Конец социализма в Европе и США?

Социализм был классовым движением, выступлением низового населения против правящего класса. Его конечной целью было создание общества, в котором отсутствует эксплуатация - присвоение результатов чужого труда. Производство, хозяйственная и политическая власть, по мнению сторонников социализма, должны перейти в руки трудящегося большинства населения (в руки рабочих, а так же, в некоторых версиях социализма, в прибавление к ним - в руки не эксплуатирующих чужой труд специалистов, фермеров, самозанятых). В какой форме это должно было происходить? 

Дебаты о социализме 

Анархисты, сторонники ратекоммунизма и ревсиндикалисты настаивали на прямом действии идейных групп и рабочих собраний (или подчиненных собраниям комитетов или Советов), захватывающих фабрики и территории в самоуправление. Прямое действие должно было стать формой психологической и\или организационной подготовки к социальной революции.

Умеренные социал-демократы настаивали на парламентской работе, выборах и легальных мирных профсоюзах, основанных на централизованной власти партийной бюрократии. Они считали возможным преодоление капитализма через мирные легальные действия.

Большевики сочетали разные тактики, допуская и участие в выборах и восстание, но их целью было взятие всей полноты власти их партией (они верили, что только она обладает "научной истиной" и сможет построить социализм, "руководя работниками в их интересах", даже если самому рабочему классу это руководство не слишком приятно).

Но, при всей разности и несовместимости социалистических течений, все они выступали в поддержку протеста трудящегося населения против хозяев заводов-газет-пароходов.

Начало угасания 

В связи со спадом рабочего движения угасают первыми анархизм, ратекоммунизм и революционный синдикализм. Эти группы выступали против приспособления к капиталистической системы и даже забастовки с требованиям роста зарплаты проводили, не считаясь с законами государства. Вялость и пассивность низового населения оказались несовместимы в подобной тактикой и идеями.

Следом за ними постепенно угасает государственный социализм большевистского типа - работники больше не готовы к восстаниям с целью передачи власти в руки отдельной партии (опыт СССР произвел на многих гнетущее впечатление). Там, где сохранились влиятельные компартии, они фактически превратились в один из подвидов социал-демократии (Италия, Франция).

Триумф умеренных социалистов 

Умеренные социал-демократы, опираясь на легальные профсоюзы, еще долгое время могли получать места в парламенте и влиять на социальную политику государств. После Второй мировой войны (а в некоторых странах, например в Швеции, еще раньше) их действия принесли плоды. Напуганные эпохой войн и революций правящие элиты, чиновничество и руководители крупнейших частных компаний, решили, что лучше уступить работникам в чем-то, чем потерять все. Под влиянием умеренных социалистических партий были приняты законы, смягчающие положение трудящихся. Власти поощряли легальные профсоюзы (вроде современного российского МПРА, выступающего за забастовки, но делающего ставку на "социальное партнерство с бизнесом") добивавшиеся повышения зарплаты, формировали трехсторонние комиссии, где чиновники, профсоюзные боссы и топ-менеджмент заседали и договаривались о рамках общей хозяйственной политики. В целом материальное положение работников улучшилось. Правда при этом социал-демократы стали отказываться от идеи социалистического преобразования общества. Они поняли, что система, которую они поддерживают, есть лишь сеть социальных услуг, оплачиваемая из высоких налогов, которые они повесили на бизнес. Но суть капитализма не изменилась: наемный труд, господство чиновников и руководителей\владельцев бизнеса сохранялось и увековечивалось. 

Неолиберализм и разрушение социал-демократии 

Однако, со временем и это перестает работать. В конце 1970х- начале 1980х бизнес-элиты перешли в контр-наступление. Политика руководителей США и Великобритании - Рейгана и Тэтчер положили конец послевоенному социал-демократическому соглашению (за рейганомикой и тэтчеризмом последовали с разной скоростью другие государства Запада). Неолиберальный поворот стал финальным пунктом старой социал-демократии. Наиболее активные умеренные профсоюзы (подобно профсоюзу шахтеров в Англии и профсоюзу диспетчеров в США) были разгромлены. Права работников урезаются, налоги на бизнес уменьшаются, а государственные социальные программы помощи неимущим, которые финансировались из этих средств, свертываются. Бизнес стал сбрасывать балласт в виде социального государства.

Ставка умеренных социалистов на меньшинства 

Умеренные социалисты-государственники начинают в той или иной мере поддерживать либерализацию экономики, постепенно отступая от своих принципов. Теперь они делают ставку на различные меньшинства (национальные и сексуальные), права и привилегии которых они лоббируют и которые становятся важной частью их электоральной базы. В США ту же политику ведут демократы. Становится невозможно привлечь на свою сторону всю массу разочаровавших в социалистах работников, а выборы выигрывать хочется, власть - сладкая штука. Теперь ставка делается на различные меньшинства, дабы получить дополнительные голоса на выборах.

Крайне правые завоевывают сердца работников 

На этом этапе в политическую борьбу все чаще включаются крайне правые. Они выступают против гей-браков и приема новых мигрантов. Одновременно, крайне правые течения требуют возвращения попранных социальных прав низов, как во Франции, или заявляют о необходимости ре-индустриализации, создания новых рабочих мест в промышленности, подобно Трампу. Они усиливают свои позиции за счет рабочего класса. Им удается переманить на свою сторону значительную часть представителей работников и социальных низов. Часть рабочего класса Америки стала группой поддержки Трампа, во Франции Национальный фронт в какой-то мере опирается на рабочих.

