Антиэкстремизм по-нижегородски

26-го июня, когда отмечался международный день поддержки жертв пыток, в Нижнем Новгороде состоялась акция солидарности с арестованным антифашистом Артёмом Быстровым, которая привлекла внимание (хотя главным образом в интернете) не только к истории преследования одного человека, но и ко всей бурной деятельности нижегородского центра «Э». Антифашистское движение в Нижнем Новгороде зародилось, по оценкам знающих людей, примерно в 2005 году, как реакция на неоднократные насильственные действия со стороны ультраправых. Антиэкстремистское движение в России зародилось в сентябре 2008 года с целью найти новый фронт работы для деятельных и энергичных сотрудников МВД, которые, сочтя оргпреступность окончательно побеждённой, просто не смогли дальше сидеть без дела.

Одним из таких сотрудников был Алексей Викторович Трифонов, благополучно сменивший в своё время должность замначальника управления «Т» УБОПа на место начальника нижегородского ЦПЭ. Несмотря на то, что общепризнанным фактом считается подконтрольность действий центра «Э» указаниям из ФСБ, в дальнейшем речь будет идти в первую очередь о личной инициативе и методах работы главного нижегородского антиэкстремиста. Хотя изначально я собирался писать историю преследования одного человека — Артёма Быстрова — со временем стало очевидно, что вторым (теневым) «героем» моего текста является подполковник Трифонов, как главный творец, сочинитель и фальсификатор тех событий, которые я лишь скромно описываю. Однако же начать мне хочется с настоящего (без кавычек) героя.

1 мая 2009 года в Нижнем Новгороде состоялся т.н. «Русский марш труда» ДПНИ, санкционированный городскими властями. Перед этим мероприятием Артём Быстров, возмущённый тем, что акция должна была пройти на соседней от его дома улице, проводил граффити-акцию и развешивал антифашистские баннеры по пути следования колонны националистов, чтобы напомнить об истинном значении этого праздника. В результате Артём оказался в отделении милиции, где впервые столкнулся с сотрудниками центра по противодействию экстремизму, которые подвергли его допросу и продержали в ОВД весь день 1 мая, как говорится «на всякий случай».

С этого момента центр «Э» стал проявлять особое внимание к Артёму и его товарищам, в том числе и на таких вполне безобидных мероприятиях, как «Еда вместо бомб» («Food not bombs» — благотворительная акция раздачи вегетарианской еды и одежды бездомным), или пикет против строительства АЭС в г. Навашино 27 августа 2009 года.

В тот день сотрудники ЦПЭ после акции сняли людей с автобуса, доставили в здание центра «Э» и подвергли допросам в связи с «участившимися случаями экстремистской деятельности». К слову сказать, в процессе своего общения с нижегородскими антифашистами я поначалу пытался фиксировать все подобного рода факты «неофициальных бесед», но через какое-то время оказалось, что количество таких нарушений не просто большое, а бессмысленно большое. Так и продолжалась бы вся эта антиэкстремистская карусель, пока в июне 2010 года за Артёма и его товарищей взялись всерьёз.

Первое уголовное дело. «А» и «Б» сидели на трубе

Поводом для возбуждения первого уголовного дела стала банальная уличная разборка. В конце мая после концерта был избит и попал в больницу друг Артёма Быстрова антифашист Николай, который в дальнейшем на фотографии в интернете случайно опознал (по характерной детали — «тоннели» в ушах) одного из нападавших. Он показал эту фотографию своей девушке, и та сообщила, что это её знакомый Дмитрий Редькин, и она примерно знает его район проживания.

