Негативное наследие «Анархистов против стены»

Аффинити-группа «Анархисты против стены», существовавшая с 2003 по 2013 г., была самым известным израильским движением, боровшемся против сионизма. По их заявлениям, главными целями движения были привнесение темы оккупации в израильское и мировое медиапространство и давление на израильское общество. «Анархисты против стены» по-прежнему являются самым известным движением среди западных радикальных левых. Они способствовали невероятно успешному распространению информации об угнетении коренного населения Палестины и формированию левого консенсуса по отношению к Израилю и привлекли внимание международных правозащитных организаций к палестинской проблеме, чем не могут похвастаться многие другие не только израильские, но и мировые левые. И все же современные палестинские антисионисты ставят под сомнение и их цели, и их методы, и то, были ли они на самом деле анархистами. Ошибки движения признают и его бывшие участники.

19 января в рамках проекта «Школа наук о свободе» израильской организации "Единство" один из лидеров «стеноломов» Коби Сниц прочитал лекцию «Борьба палестинского народа против эксплуатации и сионистской оккупации и место анархистов в этой борьбе».

Коби Сниц рассказал, что в целях более быстрой реакции на политические изменения «Стеноломы» отказались от идеи создания организации и выбрали формат аффинити группы, который явно не соответствовал масштабным целям сообщества. Оглядываясь назад, Коби признает это одной из самых серьезных ошибок, приведших к развалу движения.

Будучи сообществом, никак официально не оформленным, «Анархисты против стены» не имели ясных политических целей и не разрабатывали прозрачные механизмы взаимодействия в группе, что само по себе уже позволяет говорить о движении как о неанархическом. Собственно, значительная часть участников анархистами себя и не считала, название им дали журналисты и оно прижилось случайно.

Разумеется, люди, не формулировавшие свои теоретические взгляды, не могли предотвратить и даже заметить и практические ошибки. Не имея никакого представления об экономической теории, «Стеноломы» косвенно, но очевидно скатывались в поддержку «национализма угнетенных», что было только на руку правительству и крупному бизнесу Палестинской автономии — а значит, и Израиля.

Отсутствие каких-либо правил позволяло им также нарушить собственные принципы и взять огромный кредит без обязательств у партийного функционера Габи Ласки.

По словам Коби, участники движения много рефлексировали по поводу привилегий, которые были у них как у евреев-израильтян. В частности, они старались напоминать друг другу о том, что даже возможность безопасно разговаривать с солдатами является привилегией. Однако некритичное отношение к основным механизмам власти сделало «Анархистов против стены» отражением властной модели Израиля: в движении не было не только палестинцев, но и израильских арабов, было слишком мало контактов с жителями Палестинской автономии, чтобы понять, чего хотят те, кого они, по их заявлениям, поддерживали. Это можно было бы объяснить тем, что палестинцы по законам, сохранившимся со времен британской колонии, подвергаются более жестокому наказанию за участие в оппозиционных движениях, однако на территории Палестины действует немало неизраильских радикальных групп, в том числе и левый НФОП, связи с которым у «стеноломов» очевидно не было.

Сниц рассказал, что, в полном соответствии с израильской властной моделью, ядром группы были молодые мужчины-ашкенази, которые не только косвенно поддерживали сексуальное и психологическое насилие по отношению к участницам группы и иностранным наблюдательницам со стороны палестинских мужчин, но и сами его практиковали. Женщин, которые сопротивлялись, часто просто выдавливали из организации, а те, кто стерпел домогательства, молчали, боясь позора и изгнания.

Не развивая механизмы взаимодействия в группе ради быстроты реакции и иллюзорного единства участников, «АПС» создали условия для возникновения неформальной власти в лице нескольких человек, которые в свою очередь мешали вносить изменения тем, кто опомнился, не позволяли принимать в группу или выдавливали «неугодных» участников. Так, например, в 2010 году из группы выгнали одного из активных участников Рому Хазановича за попытку внести в повестку другие темы, кроме протеста против строительства разделительного барьера.

Участники семинара задавали Коби Сницу вопросы о причинах ошибок «стеноломов», на которые он, как правило, отвечал либо что они об этом «как-то не думали», либо что когда некоторые участники обратили внимание на непоследовательность и несправедливость внутри движения, то изменить что-либо было уже слишком сложно. Сниц подтвердил, что отступление от принципов ради быстроты реакции и избегания расколов по теоретическим вопросам было не только идеологически неоправданным, но и ненужным. Акции прямого действия — главный метод «стеноломов», по их собственным заявлениям — происходили довольно редко, в основном же они организовывали демонстрации, правда, довольно агрессивные, но едва ли причина этого — отсутствие политического образования, устава и адекватного отношения к товарищам.

В целом трудно сказать, какие у сообщества были цели, т. к. не имея единой политической позиции, оно не выпустило ни одного официального заявления. Информация, которую дают разные участники, часто противоречива: кто-то говорит, что сообщество было анархистским, кто-то это отрицает, иногда можно в одном тексте прочитать что «АПС» мечтали о протесте израильтян и палестинцев плечом к плечу и что они ставили крест на всем израильском обществе и единственным действенным механизмом видели давление на него.

Без связи с тем, являлись ли они действительно анархистами, можно утверждать, что «стеноломы» добились очень многого, поэтому даже при негативном отношении ко многим аспектам деятельности движения отрицать важность их опыта было бы непозволительным снобизмом. Присутствие израильских и иностранных наблюдателей на демонстрациях в палестинских деревнях снижает опасность убийства и ранения местных жителей, привлеченные радикальным протестом правозащитные организации оказывают давление на израильские суды, западные левые регулярно протестуют у израильских посольств.

Но анархистам после десятилетней деятельности «стеноломов» стало сложнее распространять идеи классовой солидарности, самоуправления, гендерного и национального равенства среди палестинского населения. Долгое время эти дискурсы использовали лишь произраильские парламентские левые, что привело к фактической монополии и сильно мешает их распространению на территории западного берега. Поскольку не налаживались бытовые связи между палестинскими крестьянами и израильскими активистами, отчуждение израильских левых от палестинского вопроса также не было преодолено. Скорее наоборот — левых все больше воспринимают как простых наблюдателей.

Метод прямого действия, прославивший «стеноломов», сейчас, по-видимому, тоже практически не работает: развитие технологий контроля позволяет держать под лупой каждого более-менее активного участника уличной борьбы.

Поэтому сегодня многие радикальные левые Палестины-Израиля делают основной упор на преодоление бытового отчуждения, совместное участие в культурном пространстве, озвучивание классовой повестки, распространение принципа гендерного равенства и самоуправления в противовес национальному объединению и усилению патриархальных моделей.

Лена Пасынкова, участник израильской анархической организации «Единство»

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Монсегюр
Michael Shraibman

Мне кажется, что существует проблема, когда вы думаете, что диктатуру легко можно свергнуть, тем более с помощью воздушных шариков. Это, очевидно, не так, но ведь дело не только в диктаторах. Жить с системе, где сменяются более-менее регулярно олигархи у власти, тоже нехорошо, народовластия там нет...

1 неделя назад
5
Николай Дедок

Читая новости об избиениях и пытках на Окрестина, смотря видео избиений, все  мы находились в состоянии шока. Каждый из нас, не говоря уже о тех, кто лично прошел через задержания, задавал удивлялся и не понимал: как такое возможно? С начала революции я слышал от людей один и тот же вопрос...

1 неделя назад

Свободные новости