Ячейка из одного человека. Уголовное дело против анархиста из Вологды

25 августа в Вологде началось судебное рассмотрение уголовного дела в отношении анархиста, экоактивиста, музыканта и художника Руслана Гатамова. Этот процесс напоминает дело Азата Мифтахова – математика и тоже анархиста, которого осудили на 6 лет лагерей за разбитое окно в офисе «Единой России». Руслана Гатамова так же обвиняют в «нападении» на правящую партию и, как и Мифтахова, приписывают к организации «Народная самооборона».

Кто в Вологде главный анархист?

Руслан Гатамов давно был известен правоохранительным органам как участник демонстраций в Вологде – он участвовал в первомайских шествиях и других акциях левых сил с начала 2010-х. Будучи студентом, принимал участие в забастовках рабочих машиностроительного завода в 2015 году совместно со студенческим профсоюзом. Свои взгляды анархист никогда не скрывал, в связи с чем, как рассказывает Гатамов, подвергался и прессингу со стороны центра «Э», и нападениям неонацистов.

Многие узнали про Гатамова в 2019 году, когда он в числе других защитников Шиеса вступил в противоборство с силовиками. Полиция и охрана строящегося мусорного полигона тогда избили активистов, а потом арестовали. Однако суд неожиданно оправдал Гатамова и ещё одного участника лагеря, Марка Кузнецова.

Таким образом Руслан Гатамов стал одной из самых заметных фигур среди левых активистов Вологды.

Задержание

16 марта 2020 года должно было состояться судебное заседание Четырнадцатого арбитражного суда, расположенного в Вологде, по тяжбе защитников Шиеса с компанией-застройщиком «Технопарк».

За день до этого Гатамов с товарищами решили провести перформанс перед зданием суда. По словам активиста, происходившее выглядело как театрализованное представление. Гатамов в гриме исполнял роль охранника «Технопарка», а его товарищ был в образе правосудия с мечом и весами в руках. На весах – деньги и совесть. «Охранник» протягивает «правосудию» деньги – Фемида, сперва застыв в раздумии, всё-таки берёт кэш. И в этот момент «Охранник» выхватывает меч и направляет его в сторону самого «Правосудия». В финале Гатамов использовал дымовую шашку.

Но не успел активист затушить «дымовуху», как со всех сторон, по его свидетельству, на него накинулись сотрудники силовых структур. Руслана Гатамова задержали, в процессе «винтилова» ему разбили нос.

В отделе полиции анархиста ознакомили с протоколом об административном правонарушении – вменяли организацию несанкционированного шествия и публичного мероприятия в виде пикетирования. Гатамов отказался от дачи показаний на основании статьи 51 Конституции и требовал предоставить ему звонок адвокату. Звонить долгое время не давали. Уже тогда оперативники ФСБ, находившиеся в кабинете, начали оказывать на активиста давление.

Далее Гатамова оставляют в отделе полиции до суда. К слову, это был тот самый отдел полиции №1, где полгода спустя экоактивиста Сергея Пахолкова.

Уголовное дело

Вологодский городской суд выписал Руслану Гатамову за перформанс пять суток.

Когда активиста вывели из суда и посадили в автозак, из легковой машины на парковке выбежал человек в штатском, плотно подошёл к окну спецавтомобиля и сфотографировал Гатамова. Как вспоминает анархист: «Я уже тогда начал думать, как это все разыграно было: куча полиции в начале, невесть кто при сопровождении, странная фиксировка, хотя можно было и не так фоткать, а, допустим, позвонить в спецприемник, да и из суда они могли узнать, что меня приговорили к суткам».

Через два дня Руслана Гатамова вывезли из спецприёмника в тот самый отдел полиции, куда он был доставлен изначально. Везли опера в штатском на машине без специальных знаков. Сотрудники представились как Евгений Фёдорович и Роман Гамлетович.