До этого в палату к Николаю приходили с угрозами неизвестные ультраправые личности, что побудило Артёма и его товарищей (Альберта и Айка) попробовать самостоятельно найти Редькина. Когда они, в конце концов, случайно наткнулись на него возле подъезда, то Айк остался в своей машине, а Артём и Альберт вышли побеседовать. Как только они приблизились к Редькину, тот достал из кармана кофты нож, в ответ Альберт брызнул ему в лицо из газового баллончика, а Артём схватил сзади и стал удерживать руки. Когда на поднявшийся шум обратили внимание случайные прохожие, Альберт и Артём, напоследок стукнув Редькина по голове тем самым газовым баллончиком, поспешили обратно в машину, причём Редькин с ножом и угрозами стал преследовать их, но не догнал.

Эта рядовая, в общем-то, история по всем законам жанра не должна была выйти за пределы уличных разборок внутри молодёжных субкультур, но в один прекрасный момент на сцене появляется заявление в милицию от пострадавшего. Сам Редькин, имевший на тот момент одну условную судимость и одно дело в производстве, неоднократно говорил о том, что написал эту бумагу под давлением сотрудников центра «Э».

Трифонов Алексей Викторович, начальник ЦПЭ при ГУВД по Нижегородской области

Трифонов Алексей Викторович, начальник ЦПЭ при ГУВД по Нижегородской области

Несмотря на то, что люди г-на Трифонова подключились к этому делу с самого начала (недаром такой ценный кадр как Редькин висел у них на крючке), прилепить экстремизм без необходимого боевого опыта оказалось не так-то просто. Солженицын в Архипелаге-ГУЛАГе, описывая 58-ю статью, использовал фразы «закон-ребёнок», «закон мужает», «закон созрел», по аналогии с этим пресловутая 282-ая статья на тот момент, судя по всему, была ещё совсем ребёнком. Дальнейшую историю переквалификаций излагаю по отсканированным материалам этого уголовного дела, которые мне предоставил один из его фигурантов по прозвищу Айк.

Итак, 6 июня дело возбуждается по п.А ч.1 ст.213 (хулиганство с применением оружия), а 5 июля переквалифицируется на ч.2 ст.213 (то же деяние, совершённое группой лиц по предварительному сговору). Замечу, что про искомый нами экстремизм, подпадающий под п.Б ч.1 ст.213 (хулиганство по мотивам идеологической и т.п. ненависти) никто до определённого времени не вспоминает. В дальнейшем Альберт и Артём подают своё заявление о возбуждении дела против Редькина за всё то же хулиганство и угрозы убийством, но 28 июля получают отказ. 3 августа адвокат Плаксин, защищающий Быстрова, подаёт ходатайство о переквалификации действий Альберта с ч.2 ст.213 на ч.1 ст.115 (Умышленное причинение лёгкого вреда здоровью), а в отношении Артёма и Айка Плаксин ходатайствует о полном прекращении дел (т.к. ни группы, ни предварительного сговора доказать нельзя), однако, 6 августа следователь Жукова в удовлетворении этого ходатайства отказала.

Дальше ещё интереснее: 22 сентября следователь Кривоногова прекращает дело в отношении Айка, переводя его в разряд свидетелей, а в отношении Артёма и Альберта переквалифицирует дела на п.Б ч.2 ст.115 (Умышленное причинение лёгкого вреда здоровью по мотивам идеологической и т.п. ненависти). Ура-ура, наконец-то на четвёртый месяц расследования в деле появляется экстремистская составляющая и теперь подчинённые г-на Трифонова могут с этим самым экстремизмом как-нибудь побороться. А откуда же он там взялся? Ответ: из допроса Редькина от 19 июня, в котором он выразил уверенность в том, что его «избили за то, что он ранее общался с футбольными фанатами правых взглядов».

Почему же тогда экстремизм возбудился только в сентябре? Наверное, потому что «закон мужал». И в тот же день начальник ОД УМ № 1 УВД по г. Н.Новгороду подполковник Ендина выносит постановление о прекращении дознания в связи с истечением сроков. Но 13 ноября прокурор Автозаводского района Н.Новгорода Гребешев отменяет это постановление и (внимание!) в своём постановлении об отмене указывает, что 22 сентября следователь Кривоногова переквалифицировала дела в отношении Альберта и Артёма на п.А ч.2 ст.115 (причинение лёгкого вреда здоровью просто из хулиганских побуждений).

