Ночь длинных ковшей и снос жилья - конфликты эпохи феодализма

...Пару месяцев назад я беседовал с одной очень красивой и образованной девушкой. Когда я сказал о том, что начальники в Москве сначала лишили многих людей рабочих мест, когда снесли ларьки, а потом вознамерились лишить миллионы москвичей принадлежащей им недвижимости, она искренне удивилась моим словам или даже возмутилась. Она сказала: "Но ведь таковы законы, которые они принимают, мы должны им подчиняться. Владельцы ларьков нарушили эти законы!". У нее и еще у какой-то, возможно значительной части населения - чистое сознание феодальной эпохи: она искренне считает, что источник права - не народ, который состоит из обычных людей и частью которого она является, а король или феодалы. Именно так люди и рассуждали во времена Средневековья. Может быть, так и будет дальше. Но может быть и нет.

...Затяжной конфликт в Москве - это классический конфликт времен становления частной собственности. Это конфликт между феодальными лордами и\или королевским двором с одной стороны, и владельцами бизнеса\недвижимости с другой. Данное противостояние наилучшим образом проливает свет на социально-классовую природу современной России. Крупнейшие феодалы правят по праву сильного и опираясь на согласие короля, феодала феодалов. Ему они отдают часть дани. Крупный феодал полагает, что он (опять же по праву сильного и по милости монарха, установившего некие пределы его власти) вправе устанавливать любые местные законы и брать дань с населения. В этом деле он может полагаться на своих силовиков, дружину. Если кто-то из местных откажется платить дань или уходить с конфискованной лордом земли, ему помогут уйти верные силовики лорда.

В принципе, феодал может конфисковать любое состояние, он может все, вопрос только в том, на что он решится и может ли кто-либо ему противостоять. Любого человека, даже бизнесмена, владеющего фирмой и имеющего приличный доход, можно запросто лишить жилья. И свободы, кстати, тоже. И даже жизни. Это и есть феодальная пирамида. Она правит, устанавливая законы и порядок, собирая дань и защищая свои владения, т.е. свою кормовую базу.

Но основная масса населения - третье сословье. Это непривилегированное население - фермеры, ремесленники (самозанятые рабочие), мелкие и мельчайшие торговцы, бизнесмены и их наемные работники. Все они при подобной системе испытывают неудобства. При определенных обстоятельствах эти неудобства усиливаются. Например, король или феодалы совсем уж задрали налогами, слишком уж увлеклись своими войнами (а войны стоят денег). Если третье слословье недовольно, возникает самоорганизация на местах. Люди приходят к мнению, что они сами имеют право устанавливать правила игры: законодательство и налоги. "Когда Адам пахал, а Ева пряла, кто был феодалом?" - спрашивал средневековый священник и революционер Джон Болл. Начинается борьба непривилегированного населения за свои права.

Эти права могут пониматься по-разному. Там, где усиливается буржуазное гражданское правосознание, люди требуют, прежде всего, сохранения прав собственности. Там, где усиливаются коллективистские настроения, на первый план выходят интересы самоуправляющихся профессиональных объединений работников (цехи, рабочие общества, синдикаты) или собрания местной общины, коллективно владеющей землей. Но во всех случаях третье сословье требует контроля над аппаратом власти и уровнем налогов.

Именно так начинаются буржуазные революции. Термин не должен вводить в заблуждение. Как писал американский историк и социальный исследователь, Мюррей Букчин, они никогда не были чисто буржуазными. Хотя их итогом в большинстве случае стал капиталистический строй и выборное правительство вместо самоназначенной монархии (и власти местных феодалов), различные революционные фракции в Германии (анабаптисты), Франции (бешеные) или Англии (диггеры) ставили цели, далеко выходящие за рамки капитализма - создание общественного строя, основанного на коллективной собственности добровольных ассоциаций граждан, профессиональных и\или территориальных. Самоуправляющиеся коммуны ремесленников-катаров или секции (собрания жителей округов) революционного Парижа времен Великой французской революции, требовавшие общественного контроля над имуществом - явления одного порядка. Но в большинстве случаев такие революции добивались установления капиталистического строя и парламентской демократии.

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Michael Shraibman

Существуют общественные или политические движения, группы или партии, которые оказывают давление на государство с целью усиления государственного контроля. Некоторые группы (социал-демократы и другие социалисты-государственники, большинство профсоюзов, леволибералы) хотят, чтобы государство лучше и...

4 дня назад
3
Michael Shraibman

Почему в некоторых странах так усилилась леволиберальная пропаганда, направленная на защиту безопасности? Даже на уровне речи требуется исключить любые признаки агрессии, не говоря об отношениях. Может быть, они хотят полностью лишить общество агрессии, чтобы лучше им управлять? Это хорошо...

6 дней назад
14

Свободные новости