Каков итог?

Большинство социалистов, а так же демократы в США защищают единый глобальный или европейский общий рынок, а, соответственно, сексуальное и национальное разнообразие, права и даже привилегии для меньшинств: тут дело не только в необходимости получать голоса меньшинств на выборах, но и в том, что транснациональным корпорациям нужна перемещенная рабочая сила всех цветов. Правые выступают как защитники прав местных рабочих (или определенной их части) и национального бизнеса, который оказывает им поддержку. Они требуют остановить миграцию и защитить национальный рынок от иностранных товаров и иностранных рабочих, дабы уменьшить конкуренцию за рынки товаров и рабочих мест. Споры о социализме стали уделом маргинальных групп. В центре общественных дебатов сегодня совершенно другие вопросы.

Социалистические движения прошлого не отказывались обсуждать вопросы о правах меньшинств. Но эти вопросы ставились совершенно в иной плоскости: как привлечь меньшинства к борьбе за социализм и как организовать равноправное общество после победы. Теперь положение изменилось. Все дискуссии смещаются из социально-классовой сферы в область защиты прав меньшинств в рамках капитализма, а так же в область конкуренции разных видов бизнеса: транснационального и национального.

Робкое контр-наступление социал-демократов 

В последние годы часть социал-демократических групп решила вернуть голоса социальных низов. С этой целью они стали больше критиковать глобализацию рынков (в этом плане они похожи на ультра-правых) и требовать повысить налоги на бизнес, чтобы увеличить помощь неимущим. Внутри Демократической партии США некоторых успехов добился социал-демократ Берни Сандерс, сторонник шведской модели государства. В Британии похожие взгляды стало высказывать руководство местных с-д- лейбористов во главе с Джереми Корбином. Но все это уже не имеет никакого отношения к идеям социализма. Речь идет лишь о новой попытке смягчить капиталистическую систему наемного труда социальными льготами для бедной части общества. При таком подходе социалистическая сущность размывается. Фактически, социалистические течения исчезают.

Иные пути. Другая историческая линия.

В послевоенной истории Европы имели место отдельные яркие вспышки низовой самоорганизации и революционных движений. К таким относятся события середины и конца 1960х гг в Италии и Франции (Парижский Красный май 1968 и итальянская Горячая осень 1969). Так же стоит помнить рабочие восстания или массовые мирные движения в ГДР в 1953, в Венгрии в 1956 и в Польше 1980-1981 гг. В этой связи предоставляют интерес такие либертарно-социалистические группы, как "Социализм или варварство", "Ситуационистский Интернационал".

В условиях вялого социального протеста и пассивности, предшествовавших революциям во Франции и Италии, эти движения, насчитывавшие по несколько десятков интеллектуалов и рабочих, сумели дать острую критику современного капитализма и, одновременно, критиковали СССР. Они популяризировали опыт Венгерской революции - автономных рабочих Советов Будапешта 1956 года и смогли дать идеи и лозунги социально-революционному самоуправленческому крылу революционного движения Красного мая 1968 года.  Участвуя в различных социальных конфликтах, не имевших огромных масштабов (забастовках и других), вряд ли они могли сделать больше в условиях пассивности работников (подавляющего большинства общества). В этих группах состояли такие значительные социальные мыслители и публицисты, как Корнелиус Касториадис, Ги Дебор, Клод Лефор, . Их опыт представляет собой исключение из общего правила.

Комментарии

Кто хочет комментировать и ждет ответа на замечания, просьба комментировать здесь.

Nevermore

Следовательно, можно сделать вывод, что полноценный протест и смена модели общества невозможна. в силу пассивности и слабости масс. Произошло окончательное порабощение миллирдов в угоду феноменально узкой группе лиц, под радостный вой рабов.

Я не думаю, что в истории есть что-то окончательное. Напомню, что незадолго до событий Красного мая 1968 г она тиз ведущих газет Франции выступила со статьей под названием "Франция спит!".

Nevermore

Повторение мирового экономического кризиса типа великой депрессии с подъемом фашистских настроений и  ответной реакцией левых сил вполне возможно. Это заметно в западной Европе. Ортодоксальный марксизм  навсегда ушел в прошлое. Понимать,  что то, что называлось советской властью нежизнеспособно и не может существовать в том виде начинают  даже сталинисты. Левые идеи  в общепринятом виде в общепринятом виде в современной России неприменимы совсем. Возможно  установление  крайне правой  диктатуры полуфашистского типа использующей державные лозунги и советские символы. Приход к власти  социал-демократов  называющих себя коммунистами  возможен  не раннее чем через 100лет. Будущее за левыми движениями типа Падемос появившимися  именно в западной Европе.

Подемос - это и есть социал-демократы, а не что-то другое.

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Славой Жижек
Michael Shraibman

Мне совершенно не нравится Славой Жижек. Он - ленинист, враг прямой трудовой демократии, автономии, и сам ранее заявлял об этом. Этот человек отвергает идеи полноценной власти общественных собраний работников или жителей в ходе трудовых или экологических конфликтов. Он - сторонник "правильно...

2 недели назад
3
Michael Shraibman

Коммунизм рабочих Советов - это массовое движение работников Германии 1918-1923 гг. Общее число участников этого движения составляло 200 - 300 тысяч человек. Они принимали участие в забастовках и восстаниях. Красная Армия Рура, состоявшая наполовину из коммунистов Советов и анархистов, насчитывала...

3 недели назад
4

Свободные новости