Я сначала подумал, что это опечатка или ошибка, но в другом постановлении прокурора Гребешева о возобновлении дознания повторяется та же мысль, что 22 сентября следователь Кривоногова (оказывается) переквалифицировала уголовные дела вовсе не на пункт «Б» (как она указывала ранее в своём постановлении о переквалификации), а на самом деле на пункт «А» ч.2 ст.115. Интересно, знает ли об этом сама следователь Кривоногова? Вот и всё! Экстремизма в деле как не бывало, сотрудники центра по борьбе с ним могут идти курить бамбук.

Дальше происходят очные ставки с Редькиным и новые допросы Альберта и Артёма всё по той же, волшебным образом переквалифицированной статье 115 с буквой «А». Не имея конкретных фактов я, конечно же, не стану утверждать каким именно образом адвокату Плаксину удалось добиться того, чтобы «Б» упало и пропало, а «А» осталось на трубе, скажу лишь, что иногда в нашей стране такие чудеса (при наличии правильных связей) случаются. В конечном итоге стоимость «чуда» можно оценить в 180 тысяч рублей, которые антифашисты собирали буквально с миру по нитке, в том числе через Яндекс-кошелёк.

Алексей Викторович Трифонов, видимо, расстроенный таким поворотом событий, попробовал напоследок довесить угрозу убийством или причинением тяжкого вреда здоровью.

23 декабря дознаватель Юденкова возбудила дело по ч.1 ст.119 (опять же, проигнорировав экстремистскую часть 2, описывающую совершение того же деяния по мотивам идеологической и т.п. ненависти, несмотря на то, что в новых показаниях Редькина от 25 декабря появляется в качестве угрозы фраза «Сдохни, фашист!», в отличие от варианта 19 июня, где просто упоминается слово: «Сдохни!»).

Но и этот сценарий провалился с треском, т.к. по новой статье, как и по старой переквалифицированной, имеется возможность заключить мировое соглашение (в чём, собственно, и был смысл борьбы за переквалификацию). Пострадавший Редькин это соглашение в результате подписал, и все довольные (кроме Трифонова) идут отмечать Новый год.

Второе и третье уголовные дела. Красная анархия скинхедов

Ответные действия центр «Э» предпринял 26 апреля 2011 года, когда одновременно в 6:00 были произведены массовые задержания антифашистов, в результате чего на допросах оказались пять парней и одна девушка. Правда, не всех удалось скрутить в домашних тапочках, так, например, Артёма Быстрова задержали чуть позже на работе в багетной мастерской.

Некоторым антифашистам по своим каналам ещё вечером 25-го стало известно о готовящейся спецоперации, поэтому ЦПЭшникам удалось задержать не всех — два человека на тот момент числились в бегах. Забегая вперёд, скажу, что один из беглецов — Олег Гембарук — был задержан в Нижнем Новгороде 26 августа. Вторым, до сих пор не пойманным беглецом является уже знакомый нам по первому делу Альберт, и на этом персонаже стоит остановиться подробнее. Дело в том, что к новым задержаниям сотрудники центра «Э» подготовили основательную «экстремистскую базу»: при обыске на квартире у Альберта были «обнаружены» (с участием в качестве «понятых» солдат из соседней ВЧ) членские билеты некоей организации «Антифа-Rash» с фотографией, порядковым номером, кривой «панковской» анархией в круге и подписью «лидера организации» — Альберта.

В заранее заготовленных показаниях, подписать которые (пытками) требовали от задержанных антифашистов сотрудники центра «Э», также говорилось о том, что подписант придерживается антифашистских взглядов и состоит в группировке «Антифа-Rash», лидером которой является Альберт. Некоторых даже зачем-то заставляли написать заявление о выходе из этой организации. Все эти антиэкстремистские процедуры продолжались целый день примерно до шести вечера, и только потом к задержанным допустили адвоката.