В кабинете последнего началась беседа. «Интересные у тебя джинсы! Да и сам ты интересный тип», – с таких слов, вспоминает Гатамов, начал разговор оперативник. Затем представитель силовых ведомств задал вопрос, чем активист занимался 31 октября 2019 года. В ответ Гатамов прямо спросил, в чём проблема и что вообще происходит. Опер сказал, что они здесь не причём, и что анархистом интересуется ФСБ.

Далее, по воспоминаниям Руслана, в помещение вошли 6-7 человек в штатском, включая опера Евгения Федоровича: «Да это ты поджёг дверь «Единой России» 31 октября 2019, ты! Есть камеры, есть свидетели, признавайся, тебе же лучше будет!». Адвоката молодому человеку при этом, естественно, не предоставили.

Затем началась игра в плохих и хороших полицейских. Сначала крики и угрозы толпы оперов – затем появление элегантно одетого человека, который просит снять наручники с Гатамова и уводит его в отдельный кабинет. «Хороший полицейский» говорит активисту, что у них есть снимки, как он ночью 31 октября выходит из дома, а через пару часов возвращается, есть свидетель и, в общем, полная доказательная база. «Тычет мне уголовный кодекс и говорит о смягчении статьи в случае признания вины», – рассказывает Гатамов подробности той беседы. Оперативник говорит, что скоро должны приехать очень важные люди из ФСБ, которые заведут дело по очень тяжёлой статье, и тогда они уже не смогут ему помочь. Поддавшись давлению и манипуляции, Руслан соглашается признать вину в броске коктейля Молотова в стену офиса «Единой России».

Стоит отметить, что само действие Руслан Гатамов и не отрицает: говорит, что совершил этот поступок из отчаяния, из-за невозможности как-то остановить репрессивную машину, которая, в лице сотрудников центра «Э», и ему не давала спокойно жить.

Однако после признания сотрудники ФСБ не успокаиваются, а задают Гатамову вопросы о Михаиле Жлобицком, о несанкционированных акциях в городе, об «организации Народная самооборона». Анархист старается с ними не разговаривать. Вымотанный допросами, простуженный после двух суток в холодном спецприёмнике, Руслан, по его признанию, уже плохо соображает в тот момент.

Как видно из материалов дела, в начале Гатамова допросят в качестве свидетеля – чтобы не вызывать адвоката. Затем те же самые показания он подпишет уже в качестве подозреваемого в присутствии адвоката, назначенного следователем. Вменили статью 214 УК РФ «Вандализм», максимальное наказание по ней 3 года лишения свободы. Руслан признал, что кинул бутылку с зажигательной смесью в стену офиса «Единой России», однако, даже находясь под давлением и в не лучшем физическом и моральном состоянии, Гатамов не стал давать показания на других людей, признавать участие в мифической организации и «сознаваться» в поклонении фигуре Жлобицкого, на чём настаивали опера.

После первых пяти суток суд назначает Гатамову ещё двое – за акцию 20 февраля 2020 года, когда неизвестные вышли с баннером «Будет ли Вологда пособником мусорного зла? 16.03.20. Стоп ШИЕС!». В это же время активиста в отделе полиции посещает дознавательница Мария Копышева, которая вела дело «об осквернении стены офиса «Единой России».

- Как же так? Вас, видимо, опять не хотят выпускать? – начала, как будто искренне проявляя сочувствие, сотрудница полиции, – Мы тут с [заместителем начальника отдела полиции №1] Игорем Анатольевичем посоветовались,  решили вам легче статью дать , не 214-ю, а 213-ю. Вам надо только расписаться.

«Я конечно ступил, надо было отказаться. Просто поймите, я был в таком положении: они меня пытали психологически, телефона нет, позвонить было некому, ужасно хочу спать» – пересказывает Гатамов события того злополучного утра. Потом он уже узнает, что статья 213 УК РФ «Хулиганство» не легче, а тяжелее «Вандализма» и предусматривает максимальное наказание до пяти лет лишения свободы.

