Политическая ситуация в России после президентских выборов 4 марта 2012 года и задачи "Автономного Действия"

После прошедших президентских выборов политическая ситуация вновь законсервировалась. Дверь для политических изменений снизу опять захлопнулась на шесть лет, при условии, конечно, что Путин и его команда удержат на плаву экономику.Попытки либеральной оппозиции продолжать протест, навряд ли приведут к успеху и движение "за честные выборы" идет на спад.

Были ли выборы честными, то есть без фальсификаций? Возможно, кого-то из моих товарищей это покоробит, но, считаю, что более половины процентов голосов граждан, отданных за Путина, объективно отражают симпатии граждан. Это не значит, что граждане России дураки, или так сильно любят Путина, или что нам теперь пора вообще прекратить свою деятельность. Дело не в этом. Просто более десяти лет Путин обеспечивает экономическую, и как следствие - политическую стабильность, осуществляет подачки в виде материнского капитала, обеспечивает монополию государственных СМИ в информационном пространстве, каковые для основной массы населения по прежнему являются источником информации (а отнюдь не интернет). Поэтому у оппозиции пока нет возможности и ресурсов достучаться до основной массы населения.

При этом нужно понимать, что данные симпатии носят конъюнктурный характер. Граждане по прежнему не любят власть, полицию и не доверяют им, но Путин у них ассоциируется "со всем хорошим", хотя он и есть вершина айсберга - российского чиновничьего аппарата. Если вдруг настанет экономический кризис, поползут цены вверх, людей начнут выгонять с работы, банки перестанут выдавать вклады - эти симпатии исчезнут мгновенно. Эта "любовь" носит исключительно ненадежный, потребительский характер.

После движения, начавшегося в декабре 2011 года и, по-видимому, завершающегося сейчас, перед нами стоят два основных вопроса. Первый - как мы заявили о себе в ходе протестов, и второй - что мы должны делать после них.

Очевидно, что это был не совсем наш протест. То есть, либертарные коммунисты против парламентаризма и против института президентства, однако, мы участвовали почти во всех протестах "за честные выборы". Участвовали с одной целью - сказать, что "мы есть". И хотя камеры государственных каналов старательно избегали наши флаги, на многих массовых митингах, например, в Москве, мы всегда стояли организованной заметной группой.

Мы сформулировали свою позицию - http://avtonom.org/news/nashe-reshenie-samoupravlenie-4-marta-2012-goda. Пусть - полуофициально, через тяжелую внутреннюю дискуссию, однако, это произошло. Изначально перед нами стояли задачи:

  1. заявить о себе,
  2. отвоевать себе более выгодные позиции,
  3. радикализовать уличные протесты. 

Первая задача навряд ли выполнена. Нас по прежнему знают только сотрудники правонарушительных органов и правые. Чтобы основная масса населения нас узнала - нужно в течение нескольких месяцев мелькать в вечерних новостях "Первого канала", а для нас это пока невыполнимая задача.

Вторая задача выполнена лишь частично - в зависимости от города. Попытка осуществить третью задача была предпринята, например, на московском митинге на Пушкинской площади 5 марта 2012 года. Попытка была не очень удачной, основная масса участников митинга не поняла, что происходит и уж тем более не собиралась примыкать к небольшой группе радикально настроенных товарищей, начавших сносить металлоискатели.

Что мы должны делать. Во всех городах России, где есть группы "Автономного Действия", мы выходили и кричали - "Одно решение - самоуправление!", или "Наше решение - самоуправление". Совершенно очевидно, что теперь уже совсем не достаточно кричать об этом, пора бы хоть что-то сделать в этом направлении. В такой стране как Россия нет ни одного социального центра, нет ни одной открытой либертарной площадки, куда бы мог прийти любой человек. До недавнего времени таким местом был питерский Vegan-Club - теперь уже закрывшийся.

Обратите внимание, о чем говорят первые лица государства в последние несколько месяцев. Каким-то странным образом, зашла речь о самоуправлении и том, чтобы дать "ему больше прав". Очевидно, что в это слово они вкладывают свой особый, государственнический смысл. И скорей всего самоуправление видится им так: "неплохо было бы, чтобы граждане России более активно действовали на местах. Создавали бы по месту жительства свои инициативные группы с целью поддерживать порядок самим у себя во дворах, контролировать местных чиновников, и докладывать нам наверх, если происходят какие-то вопиющие злоупотребления властью".

Это - так называемая, коммуникативная модель. Конечно, политическая элита заинтересована в том, чтобы каналы коммуникации с низами были открыты, так как в этом случаи она может более оперативно корректировать внутреннюю политику, и так проще ей удерживать власть. Однако, в условиях социального неравенства подобные каналы, даже если они будут созданы сверху, не будут работать эффективно, так как недоверие между верхами и низами слишком велико. Выход один - структуры самоуправления должны строиться снизу, а не насаждаться администрацией президента.

Нам нужна своя либертарная площадка, которая могла бы работать в полузакрытом, а потом и в полностью открытом режиме. Существует вероятность, что власть просто не позволит функционировать такой площадке. Ей же хуже.

Без постоянно функционирующей либертарной площадки, то есть - некой созидательной основы, движение не продвинется вперед качественным образом.

Второе, что необходимо - формулировать альтернативу. Нам необходимо вытаскивать самих себя из области маргинальной мысли и действий. Никто кроме нас самих этого не сделает и не поможет нам - наоборот наши оппоненты заинтересованы, чтобы мы как можно дольше находились в маргинальной плоскости. Как барон Мюнхгаузен сам себя вытащил за шкирку, там и мы должны сами себя вытаскивать из того состояния, в котором находимся. Совершенно очевидно, что идеи самоорганизации и самоуправления общественно полезны и имеют общественную ценность. Задача заключается в том, чтобы соединить эти ценности с жизнью современного общества, повседневной жизнью среднего россиянина. Это великая и историческая задача.

Нам нужны брошюры, современные и понятные российским гражданам. Нужна минимальная материальная база, чтобы превратить выпуск таких брошюр в регулярный поток (интернет здесь не поможет). Сначала тиражи могут быть небольшими - для заинтересованных, а потом их можно увеличивать.

И последнее. Путин не справится с коррупцией, скорее наоборот - чиновничий аппарат его окончательно сожрет. Путин не снимет Россию с нефтяной иглы, скорее наоборот - в последующие годы его правления эта зависимость станет абсолютно необратимой. В интервью иностранным журналистам он говорит, что "не собирается закручивать гайки", но это произойдет само собой. Возможно, раньше, чем через шесть лет Россию ждут протесты поважнее, чем то, что мы видели в последние несколько месяцев.

Сергеев, специально для сайта www.avtonom.org

Примечание. Данная статья выражает только мнение ее автора.

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Michael Shraibman

Историк Анатолий Дубовик публикует интересный исторический документ, демонстрирующий довольно ясно, в чем состояла повестка исторического анархо-синдикалистского (а-с) движения в России и Украине. Здесь много всего, но я бы обратил внимания на некоторые факты. Во-первых, "правильный"...

1 неделя назад
2
Владимир Платоненко

Коронавирус кроме разных неприятностей преподнес правящим кругам всего мира и большой подарок – они используют пандемию для того, для чего обычно используют войну: для закручивания гаек и для сплочения верхов и низов перед лицом общего врага. Иными словами, для подавления социальной борьбы....

1 неделя назад

Свободные новости