Чем же заслужил Альберт к себе такое внимание, что его назначили лидером целой экстремистской группировки? Ответ прост: он является редактором антифашистского сайта streetmob.org, который, как говорят, уже давно мозолил глаза нижегородским антиэкстремистам. Сервер находится в Финляндии, сайт продолжает обновляться, и тексты, посвящённые делу Артёма Быстрова Альберт, судя по всему, писал уже будучи в бегах (особенно забавно выглядит, когда он пишет о себе в третьем лице — советую почитать).

Ни у кого из моих собеседников не вызывал сомнения тот факт, что закрытие сайта и посадка в тюрьму его редактора является одной из приоритетных задач центра «Э». Справедливости ради надо заметить, что streetmob.org действительно содержит некоторые сомнительные с точки зрения закона вещи — там (в рубрике «экстремисты») размещены фотографии, личные данные, страницы ВКонтакте и т.п. людей, которые придерживаются ультраправых взглядов, занимаются соответствующим насилием или занимаются информационной пропагандой. Надо сказать, что это довольно обширная база данных из многих регионов России, которую многие ради своей безопасности желали бы прикрыть, в том числе и руками сотрудников ЦПЭ.

Ах, да! Совсем забыл сообщить о том, что послужило основанием для задержаний 26 апреля, и в чём состоит суть второго уголовного дела. Вы не поверите — опять побили Редькина, на сей раз в баре «Стопка-Play» 10 октября 2010 года. Скорее всего, сам Редькин успел десять раз забыть об этом инциденте, пока в марте 2011 года его не привезли на допрос в здание центра «Э» чтобы напомнить. Однако, несмотря на столь серьёзные напоминания и заявление, написанное спустя семь месяцев после происшествия, опознание Редькин провалил.

Как описывал мне один из участников того опознания, уже знакомый читателям по прозвищу Айк, Редькин просто заглянул на несколько секунд в комнату (в дверном проёме показалась голова, замотанная футболкой (!), но всё равно всем было понятно, что это Редькин) и моментально скрылся, ни на кого не указав. И тогда к делу подключили охранника бара «Стопка-Play», который опознал Быстрова, как участника драки, благодаря чему Артём единственный из всех задержанных остался под стражей, которую потом суд заменил ему домашним арестом.

По версии антифашистов они (в том числе Айк, Альберт и Артём) в тот день сидели в соседнем баре, когда к ним прибежал неизвестный молодой человек и сообщил, что в «Стопке» происходит какая-то потасовка, и они направились туда просто «посмотреть». Как только среди участников драки они заметили Редькина, было принято решение уходить как можно скорее, ведь на тот момент ещё не окончилось первое дело, и любые случайные контакты с потерпевшим могли быть расценены следствием как давление.

В конце добавлю, что в своём письменном ответе на мои вопросы, которые я через адвоката передал сидящему под домашним арестом Быстрову, Артём однозначно указал, что в тот день видел опознавшего его охранника в баре «Стопка-Play». Что ж, по крайней мере можно надеяться, что на судебном процессе нам не будут подсовывать подставного свидетеля. Хоть какой-то прогресс.

27 апреля состоялся суд, определивший Артёму Быстрову в качестве меры пресечения домашний арест. Основанием для этого стала бумага, якобы написанная Редькиным о том, что на свободе Артём будет оказывать на него давление и угрожать его безопасности. Предполагалось, что в тот день Редькин должен лично прибыть в суд, чтобы дать показания по этому заявлению, но по неизвестной до сих пор причине он там так и не появился.