Нацисты и психиатрический стационар

Хотя уголовное дело было заведено по статье средней тяжести и основания для обязательного психиатрического обследования обвиняемого отсутствовали, следователь направил Гатамова на соответствующую экспертизу. Активист вспоминает: «Психиатр постоянно задавал всякие странные вопросы, про акции какие-то, анархизм, Народную самооборону». В итоге психиатр написал заключение о необходимости провести дополнительную экспертизу в условиях стационара. Однако повторную экспертизу отчего-то всё откладывали.

Тем временем наступило лето 2020 года, Гатамов ходил с браслетом на ноге. По его словам, это было очень неспокойное время: правоохранители как будто специально натравливали на него и его знакомых нацистов. Всё выглядело очень странно – кто-то в округе рисовал антифашистские граффити, закрашивал нацистские, но делал всё как-то неестественно, топорно. К Руслану подходили праздно гуляющие неонацисты, угрожали ему. Были также избиты несколько знакомых активиста. Впоследствии кто-то из нацистов «прозрел» и рассказал Гатамову откуда ноги растут. Вот пересказ слов одного из вологодских нацистов: «ФСБ и тогда предлагало нам вас провоцировать.  Особенно тебя, Руслан.  С нас хотели взять письменное соглашение на сотрудничество. Разрешили рисовать надписи, но только чтобы свастики не было».

А осенью Гатамова всё-таки поместили в психиатрический стационар для проведения повторной экспертизы. По признанию активиста, «психушка» оказалась хуже спецприёмника: «Я видел там многое – смерть, избиение, разные диагнозы, унижение. Меня не должны были класть к уже осуждённым за разной тяжести деяния и признанными невменяемыми. Знаю и видел, что там были маньяки, людоеды, насильники, убийцы, педофилы , отмороженные и воры-рецидивисты. В этих местах тоже были люди, но их было мало».

Через месяц активиста выписали из психиатрической больницы, а ещё через месяц ознакомили с заключением – полностью вменяем.

Обвинение

22 апреля 2021 года Руслану Гатамову предъявили окончательное обвинение в совершении хулиганства, выражающегося в неуважении к обществу, с использованием предметов в качестве оружия, по мотивам политической ненависти. Кроме того, следователь утверждает, что с 2014 года Гатамов является активистом «незарегистрированного межрегионального леворадикального анархистского движения «Народная самооборона»», которое в том числе занимается пропагандой «путём совершения актов вандализма и хулиганских действий». И только после такой преамбулы описывается бросок бутылки с зажигательной смесью в стену офиса партии (правящей, как подчёркивает следователь) «Единая Россия». По делу Руслан Гатамов проходит один.

Позиция стороны защиты

Гатамов и его защитник, вологодский адвокат Юрий Макаров, настаивают: в действиях активиста состава уголовный статьи «Хулиганство» нет, как и какого-либо другого преступления. В деле отсутствует самое главное – мотив преступления. Защита отмечает, что в действиях Гатамова «неуважение к обществу» никак не усматривается. Кроме того, анархист намеренно кинул бутылку с зажигательной смесью в стену, а не в окно, в ночное время, а здание не являющееся жилым. Ни одно физическое лицо не признано по делу потерпевшим, ущерб зданию составил 653 рубля 23 копейки.

P. S. Следующее судебное заседание назначено на 25 октября 2021 года.

Иван Асташин

Комментарии

Надо  привлекать к этому делу больше внимания  в  телеге о нем  писать на  youtube чтоб  больше народа  знало, особенно  в местных вологотских  каналах и группах 

Голосов пока нет

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Антон Паннекук
Michael Shraibman

Это статья сторонника Коммунизма рабочих Советов Антона Паннекука. В ней он объясняет, почему только рабочие Советы (не партии и не профсоюзы) являются организацией, которая позволяет совершить переход к бесклассовому и безгосударственному обществу (коммунизму). Но так же интересна критика...

1 неделя назад
16
Michael Shraibman

Что такое социализм и почему он может быть только классовым, антиавторитарным (горизонтальным), самоуправленческим? Ответ на этот вопрос дает, например, цитата из бразильского антиавторитарного социалиста (и при этом, что любопытно, марксиста) Маурисио Трахтенберга. И здесь ответы на вопрос о том,...

2 недели назад