принципе ничего нельзя исправить". Это мнение - ложь. Мой дед прожил 100 лет. Европейцы три столетия назад жили в том мире...

4 дня назад
3

Свободные новости