Действительно ли под этой бумагой стоит подпись Редькина, никому доподлинно неизвестно. Автор этих строк тоже пытался найти ответы на эти вопросы, но всё, что мне сообщил Редькин по телефону, это то, что он не будет ничего говорить, т.к. у него «могут быть неприятности». От личной встречи на рабочем месте (в ТЦ Мега) он тоже активным образом (при помощи своих коллег) уклонялся.

Так или иначе, домашний арест для Артёма — это, в конечном итоге, лучше, чем заключение в СИЗО, где существуют благоприятные условия для выбивания нужных показаний, о чём адвокат Плаксин и сам Артём заявили на суде, ссылаясь на недозволенные методы дознания после задержаний 26 апреля. Прокурор в обоснование необходимости изолятора попытался заявить, что у Артёма якобы существует непогашенная судимость, в ответ на что суду незамедлительно было предоставлено постановление о закрытии первого уголовного дела. С того дня и по настоящее время Артём Быстров находится под домашним арестом и снова, как и в прошлый раз, собирает деньги на свою защиту через Яндекс-кошелёк.

Как известно, если не получается достигнуть намеченной цели умением, некоторые люди предпочитают брать числом. Руководствуясь этой логикой, а так же тем, что лепить дело исключительно на показаниях одного охранника слишком ненадёжно, ведомство Трифонова через некоторое время возбуждает новое уголовное дело против Артёма Быстрова, как и в случае с Редькиным это п.Б ч.1 ст.213, т.е. хулиганство по мотивам идеологической и т.п. ненависти — экстремизм шьют с самого начала.

На сей раз автором заявления оказался хороший знакомый Редькина националист Алексин («Симпсон»), проходивший с ним по одному делу об избиении узбеков и в связи с этим пребывающий в столь же тесных взаимоотношениях с центром «Э».

Второй справа — Дмитрий «Редя» Редькин, первый слева — Алексин С.В. («Симпсон») также активно сотрудничает с ЦПЭ

Второй справа — Дмитрий «Редя» Редькин, первый слева — Алексин С.В. («Симпсон») также активно сотрудничает с ЦПЭ

По сценарию, находясь в автобусе № 85, Артём напал на Алексина и его подругу Горелову, при этом якобы наносил побои только последней, а Алексин в это время, видимо, стоял в стороне и смотрел, как избивают его девушку. А произошло это аж 23 июня 2010 года (!), т.е. заявление было написано спустя почти десять месяцев. Надо ли говорить, что ни о каких зафиксированных травмах (если этот инцидент вообще имел место) речи быть не может. К тому же против такого обвинения у Артёма имеется железное алиби — в тот день (среда), в это время он находился на работе в багетной мастерской, что мне в личной беседе подтвердила его (теперь уже бывшая) начальница. Я в свою очередь из лучших побуждений посоветовал ей, во избежание лишних неприятностей, не давать предварительные показания на следствии, а рассказать сразу обо всём в суде.

На момент написания статьи известно только о том, что состоялось опознание (как и в случае с Редькиным людям намотали на голову одежду), в ходе которого потерпевшие указали на Артёма. Не удивлюсь, если скоро центр «Э» возбудится по поводу того, что лет пятнадцать назад кто-нибудь в детской песочнице ударил Редькина или Алексина по голове пластмассовой лопаткой. Естественно, по мотивам идеологической и т.п. ненависти.

21 июня на официальном сайте ГУ МВД России по ПФО появилось чрезвычайно странное информационное сообщение (http://www.mvdpfo.ru/ru/top/63/?nid=549&a=entry.show) достойное отдельного комментария:

Задержаны члены экстремистской группировки «Антифа-Rash».

Сотрудниками Центра по противодействию экстремизму ГУ МВД Росси по ПФО совместно с ЦПЭ ГУ МВД России по Нижегородской области и УФСБ России по Нижегородской области при проведении оперативно розыскных мероприятий задержаны члены экстремистской группировки «Антифа-Rash» («красная анархия скинхедов»), действующей на территории г. Н.Новгорода.

Задержанные, жители Нижнего Новгорода 1987 и 1988 г.р., занимались организацией нападений и избиением лиц, причисляющих себя к иным неформальным молодёжным объединениям и группам («скинхеды», футбольные фанаты, рэперы и др.). Все преступления совершались по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы. На сегодняшний день установлено 4 таких факта.

В данной группировке существовала устойчивая иерархия, имелись соответствующий устав организации и членские билеты, осуществлялось финансирование деятельности, существовала строгая дисциплина и система мер воздействия на нарушителей.

В целях пропаганды своих националистических идей лидером экстремистского сообщества «Антифа-Rash» был создан Интернет-сайт, на котором размещалась информация, направленная на возбуждение ненависти либо вражды, а также унижения человеческого достоинства по признакам принадлежности к социальной группе в отношении членов различных неформальных молодежных объединений.

20 июня 2011 года СУ ГУ МВД России по Нижегородской области по материалам ЦПЭ ОРБ ГУ МВД России по ПФО, лидеру экстремистской группировки «Антифа-Rash» («красная анархия скинхедов»), предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.282.1 УК РФ «Организация экстремистского сообщества». Другим активным членам данной группировки вменяется участие в экстремистском сообществе (ч.2. ст.282.1 УК РФ).

Оному задержанному избрана мера пресечения в виде домашнего ареста, другому — подписка о невыезде.

В настоящее время два участника сообщества объявлены в федеральный розыск, проводятся мероприятия по установлению их местонахождения и задержанию.

Пресс-служба ГУ МВД России по ПФО

«Задержаны члены экстремистской группировки «Антифа-Rash», — гласит громкий заголовок, хотя я уверен, ЦПЭшникам прекрасно известно, что «Rash» — это не «красная анархия скинхедов», как написано в сообщении, а RASH — это аббревиатура, означающая Red & Anarchist Skinheads и представляющая собой международную сеть Красных и Анархистских Скинхедов, не более того.

Далее говорится о каких-то двух задержанных, один из которых находится под домашним арестом (ну это ещё понятно), а другому избрана подписка о невыезде. Что это за неизвестный второй задержанный никто из моих собеседников пояснить не мог, ведь на тот момент по делу официально проходит только Артём Быстров и два неустановленных беглеца.

Далее читателю предлагается поверить в то, что в анархистской группировке «существовала устойчивая иерархия, имелись соответствующий устав организации и членские билеты, осуществлялось финансирование деятельности, существовала строгая дисциплина и система мер воздействия на нарушителей». Т.е. по-сути шансов на регистрацию у них было больше чем у ПАРНАСа!

Следующая фраза вообще убийственная: «В целях пропаганды своих националистических идей лидером (я так понимаю, имеется в виду Альберт — прим. автора) экстремистского сообщества “Антифа-Rash” был создан Интернет-сайт (я так понимаю, имеется в виду streetmob.org — прим. автора), на котором размещалась информация, направленная на возбуждение ненависти либо вражды…».

Далее нам сообщают, что лидеру было предъявлено обвинение в организации группировки, а «другим активным членам» участие в экстремистском сообществе. И вот эту лабуду перепечатали (если судить по поиску Яндекса) многие нижегородские газеты, в то время как альтернативную информацию можно найти лишь на немногочисленных антифашистских сайтах в интернете.

Вместо послесловия. Репрессии продолжаются

Когда я прибыл в Нижний Новгород (середина июля) эта бумага уже существовала, но не была ещё опубликована и предъявлена фигурантам уголовного дела. Естественно, первое, что обращает на себя внимание — это дата (20 июня), объясняющая задним числом появление 21 июня вышеописанного странного информационного сообщения на сайте ГУ МВД. Хотя всем было очевидно, что если г-н Трифонов сказал А(нтифа РАШ), то непременно скажет и Б, и задуманный однажды сюжет получит своё продолжение, но при этом меня не покидает такое же ощущение тошноты, каковое я недавно испытал от признания Путина в том, что они с Медведевым уже давно обо всём договорились.

Постановление о возбуждении уголовного дела, датированное 20 июня 2011

Постановление о возбуждении уголовного дела, датированное 20 июня 2011

25 июля (буквально через несколько дней после моего отъезда) антифашист Павел (обозначенный в постановлении под буквой К) был вызван на допрос в качестве свидетеля по делу об избиении Редькина в баре «Стопка-Play», где ему сообщили о возбуждении против него и ещё троих человек (Артём Быстров, Олег Гембарук и предполагаемый «лидер» Альберт Гайнутдинов, находящийся в бегах) по ст.282.1 ч.2 (участие в экстремистском сообществе), после чего с Павла была взята подписка о невыезде.

Т.е. получается, что антифашисты только через месяц (!) смогли ознакомиться с постановлением о возбуждении против них уголовного дела, несмотря на то, что в информационном сообщении на сайте ГУ МВД говорится о том, что обвинения, как и полагается, были предъявлены 20 июня[1].

Если же вкратце прокомментировать само постановление, то необходимо отметить следующие вещи:

  1. Фабула обвинения красочно описывает сложную структуру экстремистской организации с эмблемой, уставом, порядком и стилем руководства, правилами приёма новых членов, системой поощрения и наказания и даже членскими билетами, и все эти навороты были необходимы для группы из четырёх человек (!), или же был ещё пятый, который проверял у остальных членские билеты при входе на «собрания»?
  2. В тексте упоминается о пропаганде некоей идеологии «Антифа РАШ» с помощью сайта «Street-mob.org» (написано с ошибкой, правильный адрес: streetmob.org), я надеюсь, что А.В. Трифонов понимает, что на суде придётся доказывать существование такой идеологии, основываясь при этом на материалах вышеуказанного сайта, хотя меня радует уже то, что ЦПЭшники не повторяют откровенно бредовые формулировки о националистических идеях антифашистов, которые содержались в сообщении на сайте ГУ МВД от 21 июня.
  3. В деле появляется новый националист-терпила — Калинин О.И. («Олег Ой-Ой»), про заявление об избиении которого до определённого времени тоже ничего известно не было, причём, как и в случае с Алексиным (где конечная фабула противоречит изначально предъявляемым обвинениям) в качестве оружия фигурируют стеклянные бутылки из-под пива; может это потому что в центре «Э» питают особую слабость к стеклянной таре, не приемля новомодные алюминиевые банки?

На следующий день, 26 июля, видимо для того, чтобы подкрепить обвинения фактическими материалами, сотрудники центра «Э» вместе с ОМОНом произвели обыски на квартирах у двух антифашистов, в ходе которых изъяли компьютеры и литературу, а самих активистов отвезли в здание РУВД, где они находились в течение пяти часов, закованные в наручники.

10 августа подозреваемые по делу «Антифа-РАШ» были ознакомлены с результатами экспертизы, в ходе которой, как и ожидалось, на одном из компьютеров был обнаружен файл «Устав Антифа-РАШ». Впрочем, содержимое этого устава до сих пор остаётся загадкой.

26 августа, как уже было сказано выше, пять человек в штатском на квартире арестовали Олега Гембарука, и теперь для полноты картины сотрудникам центра «Э» осталось поймать только «лидера» Альберта, чтобы на коленке сшитое лоскутное одеяло этого дела не развалилось до суда. Однако сделать это будет не так-то просто, учитывая то, что Альберт (как мне говорили антифашисты) уже давно находится за пределами России. Что, впрочем, нисколько не мешает ему поддерживать работу сайта streetmob.org и писать материалы, в том числе и по делу Артёма Быстрова. Вот, например, цитата из заметки об аресте О. Гембарука:

«Вопрос: 26 число — отчётный день у нижегородского Центра по противодействию экстремизму? Вспомним события последних месяцев:

— 26 апреля 2011 — массовые аресты и обыски в домах анархистов и антифашистов, подброс сфальсифицированных улик (удостоверений участников “Антифа-РАШ”);
— 26 июля 2011 — ОМОН и сотрудники Центра “Э” вторглись к двум активистам, изъяли имущество (компьютер, литературу и т.д.) и увезли в РУВД, где их удерживали 5 часов закованными в наручники;
— 26 августа 2011 — арест Олега Гембарука по делу об ”Антифа-РАШ”.

А ещё раньше, 26 апреля 1933 года, была создана тайная полиция Третьего рейха — гестапо. Не в этом ли дело? Мы разгадали ваш ребус, товарищ Трифонов?»

В сентябре должно завершиться предварительное следствие по этому делу, после чего материалы передадут в суд. Адвокат Артёма Быстрова Дмитрий Плаксин в разговоре со мной выражал абсолютную уверенность в том, что развалить на суде обвинение в создании экстремистской группировки не составит особого труда. А вот переквалифицировать «хулиганство» на менее тяжкую статью вряд ли удастся так же просто, как это получилось в прошлый раз. Так или иначе, нас в ближайшем будущем ожидает суд над ещё одним политическим заключённым в России, главная вина которого заключается в том, что он оказался крепким и принципиальным человеком, который, в отличие от «социально близких» националистов, отказался идти на сотрудничество с политической полицией XXI века.

Алексей Никитин

Последние материалы по теме:

  • Новые упражнения нижегородской полиции в шитье дел белыми нитками // «Автономное Действие»
  • Нижний Новгород: полицейские репрессии против антифашистов не прекращаются // Антифа.Ру
  • Клевета как орудие борьбы с «экстремизмом» // «Sensus Novus»

Как и ожидалось, репрессии приняли затяжной характер. Средств на адвокатов не хватает. Просьба ко всем желающим оказать материальную помощь, перечислив деньги в солидарный фонд группы АЧК-Нижний Новгород.

Вы можете перечислить деньги на кошелёк в системе Яндекс.Деньги: 41001976559668

О способах перечисления читайте на странице Яндекс.Денег.

Наиболее простой способ — пополнить счет через терминалы самообслуживания, расположенные в общедоступных местах, магазинах и торговых центрах. При осуществлении платежа комиссия будет составлять от 5% до 10% от суммы в зависимости от терминала.

Наиболее эффективный способ — пополнить счет наличными через офисы продаж партнеров Яндекс.Денег. Например, через кассы во всех салонах компании «Евросеть». При осуществлении платежа через «Евросеть» комиссия не взимается, а это значит, что ребята получат вашу материальную поддержку в полном объеме. В остальных офисах продаж размер комиссии минимален.

Вы можете перевести деньги на счет АЧК-Нижний Новгород в «Альфа-банке»:

№ счета получателя зависит от валюты:

  1. 40817810808350017770 (российские рубли)
  2. 40817840408350001059 (доллары)
  3. 40817978408350001060 (евро)

Внимание! Новые контакты: achknn@gmail.com, +7 910 874 0594

Комментарии

Замечания!

Вообще никто не был замотан в майку при опознании.

Голосов пока нет

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Владимир Платоненко

В интернете появились сообщения о том, что восстание «желтых жилетов» – дело рук ФСБ. появилась даже фотка с двумя какими-то хмырями в желтых жилетах с... ДНРовским флагом в руках. Демонстративно позирующим на фоне Парижа. В то, что само восстание – следствие заговора, я...

1 неделя назад
желтые жилеты
Michael Shraibman

У меня было желание написать о событиях во Франции. Но за это время появилось интервью с Ксенией Ермошиной, непосредственной свидетельницей протестов. Она куда лучше информирована об этих событиях, чем любой из граждан РФ. Все это еще и происходит на фоне обмена любезностями между державами:...

1 неделя назад

Свободные новости